РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 20.11.2017г., понедельник
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< ноябрь 2017 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
ПОИСК
Рассылки
СПК ЦБП и ДО


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
Комментарии

1 июня 2016 г.

Председатель правления холдинга Segezha Group Сергей Помелов: «Мы создаём компанию-лидер»

Версия для печати

Москва. 1 июня 2016 г. /Бумпром.ру/.   Министерством промышленности и торговли Российской Федерации подготовлен план мероприятий по развитию лесопромышленного комплекса России, ключевым элементом которого станет разработка Стратегии развития отрасли на период до 2030 года. О важности данного документа для российских лесопромышленников, о расширении географии контрактации и рынков сбыта, роли малого и среднего бизнеса для лесной отрасли, о «системных» сбоях в регионах присутствия и перспективах развития мы беседуем с президентом и председателем правления холдинга Segezha Group (входит в АФК «Система») Сергеем Помеловым.

Справка
Segezha Group — российский лесопромышленный холдинг с самой крупной вертикально интегрированной структурой и полным циклом лесозаготовки и глубокой переработки древесины. В составе холдинга — российские и европейские предприятия лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности, а также предприятия по производству бумажной упаковки. Активы Segezha Group расположены в 13 странах. В Группу входят около 50 компаний. Сегодня Segezha Group представлена в двух перспективных лесопромышленных кластерах России и в шести регионах РФ.

– Сергей Анатольевич, почему в период экономического кризиса ваша компания делает ставку на освоение зарубежных рынков, или этот тренд инерционно заложен в стратегию компании?


– Интерес Segezha Group к зарубежным рынкам и активам оправдан. Очевидно, что внутренний рынок России предприятиями лесоперерабатывающей отрасли в значительной мере освоен, и объем потребления у нас очень умеренный. В этой связи в условиях жесткой конкуренции мы нацелены на рост внешнего портфеля заказов. Сегодня продукция компании Segezha Group представлена на пяти континентах, точнее, в 87 странах мира. В большинстве из них по своим продуктам мы входим в тройку лидеров, продолжая активно наращивать долю присутствия. Экономическая целесообразность диктует свои правила. Мы снижаем долю на менее маржинальных рынках и ведем наступательную политику продаж на рынках с более высокой доходностью для компании. Основным нашим преимуществом остается качество.

– Не могу не коснуться вопроса санкций. Учитывая, что вы все же в большей степени ориентированы на внешние рынки и работаете с европейскими компаниями, это стало болезненным моментом?

– Действительно, в первый момент, я имею в виду переломный 2014 год, была некая напряженность. В зоне риска, учитывая наши инвестиционные программы, оказалось фондирование. Однако с учетом того, что пик объема наших инвестиций был рассчитан на 2016–2017 годы, это было единственной зоной рисков, которую мы благополучно миновали. Сегодня ни в фондировании, ни во взаимодействии с нашими международными партнерами никаких рисков мы не наблюдаем. Отрадно, что и в нашей инвестиционной программе никаких изменений не произошло – ни по срокам, ни по объемам, ни по смене партнеров. Санкции нас миновали – мы стабильны.

– У компании Segezha Group достаточно обширная география экспорта, и здесь вы вновь работаете на опережение, без строго ориентированных западных или восточно-азиатских векторов. Как компания выстраивает географию экспортной стратегии?

– Никаких секретов. Стратегия продаж, разработанная нашим менеджментом совместно с компанией BCG, определила актуальные тренды. Перед тем как начать реализацию инвестиционной программы, мы проанализировали все рынки по нашим основным продуктам, определили их ёмкость. Так как инвестиции напрямую связаны с увеличением объемов производства, мы провели анализ конкурентного поля. По итогам этой работы определили объемы рынка, стала понятна география востребованности нашей продукции, установлены растущие и стагнирующие рынки. Далее мы разбили рынки по маржинальности продаж и определили самые маржинальные по нашим продуктам. Соответственно, в рамках единой стратегии продаж Segezha Group объемы на низко маржинальных рынках снижаются, а на высоко маржинальных увеличиваются.

– Segezha Group выходит с частичной локализацией производства в другие страны или вся производственная база располагается только в России?

– Основное производство, безусловно, расположено в России. И это напрямую связано с нашими сырьевыми ресурсами. В то же время производство такого конечного продукта, как бумажная упаковка, у нас находится не только на территории России, но и в Европе. В настоящее время мы рассматриваем ряд сделок в Египте, Мексике, активно смотрим в сторону Китая в части развития бизнеса по производству бумажной упаковки.

