РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 17.12.2017г., воскресенье
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< декабрь 2017 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
ПОИСК
Рассылки
СПК ЦБП и ДО


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
Интервью

27 октября 2016 г.

Гендиректор КБК Андрей Фомичев: «Почему в Татарстане всего одно народное предприятие? Делиться же надо...»

Версия для печати

Гендиректор КБК о том, как его работники, выходя на пенсию, получают по 2 млн. рублей, почему он не платит ГЖФ и какой урок дал Сергей Титов

60 тыс. рублей — столько в среднем получают в месяц акционеры челнинского КБК им. Титова, они же — его работники. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» гендиректор комбината, депутат Госсовета РТ Андрей Фомичев рассказал, как народному предприятию удается выживать и развиваться, почему ему не страшны конкуренция с турками из «Алабуги» и китайцы, скупающие макулатуру.

 

ПОЧЕМУ В ТАТАРСТАНЕ ТОЛЬКО ОДНО НАРОДНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ

Андрей Геннадьевич, как вашему предприятию работается в кризис? Как завершили прошлый год, какова динамика в текущем году?

— 2015 год мы завершили с ростом в 20 процентов к итогам 2014-го, оборот составил 8,2 миллиарда рублей. И 2016 год идет так же — с ростом до 20 процентов. Мы же выпускаем товары массового потребления и первой необходимости, а также упаковку для товаров массового потребления.

Насколько я знаю, ваш комбинат был вторым после КАМАЗа налогоплательщиком в Набережных Челнах. Какова доля комбината в бюджете города сегодня? Кто-то обогнал вас по этому показателю? (Усманов)

— КАМАЗ — это основа Набережных Челнов, и он, конечно, первый по объемам отчисления налогов. Мы по-прежнему остаемся вторым налогоплательщиком, но вот по налоговым отчислениям на одного работника мы КАМАЗ опережаем.

— Возглавив предприятие, вы вскоре были избраны депутатом Госсовета РТ. А руководителю предприятия обязательно быть депутатом? Без этого никак нельзя прорваться?

— На мой взгляд, руководителю быть депутатом не обязательно, но каждый должен делать этот выбор самостоятельно.

— А почему же вы пошли в депутаты?

— Потому что коллектив поставил передо мной задачу — представлять интересы народного предприятия в Госсовете. Ведь наш комбинат — единственное народное предприятие в Татарстане, кто-то должен рассказывать о нем, его особенностях и достижениях. Хотя бы своим коллегам — депутатам. Думаю, своим работникам надо создавать мотивацию, а на народном предприятии каждый работник — акционер, который всегда заинтересован в получении прибыли. Согласитесь, практически все из нас стремятся к успеху, хотят улучшать свое жизненное благосостояние.

— Быть акционером предприятия — мотивация железная!

— Наемный работник приходит, чтобы отработать свои 8 часов, зная, что за них он получит определенное вознаграждение в виде заработной платы. И на этом — все. А наши работники понимают, что они зарабатывают прибыль, часть которой получат в виде дивидендов по окончании года, а другая часть пойдет на развитие предприятия, значит, на улучшение условий их работы. От внедрения новых технологий работникам будет легче работать, их труд станет более эффективным и качественным, следовательно, доходов будет еще больше.

— Почему же тогда в Татарстане, где есть такой успешный пример — Набережночелнинский КБК, всего одно народное предприятие?

— Надо же делиться...

 

ЧИСЛО НАРОДНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В РОССИИ РАСТЕТ

— Много сегодня народных предприятий в России? В кризис все сохранились? (Маршида)

— Наблюдается даже рост. Например, в Липецкой области благодаря политике губернатора за последние три года было создано 15 новых народных предприятий.

— Как губернатор может влиять на процесс создания народных предприятий? Как заставить или убедить владельцев предприятия раздать акции всем сотрудникам в рамках закона №ФЗ-115?

— Во-первых, рекомендуется такая форма собственности при создании новых предприятий — рассказывается, в чем преимущества. Во-вторых, даже если у предприятия есть хозяин и он ищет пути повышения эффективности наемных работников, то почему бы и нет?

— Далеко не каждый хочет поделиться!

— Согласен! А вы знаете, что многие зарубежные компании являются народными? Например, «Боинг» в какой-то степени, финская компания «Валио». Многие просто об этом не знают.

— Вообще, тема народных предприятий не очень у нас популярна...

— Это и понятно — надо же делиться нажитыми потом и кровью... Но современная Россия еще молодая страна. А на Западе промышленности более 300 лет, практически во всех странах есть народные компании. Рано или поздно хозяева начинали искать пути повышения эффективности не только от менеджеров, но чтобы инициатива шла и от рядовых работников.

