РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 29.06.2017г., четверг
НОВОЕ НА САЙТЕ
АНОНС МЕРОПРИЯТИЙ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< июнь 2017 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
ПОИСК
Рассылки
СПК ЦБП и ДО


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
Интервью

21 сентября 2015 г.

Андрей Фомичев, челнинский КБК: «Комбинат останется народным предприятием»

Версия для печати

 Набрав 94% голосов сотрудников картонно-бумажного комбината, Андрей Фомичев занялся пятилетней стратегией развития единственного в Татарстане народного предприятия. Если сегодня КБК уже работает с американцами в «Алабуге», то в будущем рассчитывает поставлять упаковку и на турецкий Hayat, китайский Haiеr, а после очередного этапа модернизации — и непосредственно за рубеж. В интервью «БИЗНЕС Online» Фомичев рассказал, насколько инвестиции последних лет прирастили объем производства и как благотворно влияет на самочувствие компании кризис.

«МЫ ДОЛЖНЫ СОХРАНИТЬ СТАТУС НАРОДНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ...»

 Андрей Геннадьевич, на выборах генерального директора КБК вы набрали почти 94 процента голосов. Для вас столь безоговорочные итоги были ожидаемы?

— Да, я ожидал подобного результата. Была уверенность в своей победе. Я ведь работаю на комбинате с 1986 года, занимался пуском производства под руководством Сергея Павловича Титова (первый гендиректор КБК — прим. ред.). Мне было тогда 26 лет. Прошел ступени, начиная от механика картонной фабрики, начальника ремонтно-механического цеха до директора фабрики по производству гофротары. Затем работал заместителем генерального директора по развитию предприятия. В коллективе меня знают, я знаю семьи наших работников, многих детей сегодня уже вижу на комбинате — они работают вместе с родителями. Поэтому и была уверенность в том, что коллектив доверится моему опыту.

— Теперь, когда вы стали первым лицом предприятия, почувствовали ответственность, вы так же уверены в своих силах?

— Шапка Мономаха, конечно, всегда тяжела, потому что нужно принимать решения и отвечать за них, как за удачные, так и за неудачные. Но уже в последние годы работы при Сергее Павловиче, будучи его заместителем, я решал многие вопросы, которые входят в компетенцию генерального директора. И с Владимиром Ивановичем я работал над развитием предприятия — тоже ответственность большая. Это ведь серьезные валютные контракты, одна модернизация 2014 года чего стоит по сумме инвестиций (порядка 1,5 млрд. рублей — прим. ред.). Поэтому справимся, а если что — коллектив поправит. У нас ведь коллективное предприятие, наблюдательный совет — все работает как должно, и мы ничего не собираемся менять в этом отношении.

Комбинат как был народным предприятием, так и останется. Мы должны этот статус не просто сохранить, но и показывать своим примером, что число народных предприятий должно расти. Мы работаем в этом статусе уже 17 лет — сколько кризисов за это время прошло? 1998, 2008 годы, нынешний... Кому-то приходилось начинать все сначала, а мы держались, и не просто работали, а успешно. Потому что все заработанные деньги остаются в коллективе, мы не работаем на дядю. На предприятии, где каждый работник не наемник, а акционер, он напрямую заинтересован в результатах. У нас красной линией проходит идея о том, что индивидуальный успех достигается через успех предприятия.

 Какими стали ваши первые шаги в качестве гендиректора?

— Первым делом я должен поблагодарить за доверие коллектив и убедить как наших работников, так и жителей города, республики, что комбинат будет развиваться и впредь. Все-таки наша работа важна для города, да и для страны, мы ведь являемся одним из ведущих предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Конечно, мы больше занимаемся переработкой, но тем не менее выпускаем хороший продукт, нужный людям.

«ХОРОШО РАБОТАЕМ С КАМАЗОМ, НАДЕЮСЬ, БУДЕМ РАЗВИВАТЬ ОТНОШЕНИЯ И С FORD-SOLLERS...»