Справка
Экспорт продукции Segezha Group на мировые рынки не исчерпывается бумагой и бумажной упаковкой. В 2015 году была значительно расширена география продаж пиломатериалов с 11 до 14 стран. Наиболее растущими рынками являются Египет, Великобритания, Франция, Эстония. Начаты поставки фанеры и плит в Албанию, Вьетнам, Грецию, Израиль, Кипр, Кабо-Верде, Люксембург, Мексику, Норвегию, Румынию, ЮАР, Новую Зеландию, Колумбию, ОАЭ. На сегодняшний день поставки фанеры осуществляются в 46 стран, показатель 2014 года – 37 стран. Приоритетными рынками развития для Группы признаны традиционный европейский рынок, рынки стран MENA, Китая, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

– Segezha Group – это капиталоемкое производство. На своих предприятиях вы делаете ставку на трансферт новейших технологий? Или российские разработки тоже присутствуют?


– К сожалению, в целлюлозно-бумажной и в лесной промышленности российских технологий практически нет. В этой связи для нас актуальны технологии мировых лидеров отрасли, – стран с высокоразвитым машиностроением. Традиционно в этом сегменте представлены ведущие европейские компании, прежде всего Германии, Австрии, Финляндии. Мы активно работаем с компаниями, в которых четко отлажена система менеджмента качества и партнерского взаимодействия. Пока, к сожалению, преждевременно говорить о замещении этих технологий российскими аналогами.

– Для развития экспорта в стране создаются новые институты, к примеру Российский экспортный центр, успешно зарекомендовавший себя среди российских экспортеров, – ЭКСАР. Segezha Group использует эти институты при выходе на зарубежные рынки или у вас самостоятельная политика продвижения? Какие структуры, в Вашем понимании, эффективны для развития?

– Segezha Group – глобальная компания, которая действует в контуре управления акционера – АФК «Система» и располагает огромным собственным опытом, а также внушительным экспертным сообществом АФК на зарубежных рынках. Продукцию Segezha Group реализует по двум каналам – прямые продажи конечным потребителям и через трейдеров, наших надежных партнеров с многолетней историей отношений. Если говорить в целом о программах поддержки развития промышленности в лесном секторе, то, с моей точки зрения, самые эффективные и работающие программы – это программы Минпромторга РФ. Они доказали свою эффективность. В первую очередь это субсидирование ставок по кредитам и возможность фондирования программ развития из Фонда развития промышленности. С уверенностью могу сказать, что это совершенно прозрачная, работающая система, и тут министерству и руководству ведомства надо отдать должное. Им на деле удалось создать работающие инструменты поддержки промышленности. В нашем понимании говорить о каких-то иных действенных инструментах поддержки рано.

– Если посмотреть в ретроспективе и заглянуть на 10 лет назад, то государство потратило сотни миллиардов рублей на развитие лесной отрасли, но, к сожалению, большинство проектов оказались малоэффективны. Как следствие – потерянные деньги. Как изменить ситуацию?

– Причина одна – отсутствие сбалансированной стратегии развития лесопромышленной отрасли. Министерством промышленности и торговли Российской Федерации сейчас подготовлен план мероприятий по развитию лесопромышленного комплекса России, ключевым элементом которого станет разработка Стратегии развития на период до 2030 года. Мы очень рассчитываем на выход этого основополагающего для отрасли документа.

Стратегию развития лесопромышленной отрасли безрезультатно пытались написать с 2013 года, но только сегодня наконец-то началась настоящая работа. Когда будет стратегия, государство сможет поддерживать именно те проекты, которые будут экономически целесообразны. На деле сегодня, как вы правильно заметили, государство потратило большие деньги и, если говорить языком бизнеса, должной отдачи на капитал не получило. Это огромная потеря денег и времени для развития. Страдают банковский сектор, федеральный и региональные бюджеты, качество жизни населения.

– Минпромторг ставит одной из важнейших задач развитие региональной сети индустриальных парков и промышленных технопарков. По данным министерства, они включают в себя свыше 2800 российских и зарубежных компаний-резидентов и 110 тыс. рабочих мест. Сегодня предусмотрены два механизма поддержки – как напрямую управляющим компаниям, так и через возмещение затрат субъектов Федерации на развитие промышленной инфраструктуры. Насколько, на Ваш взгляд, эффективен этот механизм?