— Сколько сегодня в России народных предприятий?

— Чуть больше 50. Динамика увеличения небольшая, но, по крайней мере, руководители регионов понимают, что в этом есть определенная эффективность и преимущества. Отмечу, что Рустам Минниханов в сложных ситуациях всегда оказывает нам поддержку. А знаете, какая главная помощь?

— Не мешать работать.

— Совершенно верно!

— Какие предприятия можно сделать народными? Выпускающие товары массового потребления?

— Не только. Например, в Липецкой области среди народных предприятий есть управляющие компании в сфере ЖКХ, различные предприятия сферы услуг. В Волгограде народное предприятие — кондитерская фабрика «Конфил», входящая в десятку лучших по производству конфет. В Свердловской области есть народное предприятие «Знамя» по производству строительных материалов. В Подмосковье работает народное предприятие «Межрегионгаз», которое занимается распределением газа. Сидят на «трубе» и распределяют. Казалось бы, качай деньги себе в кошелек, но нет — народное предприятие! Среди народных есть даже проектный институт — в Екатеринбурге. То есть народное предприятие можно создать в любой отрасли.

— В одном из интервью лидер КПРФ Геннадий Зюганов сказал, что России нужны 200 - 300 народных предприятий — и экономика страны пойдет в гору. Разделяете ли вы его рецепт? Народные предприятия — именно та оптимальная на сегодняшний день форма собственности, которая отвечает реалиям современной экономики? (Александр)

— Нет, я эту точку зрения не разделяю. Думаю, любые формы собственности должны существовать одновременно — и государственные, и частные, и коллективные. Все-таки все зависит от управленцев, от поставленных перед ними задач и от той политики, которую формирует власть в стране. Я вообще считаю, что надо возвращаться к пятилетнему государственному планированию. Но нужно планировать не всякую мелочь — сигареты, пуговицы и нитки, а такие вещи, которые определяют экономику и бюджет, — машиностроение, металлургию, нефте- и газодобычу и т. п.

«ЗАКОН О НАРОДНЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ ПИСАЛСЯ У НАС»

Существует такое расхожее выражение — «прихватизация». Это когда государственные активы вдруг стали чьими-то. Объясните, пожалуйста, чем прихватизация в пользу одного человека (или нескольких) принципиально отличается от такого же процесса в пользу, допустим, тысячи человек, пусть даже и работников завода. Они же не на свою зарплату комбинат строили... Это все равно что афера личная или в составе организованной группы... (Павел)

— Ну если профессора Святослава Николаевича Федорова и Сергея Павловича Титова называть «преступной группой»!.. Не секрет, что закон о народных предприятиях писался у нас на предприятии, а цель заключалась в том, чтобы при акционировании каждый работник предприятия был наделен акциями, а не какими-то ваучерами, которые потом люди продавали, чтобы как-то прожить. Мы это уже проходили!..

— Но тем не менее акционировали-то государственное предприятие?

— Комбинат строили на кредитные средства! Предприятие строилось с нуля, ему была выделена брошенная земля — туда свозили весь мусор, когда строили КАМАЗ. Единственное — Госснаб назначил гендиректором Сергея Павловича Титова и разрешил взять кредит. Это было в советские времена. До 1989 года предприятие этот кредит выплачивало. Сергей Павлович набирал людей со всего Советского Союза, например, я приехал из Казахстана.

Помните, в середине 80-х годов заставляли государственные предприятия приватизировать? Первый президент РТ Минтимер Шарипович Шаймиев поддержал Сергея Павловича Титова в создании народного предприятия, за что ему большое спасибо! В то время страна была на распутье: какие-то законы еще работали, а какие-то — уже нет. И тогда на республиканском уровне был определен статус «предприятие с коллективной формой собственности», а приватизация в это время еще шла — страну продолжали распродавать!..

Первое предприятие с коллективной формой собственности создал Святослав Федоров — клинику микрохирургии глаза. Они с Титовым познакомились, встретились и написали закон о народных предприятиях.

На сегодняшний день акции предприятия находятся в руках работников. Возможна ли такая ситуация, когда при помощи каких-то внешних сил акции начнут консолидироваться у группы лиц, которые в итоге станут обладателями контрольного пакета? По-другому сказать — замаскированный рейдерский захват. Проводите постоянный контроль реестра акционеров? (Васильев М.В.)

Есть ли «желающие» прибрать ваш прибыльный комбинат в частные руки? Были ли попытки и как противостоите рейдерам? (Александр)

— В законе №115-ФЗ все прописано, например, руководитель предприятия не имеет права владеть более чем 5 процентами акций. Если у него количество акций превышает 5 процентов, то разницу он обязан продать обществу. А по уставу нашего комбината руководитель вправе иметь не более 2 процентов акций. У меня, например, даже 0,5 процента нет.