— Ожидаются ли в коллективе в ближайшее время кадровые изменения, не считая отставки Владимира Зубкова?

— Это неизбежно, но только не надо говорить, мол, новая метла метет по-новому: команда управленцев сформирована, все топ-менеджеры — воспитанники Сергея Павловича, в 1980-е годы они пришли на комбинат молодыми специалистами. Да и основной костяк специалистов также из тех времен. Молодежь, разумеется, тоже приходит после окончания специализированных институтов в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Перми.

— На комбинате сейчас есть вакансии?

— Нет. Люди, конечно, выходят на пенсию, кто-то уезжает. С кем-то приходится расставаться по субъективным факторам — за нарушение трудовой дисциплины, в частности. Бывает. Поэтому иногда мы принимаем работников. Если это специализированная деятельность, то обращаем внимание на образование. Для обслуживающего персонала свой алгоритм отбора. Но в основном мы ориентируемся на детей наших работников. Семейная династия — это очень хорошо для народного предприятия, это преемственность. У нас есть семьи, в которых на комбинате работают не только родители и дети, но и внуки. То есть уже третье поколение!

— Если говорить о стратегическом видении, куда идет комбинат дальше?

— Стратегия не меняется — мы будем продолжать модернизацию. На прошлой неделе я озвучил перед нашими управленцами свое субъективное видение перспектив на ближайшие 5 лет. Уже в 20-х числах сентября мы традиционно соберем технический совет, обсудим программу действий на ближайшие годы. У нас всегда есть программа на пятилетку, и мы в целом ее успешно выполняем.

— Каковы основные позиции пятилетней программы?

— Задачи такие: повысить эффективность действующего производства, потому что у нас еще остаются технологии 1980-х годов и необходимо снизить расход сырья и энергоресурсов. Нужно усилить позиции по новым товарным продуктам — по ролевой продукции в первую очередь. Это, условно говоря, сырье для наших конкурентов — рулоны картона и бумаги на основе макулатуры. Если увидим, что и новая двухслойная бумага пользуется большим спросом, определенные шаги предпримем и в этом направлении.

Новые виды товарной продукции, которые появились на рынке благодаря модернизации картоноделательной машины и бумажной фабрики, сегодня получили хорошую оценку по качеству и востребованы. Теперь хотим расширить ассортимент потребительской упаковки, потому что рынок требует новые виды коробок, простых картонных кубиков уже недостаточно. Мы понимаем, что сегодня в Набережных Челнах есть автомобильный кластер — КАМАЗ, Ford-Sollers, рядом ОЭЗ «Алабуга», где выпускаются товары народного потребления. Например, «Интерскол» — под инструменты нужна упаковка, в данном случае специальная, и мы хотим усилить эту позицию. Сегодня плотно работаем с КАМАЗом по поставке упаковок для запчастей. Надеюсь, будем развивать отношения и с Ford-Sollers. Далее, турецкие компании построили в «Алабуге» заводы по производству стекла, МДФ-плит, американцы запустили завод подвесных потолков Armstrong, у них тоже есть потребность в упаковке.

«ВОЗМОЖНО, И МЫ ВЫЙДЕМ СО ВРЕМЕНЕМ НА БОЛЕЕ ВЫСОКУЮ ЦЕНОВУЮ НИШУ...»

 С какими-то из перечисленных компаний уже есть договоренности?

— С «Интерсколом» мы уже работаем, с Armstrong тоже. Хотим сотрудничать и с группой Hayat — для упаковки МДФ им нужны гофролисты. Думаю, мы найдем общий язык. Кроме того, к нам приезжали представители китайской компании Haiеr, они рассматривают нас в качестве потенциального поставщика упаковки для бытовой техники. Иностранцы работают именно так: с Armstrong, например, в первый раз мы встречались три года назад, все вопросы своего проекта они обсуждали заранее.

— Производство продукции из целлюлозы, от которого вы отказались с приходом Hayat, из-за чего между вашими компаниями возникла легкая конфронтация — оно возможно в перспективе?