– Говоря об индустриальных парках или технопарках, в идеале стратегия такова: сначала региональные власти должны найти якорных резидентов, а потом под них инвестировать государственные деньги на строительство. На деле же ситуация складывается следующим образом: региональные власти сначала инвестируют в индустриальные или технопарки, а потом ищут тех, кто придет на эту площадку. Потом, к примеру, оказывается, что на площадке очень дорогое строительство из-за проблем с грунтами и необходимо дополнительно инвестировать в нулевой цикл. Или где-то сделали энергетику, но нет дорожной инфраструктуры. К слову, в тех регионах, в которых мы работаем, у Segezha Group пока нет производственных активов на территории технопарков. Понятно, что у государства благие цели – оказать поддержку развитию бизнеса, но реализация страдает, и это, к сожалению, факт, в России небольшое количество примеров успешного развития таких площадок.

– Развитие субъектов малого и среднего предпринимательства является одной из приоритетных задач государственной политики, в том числе и расширение доступа к закупкам крупнейших компаний. Как ваша компания встраивается в этот тренд?

– Мы готовы вовлекать малый бизнес, но на этом направлении развития бизнеса в России складывается непростая ситуация. Надо учитывать, что региональные власти задают отдельную линию развития для крупных компаний и отдельную для малого и среднего бизнеса. На деле пока все зависит от политической воли на местах. Такая «разведенная» стратегия очень многому мешает. К примеру, у нашей компании в конкретном регионе реализуется крупная инвестпрограмма, но под эту программу нам нужно не только сырье и трудовые ресурсы региона, но и содействие исполнительной власти. С этим не всегда получается. Приходя с серьезным проектом в конкретный регион, мы, по сути, попадаем в зависимость от этого региона в части распределения лесосырьевой базы.

В то же время есть положительные примеры. В частности, наша компания эффективно сотрудничает с Республикой Карелия. У нас здесь находится 41% бизнеса, в результате Segezha Group один из самых крупных налогоплательщиков в республике. С региональной властью у нас выстроены отношения. В ближайшие три года в развитие города Сегежа и Карелии компания инвестирует 21 млрд рублей. Эти средства обеспечат региону новые точки роста, стимулируют развитие социальной сферы и повышение потребительского спроса, создадут новые рабочие места и в итоге приведут к повышению качества жизни людей. Если не будет такого инвестиционного локомотива, то и мелкий бизнес не сможет развиваться.

Но если говорить, к примеру, о Кировской области, то здесь другая ситуация. Планируем инвестировать в региональные проекты порядка 6,5 млрд рублей, но до сих пор не получили понимания по лесному фонду, в то же время лесной фонд распределяется мелкому бизнесу с непонятным экономическим эффектом для региона. К сожалению, в Кировской области лес не получен не только под новую инвестиционную программу. Прошлый проект компании, который мы закончили в 2010 году, до сих пор не обеспечен лесфондом в полном объеме.

К слову, от Вологодской области мы также до сих пор не получили лес. И это несмотря на то, что в этих регионах наши предприятия являются градообразующими. Мы работаем здесь долгое время, несем большую социальную нагрузку в виде обеспечения населения теплом, зарекомендовали себя как надежный партнер и налогоплательщик. Риски окупаемости инвестиций и возврата средств акционеру не позволяют нам начать реализацию новых проектов, пока не договоримся с регионами. Это если говорить о проблемах.

– Есть выход?

– На мой взгляд, для нормального развития регионов, промышленных отраслей необходимо малый и средний бизнес развивать вокруг крупного. Зачем мы ищем окольные пути, когда по этому алгоритму идут многие растущие страны, а европейцы это уже с успехом прошли. Надо признать, что малый и средний бизнес – это аутсорсеры крупных компаний, если говорить о развитии промышленности. А мы почему-то выстраиваем развитие отдельных направлений без четкой стратегии развития регионов в целом. Эти разногласия четко прослеживаются даже в ходе рабочих и экспертных совещаний в федеральных министерствах. Я убежден, что в России необходимо поменять подход к развитию малого и среднего бизнеса. Повторюсь, на уровне регионов малый бизнес важно развивать вокруг крупных, якорных для субъекта Федерации инвесторов. Тогда это будет работать. Для малых предприятий это основа, – по сути, защита от кризиса и банкротств. А флагманские, крупные отраслевые компании вполне способны и заинтересованы поддержать своих менее значительных партнеров в сложный период. И для государства это более прозрачная и управляемая модель.