Знаю, на других народных предприятиях попытки накопить акции были, но они сразу пресекались, поскольку это было незаконно. По закону допускается, чтобы до 15 процентов акций предприятия были «на стороне», но у нас все 100 процентов акций находятся у коллектива. Есть предприятия, у которых до 15 процентов акций находилось у сторонних акционеров, и аффилированные лица пытались различными путями увеличить свою долю. Но по закону это сделать было нельзя, поэтому такие попытки всегда пресекались судебными органами.

— Хороший закон в свое время написали!

— Хорошие люди его писали, грамотные, и вовремя этот закон утвердили в Госдуме. А когда пять лет назад менялся Гражданский кодекс, нам тоже стоило седых волос внести в него понятие «предприятие с коллективной формой собственности».

 

60% ПРИБЫЛИ ИДЕТ НА МОДЕРНИЗАЦИЮ ПРОИЗВОДСТВА

— Когда много акционеров, всегда есть соблазн пустить прибыль на повышение зарплат и премии. В модернизацию производства много инвестируете?

— Ежегодно до 60 процентов прибыли! Сегодня на комбинате сформирована программа инвестиций на 2017 - 2018 годы, уже и контракты подписаны.

— Работники понимают необходимость инвестирования в модернизацию?

— Все утверждается на общем собрании акционеров тайным голосованием.

— Против бывают?

— Скорее сомневающиеся бывают. Конечно, есть и те, кто против. Но большинство поддерживает. Кто будет против того, что вчера он вручную катал тележку, а сегодня сидит и управляет этой тележкой, нажимая на кнопки?..

— Как правило, автоматизация производства ведет к сокращению штата. А у вас как?

— Мы еще никого не сократили! У нас естественная убыль — на пенсию. Коллектив стареет: средний возраст — 44 года. Люди выходят на пенсию, а мы на их место перемещаем других.

У КБК практически все оборудование импортное. Западные санкции и российские контрсанкции не коснулись вас? Как выходили из ситуации? (Ильгизар Зарипов)

— У нас оборудование из Австрии, Швейцарии, Италии, Германии, скоро будет из Японии. Вроде бы да — импортное оборудование дорогое, материалы и запчасти тоже дороже, покупать приходится за валюту. Но российского станкостроения уже практически нет. Может быть, мы умеем хорошо делать танки и боевые самолеты, но уникальное оборудование, как у нас на комбинате, в России, к сожалению, делать не умеют. В СССР было несколько заводов целлюлозно-бумажного машиностроения, из них три крупных были в Петрозаводске, Ижевске и Днепропетровске (это сегодня уже Украина). Но они все рухнули: в Петрозаводске на этом предприятии «Росатом» катает трубы, в Ижевске вообще сделали торговый центр, а в Днепропетровске остались технологии 60-х годов.

И что нам делать? Мы были вынуждены покупать оборудование на Западе. И мы сели на эту «иглу». Но! Качество оборудования и запасных частей там намного выше. Почему наш народ стал предпочитать иномарки? Можно купить и нашу «девятку», но ты из-под нее вылезать не будешь... Вот и все!

— Все-таки в связи с западными санкциями у вас были проблемы с поставками оборудования и запчастей?

— Нет, санкции нас не коснулись, мы же не покупаем оборудование, связанное с оборонкой... А если санкции распространят и на наше оборудование, то, конечно, будет плохо.

— Вы говорите, что постоянно модернизируете производство. А срок годности импортного оборудования какой?

— У нас французские машины работают с 1986 года! Круглосуточно!

— А что меняете? Морально устаревшее?

— В первую очередь машины устаревают морально, во вторую — физически. Ставим новую логистику, роботов. Например, вручную укладывали продукцию, а теперь это делает робот, человек же только задает программу и наблюдает.

У комбината много иностранных партнеров. Как они, капиталисты, относятся к тому, что КБК — народное предприятие? И чему вы учитесь у них как у бизнесменов? (Антон)

— Иностранные партнеры замечательно к нам относятся, с удовольствием с нами работают! Первое — они знают, что такие же народные предприятия есть на Западе. Второе — у нас высокая эффективность, мы платежеспособны. Мы кредитов не берем, а развиваемся на свои средства. Ведущие зарубежные компании так любят работать с нами, что даже предоплаты не требуют! Им с нами комфортно и удобно работать, потому что мы надежные партнеры. Мы еще ни разу никого не подводили!