— Нет, мы все-таки больше ориентированы на переработку макулатуры, и пересекаться не будем. Целлюлоза, с которой работает Hayat — это другой уровень качества туалетной бумаги, но, соответственно, и менее демократичная ценовая политика. А мы всегда были ориентированы на слои населения с уровнем дохода, приближенным к среднему. Уровень жизни россиян постепенно растет, есть тренд, но, на мой взгляд, все прекрасно будет еще очень не скоро. Мы же работаем в четких пропорциях цена-качество, как корейские автомобили. Возможно, и мы выйдем со временем на более высокую ценовую нишу — начали же, к примеру, производить двухслойную туалетную бумагу. Это серьезная заявка, мы получаем хорошие отклики из различных регионов страны, и это становится интересным, перспективным.

— Владимир Бестолков, бывало, жаловался на проблемы с федеральными торговыми сетями, говорил, что с ними сложно работать. Будете ли вы усиливать это направление?

— Жалобы по поводу проблем захода в ритейл исходят не только от нашего предприятия. Думаю, рано или поздно и федеральные органы обратят на это внимание — я знаю, что и на уровне правительства периодически рассматриваются вопросы о «демонополизации» федерального ритейла. Сейчас же мы стабильно работаем со своими дилерами, у нас кое-что получается. Кроме того, в региональном ритейле мы присутствуем: например, во «Впроке», в «Эссене», «Челны-Хлебе». Сложно с федералами — там и комиссионные, и отсрочка платежа на 90 дней — это какую же надо иметь оборотку, чтобы получать деньги за поставку только через три месяца?! Это четырехкратный запас средств нужно иметь.

 

«СЕГОДНЯ МОЩНОСТИ ОТРАСЛИ ПРОЦЕНТОВ НА 25 ПРЕВЫШАЮТ СПРОС...»

— Насколько высока сегодня конкуренция на вашем рынке, и как он будет меняться в ближайшие 2-3 года?

— Еще лет 10 назад мы чувствовали себя на этом рынке комфортно. Со времен Советского Союза благодаря руководителю Госснаба Георгию Орлову работала программа планового развития и строительства предприятий вроде нашего в Кишиневе, Киеве, Уссурийске, в других точках СССР. Ведущими предприятиями целлюлозно-бумажной промышленности были Архангельский ЦБК, Пермский, Братский, Котласский, Сенежский, Кзыл-Ордынский, Астраханский.. . Мы все спокойно делили рынок. В Казахстане и Астрахани сейчас таких комбинатов уже нет, зато в последние годы было построено очень много перерабатывающих предприятий — как с российским капиталом, так и с иностранным. На сегодня производственные мощности отрасли процентов на 25 превышают спрос. Компании запускают современные машины, плюс существует множество предприятий малого бизнеса. Это рынок.

Конкуренция заставила нас технологически развиваться еще с 1989 года, когда пошли первые инвестиции. Благо Сергей Павлович тогда дал понять, что только постоянное развитие делает производство эффективным, позволяет снизить затраты по сырью и энергоносителям, выпускать конкурентную продукцию. Сегодня мы имеем такие технологии, которые позволяют реагировать на любое желание клиента. Было у нас два товарных продукта — гофротара и туалетная бумага, а сегодня их четыре — добавились потребительская упаковка и ролевая продукция.

— Будет ли излишек мощностей по отрасли в России прирастать и дальше? И как вам удается обеспечивать спрос на свои новые технологии в такой ситуации?

— Думаю, мощности наращиваться уже не будут — сегодня маржа в нашем бизнесе постепенно снижается, вкладываться в целлюлозно-бумажную промышленность стало не так выгодно. А мы оперативно отвечаем на спрос благодаря четко налаженной работе дилерской сети. Перетягиваем одеяло. Сегодня растут объемы в пищевой промышленности, мы это чувствуем по заказам — как местным, так и из других регионов страны. Заказов достаточно, но успеваем отрабатывать.