Что касается происходящего в сегменте распределения лесов, то можно посмотреть на вопрос шире. Любой крупный лесопромышленный холдинг, который ставит перед собой серьезные цели и задачи, приходит в регион заинтересованности с готовым, обоснованным планом развития. Состоится проект или нет – зависит исключительно от позиции субъекта Федерации, от того, как он планирует распоряжаться лесным фондом. Я полагаю, это не совсем верно, так как стратегические вопросы подменяются локальными, подход к развитию лесной промышленности ограничивается региональным уровнем. А развитие целлюлозно-бумажной промышленности необходимо рассматривать как минимум на уровне федеральных округов. Следует учитывать, что крупный бизнес, вектор его развития влияет на сырьевые и логистические потоки далеко за пределами отдельно взятой области и соответственно отражается на работе и экономике действующих на местах производств. Именно это должна учитывать стратегия развития лесопромышленной отрасли России. Должно быть четкое понимание, как развивать отрасль, какие сегменты развивать, каким должно быть территориальное планирование и т. д. В общем, нужна стратегия развития лесной промышленности.

Справка
Segezha Group является крупнейшим лесопользователем в европейской части России, общая площадь арендованного лесфонда составляет порядка 6,8 млн га, в т. ч. сертифицировано — 6,5 млн га (96%). Доля лесных угодий в Карелии — 18% (и 20% от общей площади лесфонда региона), в Вологодской области — 5% (и 5% от общей площади лесфонда региона), Архангельской области — 6% (и 7% от общей площади лесфонда региона), Кировской области — 3% (и 3% от общей площади лесфонда региона). Площадь лесовосстановительных работ составляет 15 908 га.

– Продолжая тему развития регионов, Segezha Group претендует на участие своих производств в первых российских лесопромышленных кластерах – в Вологодской области и в Карелии. Какие еще площадки интересуют компанию?


– Если говорить о стратегии развития Segezha Group, то у нас есть четкий план работы до 2020 года. На момент приобретения активов мы присутствовали в четырех регионах, сегодня на территории Российской Федерации их шесть. У нас т. н. стратегия ограниченного роста – увеличения мощности и повышения эффективности действующих производств. У нашей компании огромная инвестпрограмма, и в ближайшие пять лет мы намерены развиваться исключительно в регионах, в которых работаем сегодня.

Справка
По сравнению с итогами 2014 года выручка Группы за 2015 год увеличилась на 32%, на 28% увеличен общий объем собственной лесозаготовки – сегодня он составляет свыше 2,7 млн кубометров. На 6% увеличилось и достигло 280 тыс. тонн производство бумаги, на 3% – пиломатериалов. Взят рубеж в 500 тыс. кубометров. Выросло не только производство, но и продажи: на 20%увеличены продажи бумаги, на 33% – пиломатериалов. Segezha Group увеличила производство домокомплектов (на 15%) и продажи домокомплектов (на 9%). В этом сегменте компания – лидер на российском рынке.

– Почему вы пришли с производством в Ростовскую область? Как был сделан выбор? Там нет сырьевой базы. Это рентабельно?


– Почему именно Ростов? С точки зрения бизнес-стратегии развития бизнеса бумажной упаковки важна скорость реакции на заявку клиента. Кроме того, наш бизнес очень чувствителен по эффективности к расстоянию логистики. Либо мы везем готовый мешок из г. Сегежа на юг России, либо мы везем бумагу для изготовления мешка на месте. Логика проста. Новое предприятие позволит нам гарантированно обеспечить качественной бумажной упаковкой весь Южный федеральный округ.

– Используя новейшие передовые технологии здесь, в России, на своих производствах вы создаете дополнительные рабочие места. Как готовятся кадры для Segezha Group?

– Для нас это один из приоритетов. Подготовка и наличие высокопрофессиональных кадров для отрасли – одно из слабых мест. В этой связи в регионах нашего присутствия нашей компанией совместно с образовательными учреждениями был запущен ряд пилотных проектов, нацеленных на создание и развитие квалифицированного кадрового резерва. Segezha Group много инвестирует в образовательные программы и в развитие персонала. Обучение персонала – это всегда повышение эффективности компании, ни один механизм не даст должной отдачи без специалистов. Наша компания ориентирована на лучший отечественный и зарубежный опыт профессионального образования, на лучшие образовательные практики. Люди – это залог успеха нашей компании.

Подготовила Ната Марк

ТПП-Информ

 

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100