 

ЗА СЧЕТ РАЦПРЕДЛОЖЕНИЙ СЭКОНОМИЛИ 18 МЛН. РУБЛЕЙ

Есть ли у предприятия стратегия развития на среднесрочную и долгосрочную перспективу, в чем она заключается? Кто разрабатывает стратегию, обсуждается ли она с коллективом? (Александр Жуков)

— Стратегия развития есть, и мы сами ее разрабатываем. У нас есть технический совет, в состав которого входят руководители комбината, фабрик и цехов, главные специалисты. Ежегодно, прежде чем принять программу инвестирования, мы обсуждаем программу развития. У нас есть и пятилетняя программа, но она постоянно меняется: мы предполагаем одно, а время по-своему располагает... Когда на заседании технического совета обсуждаем планы инвестирования, каждый должен обосновать свое предложение: что мы будем иметь в результате тех или иных вложений.

— С коллективом планы развития обсуждаются?

— Когда в апреле мы проводим годовое собрание акционеров, докладываем и о плане на год, план принимается голосованием. А стратегия такая: каждый начальник цеха должен смотреть на месяц вперед, главный инженер — на два года вперед, генеральный директор — на пять лет вперед.

— Члены технического совета у вас активные? Ведь могут сидеть и ничего не предлагать...

— Так они же отвечают перед всем коллективом!

— Это понятно, но ведь может такое быть: нет предложений — и все тут...

— О чем вы говорите?! Предложений такое количество, что нам приходится 90 процентов из них отклонять, потому что всегда найдем, куда деньги девать...

— А рацпредложения от рабочих поощряются?

— У нас система рацпредложений работает уже лет пять. За подачу рацпредложения выплачивается вознаграждение от 300 рублей, а еще идет начисление за его внедрение. Конечно, есть просто нереальные предложения, которые мы отклоняем. А реальные предложения мы принимаем и внедряем, даже если предлагают перенести какую-то штучку с одного на другое место, но от этого мы видим пользу, хотя бы с точки зрения повышения безопасности труда.

В прошлом году за счет рацпредложений мы сэкономили порядка 18 миллионов рублей. Может быть, на фоне 8 миллиардов это несущественно, но, по крайней мере, люди думают, как лучше работать. Не просто человек пришел, отработал 8 часов и будь что будет, а приходит на работу, чтобы улучшать трудовой процесс.

— Руководство Татарстана очень внимательно относится к внедрению на предприятиях программ энергоресурсосбережения, бережливого производства. Это действительно выгодно?

— Мы всем этим тоже занимаемся и видим большую пользу. Во-первых, рацпредложения — это в системе бережливого производства. Во-вторых, это порядок на рабочих местах, хозучет материалов, планирование своих будущих затрат, правильная логистика. И в результате меняется менталитет людей, повышается качество их работы. Но внедрить бережливое производство — это не так просто! Психологически многие люди не были к этому готовы.

— Даже на народном предприятии менталитет пришлось ломать?

— Даже на народном предприятии! Но не ломать менталитет — к нам это слово не подходит. Скорее убеждать людей. И на народном предприятии работают живые люди, со своими проблемами...

КБК ЗАНИМАЕТ 13% РОССИЙСКОГО РЫНКА ТУАЛЕТНОЙ БУМАГИ

Из продукции КБК знаю только туалетную бумагу. А что еще выпускает предприятие? Расширяете ли вы свой ассортимент? (Альфия)

— Сегодня товарная линейка комбината включает в себя такую продукцию, как туалетная бумага (это наш бренд, мы выпускаем более 350 миллионов рулончиков в год), гофротара, потребительская упаковка и ролевая продукция.

— Бумага у вас одного сегмента — эконом? Или есть и премиум-класса?

— Нет, премиум — не наш сегмент. Мы можем выпускать и премиум, мы к этому готовы, но основная часть потребителей в России — со средним или минимальным достатком, наш товар рассчитан на этот максимум. К тому же турецкая фирма «Хаят» в ОЭЗ «Алабуга» делает целлюлозную двухслойную бумагу. Это бумага премиум-класса, но ее стоимость намного выше нашей. И это при том, что в нашем рулончике 50 метров, а в их — 19. Как вы думаете, какую бумагу сегодня купит массовый потребитель — 19 метров за 16 рублей или 50 метров за 13 рублей?

Пользуясь случаем, хочу отметить, что Татарстан богат не только нефтью и нефтехимией, но и производством туалетной бумаги. Сегодня в нашей республике работают четыре крупных производителя туалетной бумаги — в Набережных Челнах, Елабуге и два в Казани. Татарстан занимает первое место в России по выпуску туалетной бумаги, имея 21 процент российского рынка. Все четыре компании вместе за первое полугодие 2016 года выпустили 387 миллионов рулончиков.