До Георгия Орлова в России для производителей упаковки основным сырьем была целлюлоза, получаемая из древесины. А благодаря Георгию Михайловичу стали перерабатывать макулатуру, снизили экологическую нагрузку на леса. Поэтому сегодня на рынке выстоят, конечно, вертикально интегрированные компании, которые имеют производство основного сырья. Их позиции прочнее, чем у предприятий, занятых только переработкой. Компании, у которых есть современные технологии с эффективным потреблением ресурсов, где можно повышать производительность, где имеется хороший кадровый задел, профессиональное обучение — такие и выживают.

— По вашим прогнозам, с какими показателями комбинату удастся завершить год?

— Мы ожидаем прироста выручки примерно до 20% за счет прошлогодней модернизации. Нам удалось увеличить мощность картоноделательной машины на 20%, бумагоделательной машины — на 10%. Это не просто увеличение мощностей, все это востребовано. Мы решили давнюю проблему по обеспечению основным сырьем внутреннего потребления для гофропроизводства. Раньше были вынуждены до 40% сырья закупать, а сегодня полностью себя обеспечиваем. Думаю, в какой-то степени помогли и санкции — может быть, это великое предвидение нашего президента? Хотя сначала нужно было развивать отечественное производство.

С другой стороны, времени-то еще мало прошло, всего год. Многое делается — открываются новые заводы, жаль только, что это в основном частные деньги. Но повторюсь: пищевка однозначно пошла в рост, а у нас для пищевиков очень большой ассортимент. Уровень жизни россиян сейчас несколько упал, а наша продукция ориентирована на людей со средним достатком. Мы ведь цены поднимаем не потому, что хотим на этом заработать, а потому что в стране в принципе проблема с ценообразованием. Мы закупаем некоторые импортные материалы, запчасти. Для бизнеса важно, чтобы валютный курс шел по прямой. Но когда эта прямая превращается в кардиограмму, голова идет кругом. Тем не менее, мы ждем хороших результатов по году.

— Говоря о развитии продуктовой линейки, каким новым товаром порадуете в первую очередь?

— Это ролевая продукция. Мы уже начали выпуск картона для производства гиспокартона, первая партия отгружена, пока все идет нормально.

«ЕСЛИ ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ, КАК ЗАДУМАЛИ, У НАС ПОЯВИТСЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫЙТИ НА ЭКСПОРТ...»

— Какой из трех пережитых кризисов самый жесткий?

— Да мы не один из них не почувствовали. И сейчас чувствуем только, что спрос у нас растет. Сырье, конечно, подорожало, а оно составляет 70% в себестоимости продукции. Но в конечном итоге это отражается не столько на рентабельности, сколько на потребительских ценах — мы вынуждены их поднимать. В нашу продукцию упаковываются многие товары народного потребления, и эта упаковка становится дороже. Логистика и энергетика тоже подорожала — мы ведь покупаем газ, воду, электроэнергию.

Думаю, в ближайшей перспективе стагнация в экономике продолжится, особых поводов для оптимизма пока нет. Нам, к примеру, сейчас нужно делать определенные инвестиции, требуется валюта. А как ее покупать, если курс скачет? А кредиты, без которых люди работать не могут? Взять даже машиностроительное предприятие — у него средняя рентабельность процентов 5, а кредиты дают под 20. О каком развитии бизнеса можно говорить? Без господдержки ничего нельзя сдвинуть. Я понимаю, есть еще потенциал в частно-государственном партнерстве, но малый бизнес развиваться не будет.

— Можно ведь не только покупать валюту, но и продавать за нее...

— Наша продукция полностью востребована внутри России. Мы, конечно, работаем за валюту с Казахстаном, но у нас ведь единое таможенное пространство, и все расчеты сейчас переводятся на рубли. Сотрудничаем с Арменией, Белоруссией. С Украиной, к сожалению, перестали. Валютных рынков у нас сейчас нет. А будут ли — посмотрим. У нас запланирован второй этап модернизации картоноделательной машины. Если все получится, как задумали, появится возможность выйти на экспорт.