— А ваше предприятие какую долю рынка занимает?

— Наш комбинат занимает 13 процентов российского рынка.

На ОЭЗ «Алабуга» сравнительно недавно начала работать турецкая бумажная фабрика. Как этот факт повлиял на сбыт и планы развития КБК? Какие меры были вами предприняты в плане расширения ассортимента, повышения качества, поиска новых ниш на рынке? (Пигов)

— Мы и они делаем бумагу для разного сегмента потребителей, поэтому даже не пересекаемся на рынке. Единственное, в чем они нам помешали, так это в реализации нашего проекта — мы планировали запустить производство целлюлозной бумаги, но турецкие коллеги нас опередили.

Вы уже отмечали в одном из интервью, что комбинат выиграл от антисанкций. Как именно антисанкции стали для вашего предприятия плюсом? Не превратились ли они сегодня в минус? (Павел, Набережные Челны)

— Немаловажную роль сыграли и западные санкции, и российские контрсанкции: наше сельское хозяйство поднимается, производство сыров, молочных и кисломолочных продуктов выросло, производство бытовой химии тоже растет. И всему нужна упаковка...

 

«ЗАЙДИТЕ В МАГАЗИН В ГОРНОМ АЛТАЕ И УВИДИТЕ НАШУ БУМАГУ...»

— КБК реализует свою продукцию за пределами Татарстана? Где у вас больше клиентов/потребителей — в республике или за ее пределами? (Андрей Федоров)

— Туалетную бумагу мы продаем по всей стране! Зайдите в магазин в Горном Алтае и увидите нашу бумагу...

— Зачем везти бумагу на другой конец нашей огромный страны? Сколько она там стоит?!

— Но если ее там не производят! Можно сказать, мы стоим на рубеже, а дальше — тайга... (Смеется.) В центральной части страны доходы у населения повыше, там покупают бумагу из целлюлозы — двух- и трехслойную.

— В Татарстане сколько продаете туалетной бумаги?

— Процентов 15. Мы поставляем туалетную бумагу более чем в 50 регионов России, а также в Казахстан, ведем переговоры с Арменией. И упаковку поставляем от Калининграда до Красноярска. Вагонами возим! Конечно, продукция легкая, возить ее на такие расстояния нерентабельно, это не поддается экономической логике, но что поделаешь — там просто нет производителей туалетной бумаги и упаковки. Например, производитель холодильника «Бирюса» покупает у нас упаковку, потому что мы единственные, кто делает такие большие коробки.

Для производства таких коробок только одна машина стоит порядка 6 миллионов евро, а ее надо склеить, произвести гофру — еще столько же евро. А оборудование для производства гофробумаги вообще очень больших денег стоит. В целом оборудование стоит сотни миллионов евро, плюс всю инфраструктуру надо организовать. И технологии, и специалисты, и школа производства должны быть. Не так все просто, как может показаться...

 

СТОИМОСТЬ АКЦИИ КБК РАСТЕТ НА 10 - 15% ЕЖЕГОДНО

— Сколько стоит акция вашего предприятия, какова динамика за последние пять лет? (Дмитрий О.)

— Сегодня акция нашего комбината стоит порядка 200 рублей. В среднем стоимость акции растет на 10 - 15 процентов ежегодно. А начинали мы с номинала 16 рублей.

— От чего зависит количество акций у работников?

— От стажа и зарплаты, то есть косвенно от вклада в развитие предприятия. Наша прибыль ежегодно делится так: до 60 процентов направляется в фонд развития предприятия, часть — в фонд акционирования, из которого выкупаются акции уходящих на пенсию работников, часть — в фонд пополнения оборотных средств.

— Наверное, время от времени приходится набирать новые кадры. А они тоже получают акции предприятия? Как выстроен этот механизм? (Гульшат)

— Через год работы сотрудник получает акции. Механизм такой: несколько человек вышли на пенсию, и фонд акционирования предприятия выкупил у них акции. По окончании финансового года идет распределение накопленных акций среди всех сотрудников, в том числе отработавших год. Распределение идет в зависимости от зарплаты. Понятно, что тот, кто дольше работает, имеет бóльшую зарплату, ему начисляется больше акций, чем молодым сотрудникам. Но они тоже получают 50 - 60 акций, а порой и 100 — все зависит от того, сколько за год ушло акционеров.

— И как вы следите за тем, сколько акций аккумулируется в одних руках?

— Независимая компания «Евроазиатский Регистратор» ведет реестр наших акций. У нас все отслеживается.

— «Критическая масса» акций может накопиться в одних руках?

— Нет, не успеет накопиться — люди на пенсию уходят.

— А сколько это — «критическая масса»?

— Более 100тысяч акций.

— Текучка кадров у вас есть?

— Есть те, кто не хочет вместе с нами выполнять трудовые правила комбината, например, появляется на работе в нетрезвом состоянии, неоднократно нарушает трудовую дисциплину. Мы по статье таких увольняем, а акции выкупаем.

— И у таких выкупаете, а не отбираете?

— Однозначно — выкупаем! Но больше этот человек на нашем комбинате никогда работать не сможет.

— На пенсию провожаете ровно в 55 и 60 лет?

— Нет, никого не заставляем уходить! Многие работают еще три года. У нас есть и такие, кто продолжает трудиться, давно перешагнув пенсионный возраст. Если человек чувствует, что у него есть силы и он полезен производству, то работает.

— К пенсии, которую назначает государство, комбинат что-то доплачивает? Или пенсионерам дивидендов хватает?

— Еще со времен Сергея Павловича Титова (первый гендиректор КБКприм. ред.) у нас на комбинате принято, что каждому, кто ушел на пенсию, ежемесячно полагается доплата к государственной пенсии — от 800 до 1,2 тысячи рублей в зависимости от стажа работы. Что касается дивидендов, то по закону №115-ФЗ и по уставу комбината все вышедшие на пенсию работники обязаны в течение трех месяцев продать свои акции предприятию. Но предприятие выкупает акции не по номиналу, а по стоимости акции на сегодняшний день! У нас некоторые пенсионеры, уходя с комбината, получают от продажи акций более 2 миллионов рублей!

 

«МЫ ДЕЛАЕМ СТАВКУ НА ДЕТЕЙ НАШИХ РАБОТНИКОВ»

— Люди уходят на пенсию, значит, надо постоянно обучать новые кадры, повышать их квалификацию?

— Обучаем!

— Каким образом? У вас есть свое профессиональное училище?

— Нет, на коллектив в 1740 человек иметь свое училище неэффективно. В этом году мы заключили пять контрактов и направили детей наших работников, успешно окончивших школу, на учебу в высшие учебные заведения именно по нашим специальностям — целлюлозно-бумажная промышленность, робототехника, электромеханика.

— С какими вузами у вас соглашение?

— С Уральским и Санкт-Петербургским лесотехническими университетами, Пермским гуманитарно-технологическим институтом.

— Учебу вы оплачиваете или они учатся на бюджетных местах?

— Это бюджетные места, но мы делаем небольшую доплату к стипендии при условии хорошей сдачи сессии, также два раза в год оплачиваем дорогу домой поездом. Кроме того, гарантируем прохождение практики во время учебы и трудоустройство на нашем комбинате по окончании вуза.

Наше предприятие тоже столкнулось с тем, что есть определенный кадровый голод, особенно по рабочим профессиям. Поэтому на основе анализа мы сделали прогноз на ближайшие пять лет, какие работники теоретически будут уходить на пенсию, и знаем, сколько и каких специалистов нам надо готовить каждый год — электромонтеров, электрогазосварщиков, машинистов. Мы выяснили в Татарстане и близлежащих регионах, какие средние специальные учебные заведения готовят таких специалистов, и довели эту информацию до своих работников. И сказали: «Родители, мы же прекрасно понимаем, что не все дети пойдут в 11-й класс, есть те, кому достаточно окончить 9 классов, потом получить среднее профессиональное образование и стать хорошим специалистом. Пожалуйста — желающие, подходите, мы будем содействовать вам в этом!» Мы договорились, что после третьего курса будем поддерживать ребят материально и гарантируем им трудоустройство по окончании учебного заведения.

— Помнится, у вас на двери было объявление «Вакансий нет»...

— Мы его сняли, потому что люди знают, что мы делаем ставку на детей наших работников. Конечно, каких-то классных специалистов мы со стороны приглашаем, если есть в этом потребность. Брали и выпускников профильных вузов из других регионов, а теперь своих специалистов будем готовить. У нас на предприятии работают более 6 семейных династий.

А ваши дети тоже работают на комбинате?

— Дочь — да, сын — нет. Захотел быть самостоятельным — пожалуйста. Он электронщик, занимается своим делом.

 

СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА — 60 ТЫС. РУБЛЕЙ

Каков размер средней зарплаты работников предприятия? (Ибрагим)

— Средняя зарплата акционера составляет 60 тысяч рублей. Акционеры заинтересованы в том, чтобы больше зарабатывать.

— Каким образом они стараются больше заработать — выходят сверхурочно, работают без выходных и отпусков?