— Когда речь идет о выборе, к примеру, между инвестициями и зарплатой, кто принимает решение — коллектив или руководство?

— Конечно, последнее слово остается за гендиректором — для того он и нужен, чтобы брать на себя ответственность. Но до руководителя предложение проходит свои стадии — есть технический совет, наблюдательный совет. Вся экономика считается.

Вот вы сравните, к примеру, доход акционера нефтяной компании и КБК — это будут несопоставимые цифры. Мы прекрасно знаем, что зарплату надо периодически поднимать, хотя бы компенсировать инфляцию. Но нужно и уметь определить золотую середину между зарплатой и инвестициями. А работники комбината отлично понимают, что без обновления оборудования наши успехи выдохнутся. Поэтому, когда в апреле проводим собрание акционеров, мы открыто говорим о планах на следующий год, программа развития утверждается акционерами. Перед этим все прорабатывается в подразделениях, их руководители вносят свои предложения. На техсовет руководитель приходит со своим мнением, а выходит через 4 часа с мнением техсовета.

«РЕШЕНИЕ НЕ ХОДИТЬ В ТРЕТИЙ РАЗ В ГОРСОВЕТ Я ПРИНЯЛ ЕЩЕ В 2014 ГОДУ»

 Вы как будто собирались в начале предвыборной кампании баллотироваться в горсовет?

— Нет, решение не выдвигаться в третий раз в горсовет я принял еще в 2014 году. Был разговор и с Владимиром Ивановичем, и в городском Совете о моем третьем сроке. У нас есть молодые перспективные кадры, хотелось бы, чтобы и они занимались не только производством, но и административной частью. Я считаю, двух сроков достаточно. Надо вообще закон ввести — как президент может только два срока подряд отработать, так и для депутатов должно быть аналогичное ограничение. Прокуроров же у нас меняют, переводят с места на место.

— За 10 лет в депутатском корпусе какие выводы вы для себя сделали?

— В жизни не так все просто — вот первый вывод. В депутаты нужно выбирать, во-первых, грамотных людей, во-вторых, тех, кто делами доказывает свою пользу для людей. И в-третьих — возможно я ошибаюсь, но для того чтобы дела шли, нужно иметь какую-то материальную базу. Нельзя рассчитывать только на бюджет — это обман людей. Конечно, надо многие вещи пробивать, включать в бюджетные планы, но для решения конкретных проблем простых людей нужны средства, и это надо учитывать. Очень обидно, когда хочешь что-то сделать, но объективные факторы не позволяют — денег нет.

Я считаю, что отработал неплохо — сделал немало полезного и для города, и для комбината. И горсовет в целом отработал хорошо, жить стало комфортнее. Ильдар Халиков называл Набережные Челны городом европейского формата, и не все воспринимали эти слова всерьез, но мы ведь к этому идем. У нас есть современные торговые центры, сейчас решаются проблемы с архитектурой, разукрасить наши серые коробки — удачное решение, хоть глаз стал радоваться.

— Каковы ваши хобби, увлечения?

— Рыбалка. Постоянно ездил и с Сергеем Павловичем, и с Владимиром Ивановичем, будем ездить и впредь с той командой, которая работает на комбинате. Увлекаюсь и летней, и зимней рыбалкой. Кроме того, зимой люблю беговые лыжи, стараюсь каждое воскресенье ездить на базу «Снежок». В музыке предпочитаю рок и классику — Бетховена, Баха, Чайковского. У меня двое детей: дочь работает на комбинате рядовым сотрудником, сын — в одной из челнинских фирм. Внуков уже пятеро — все мальчики.

— Какие три совета вы бы дали для успеха в бизнесе?

— Работать, работать и работать. Заключать контракты, добиваться оплаты, выстраивать отношения с контрагентами — все это работа. И конечно, надо готовить специалистов, учить их, общаться с коллективом, шаг за шагом модернизировать производство. Без движения вперед у предприятия нет будущего.

 

Влас Мысько,  Равиль Сабиров   «БИЗНЕС Online»

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100