— Ну зачем?! Они трудятся как положено — по 8 часов, с выходными и отпусками. Просто во время работы выкладываются по полной, поскольку действительно чувствуют себя хозяевами предприятия.

— Производительность труда у вас высокая?

— Производительность труда по «товарке» у нас возросла на 15 процентов по сравнению с прошлым годом, а если в натуральных единицах, то рост составил порядка 3,5 процентов.

— То есть произвели больше на 3,5 процента теми же силами?

— Да, теми же силами. Еще когда мы выстраивали политику развития комбината, Сергей Павлович поставил задачу: на тех же площадях, тем же количеством людей делать в два раза больше. А мы делаем уже в три раза больше, потому что процесс перевооружения у нас идет постоянно. На нашем рынке очень жесткая конкуренция, поэтому мы вынуждены обновлять технологии, покупать новое оборудование, искать пути снижения потерь и по энергоносителям, и по бумажному волокну. У нас в себестоимости продукции около 50 процентов составляет сырье — макулатура, которую мы покупаем со всей страны.

Во сколько раз зарплата директора выше средней зарплаты работника? (Александр)

— Согласно закону №115-ФЗ, зарплата директора не должна превышать 10-кратного размера средней по предприятию, согласно уставу нашего комбината — 5-кратного, а моя зарплата отличается от средней по комбинату менее чем в пять раз.

— И почему так?

— Мне хватает.

Какие социальные льготы имеются на предприятии и что предвидится в будущем из льгот? (Ибрагим)

— Во-первых, у нас есть свой профилакторий, в котором за счет комбината ежегодно более 700 человек поправляют свое здоровье. В основном это те, кто работает на вредном производстве или имеет хронические заболевания. Во-вторых, есть свой Детский дворец культуры, который ежемесячно посещают 700 детей, причем не только наших сотрудников, но и со всего города. Часть кружков там платная, часть — бесплатная.

В-третьих, работает физкультурно-оздоровительный центр, который раньше называли пионерским лагерем. Он расположен на берегу Камы, в сосновом бору, там четыре трехэтажных здания, несколько коттеджей, спортивная площадка, спортинвентарь — коньки, лыжи, велосипеды. Летом отдыхают дети, а в другие сезоны — наши работники, или сдаем центр в аренду компаниям для проведения мероприятий.

Мы делаем единовременные выплаты работникам: за рождение ребенка — 30 тысяч рублей, на свадьбу — тоже 30 тысяч. Молодым сотрудникам оказываем материальную поддержку в покупке жилья: даем 500 тысяч рублей беспроцентной ссуды и 5 - 6 лет вычитаем ее из зарплаты. Один раз в два года работники проходят за счет комбината онкологическое обследование. Все наши работники имеют ДМС — добровольное медицинское страхование. Скоро оплатим всем желающим кардиоскрининг — обследование сердца.

— В ГЖФ вы платите, чтобы сотрудники имели возможность получить квартиру?

— Нет. Мы решили по-другому: лучше будем людям платить достойную зарплату, пусть они сами решают, что на нее купить — машину, квартиру или путешествие.

В ГОД КБК ПОТРЕБЛЯЕТ 300 ТЫС. ТОНН МАКУЛАТУРЫ

— В Татарстане КБК испытывает дефицит сырья, то есть макулатуры, и предприятие вынуждено его закупать в других регионах. Как, на ваш взгляд, можно решить эту проблему? (Альфира)

— Мы экологически направленное предприятие, в год потребляем 300 тысяч тонн макулатуры. Это миллион спасенных от вырубки деревьев! Хотя для технологических процессов, для выпуска некоторого вида сырья, требующего определенных параметров по жесткости, приобретаем и целлюлозу, а макулатуру закупаем со всей страны, даже из Сибири везем.

— Из Сибири-то дорого, наверное, получается?

— Дорого, а что делать? Но из Сибири всё меньше макулатуры поступает, потому что там всё китайцы скупают. Основные наши поставщики — это крупные ретейлы, торговые компании. Но мы сами не занимаемся скупкой макулатуры, покупаем ее оптом у тех компаний, кто на этом специализируется. Считаю, каждый должен заниматься своим делом. Собрать макулатуру в таких объемах — это не значит бросить клич среди школьников. Кроме того, ее надо отсортировать по марке бумаги, очистить от пластика и железа. Для производства определенной марки бумаги требуется определенная марка макулатуры. Затем ее надо упаковать в кипы по 200 - 300 килограммов.

— У вас несколько поставщиков макулатуры?

— У нас несколько десятков поставщиков! И в Татарстане покупаем, но доля республики составляет не более 10 процентов — это порядка 2,5 тысяч тонн.

Рынок макулатуры — это особенный рынок. Благо с 1 октября отменили НДС для компаний, которые занимаются реализацией макулатуры. Это значит, что рынок станет прозрачным. Сейчас ведется работа по отмене НДФЛ на макулатуру. Сегодня, если сдали макулатуру и получили доход свыше 500 рублей, вы обязаны заполнить декларацию и заплатить налог с этого дохода. Естественно, это отбивает у людей желание сдавать макулатуру в больших объемах.

— Проблемы с покупкой сырья бывают?

— В 2015 году у нас была проблема с макулатурой, когда ее цена резко пошла вверх и подскочила в два раза — до 14 тысяч рублей за тонну. Это было связано с тем, что много макулатуры вывозили на Украину, где в советское время тоже построили бумажные комбинаты. Но с декабря 2015-го по апрель 2016-го в России ввели временный запрет на экспорт макулатуры, цена ее резко упала. А то запасы у нас тогда были только на сутки или двое... Сегодня мы чувствуем себя стабильно. С сентября запрет на экспорт макулатуры ввел Казахстан, к этому процессу подключается Беларусь — это в рамках Таможенного союза. Но очень большой объем макулатуры уходит в Китай.

Понимаете, в чем дело? В себестоимости продукции упаковка занимает максимум 3 - 4 процента, в среднем 1,5 - 2 процента. Но рост цены макулатуры ведет за собой рост цены на упаковку, значит, будет увеличиваться и стоимость самого товара. Может быть, не на десятки процентов, но и полпроцента от тысячи рублей — это уже не маленькие деньги.

— Выходит, цена макулатуры — это социальный вопрос?

— Конечно! Поэтому руководство республики нас в этом вопросе поддержало и очень серьезно помогло.

«ФАЛЬСИФИКАТ НА ПОЛКЕ СТАВЯТ РЯДОМ С НАШЕЙ БУМАГОЙ...»

— Постоянно покупаю туалетную бумагу только производства КБК, но по качеству она бывает разной. Почему? Все дело в фальсификации? Как боретесь с теневыми конкурентами, которые дискредитируют качество вашей продукции? (М.В. Киселева)

— По туалетной бумаге, действительно, подделок очень много. Вот последний случай: в Набережных Челнах появилась подделка под нашу бумагу от новосибирской компании «Лорд Компани». Упаковка один в один наша, а качество бумаги отвратительное. Пришлось обратиться в УФАС. Мы постоянно находимся в процессе судебных исков! Каждый месяц — суд...

— Наверное, суды выигрываете?

— Выигрываем, но не все так просто. Зачастую правоохранительные органы не хотят заниматься такими делами. Сначала рассматривается административное правонарушение, только после двух-трех раз — уголовное. Но что поделаешь — защищаться-то надо... Пытаемся и технологически защищаться — что-то меняем в упаковке, усложняем ее. Самое обидное то, что нечистоплотные ретейлы покупают более дешевый фальсификат и на полке ставят его рядом с нашей бумагой. Покупатель берет не глядя, а потом нам претензии за качество предъявляет.

— Помнится, раньше вы проводили акции, когда покупатели сообщали вам о контрафакте, за что получали вознаграждение. Продолжаете такой опыт?

— Да, попытка такая была, но эффекта мы не почувствовали, поэтому такие акции больше не проводим. Чаще помогают наши крупные дилеры — присылают нам образцы фальсификата, по которым мы обращаемся в органы. Они тоже заинтересованы в том, чтобы фальшивок не было.

Кабальные условия торговых сетей для производителей продукции — повсеместная проблема. В последние годы есть позитивные сдвиги в этом плане? Как вы реализуете свою продукцию массового спроса? (Павел Струков)

— «Входной билет» в торговые сети — вопрос сложный... В этом году мы начали работать с «Магнитом», у нас что-то начинает получаться. Но мы действуем через дилеров.

— Макулатуру вы не собираете, с торговыми сетями напрямую не работаете... Выходит, посредники отбирают у вас часть прибыли?

— Конечно, потеря какой-то доли прибыли в этом есть.

— Но вы идете на это, потому что выгоднее?

— Конечно! Продавать туалетную бумагу — это держать базу, делать точки торговли. Зачем? Это дороже обойдется.

 

АКЦИЯ «ЗЕЛЕНАЯ УЛИЦА»

Комбинат — организатор экологической акции «Зеленая улица» по раздельному сбору вторсырья. Какие выводы сделали для себя после первых акций? Результат ожидаемый? И будет ли продолжение? Могут ли вместе с КБК проводить такие акции поставщики макулатуры из соседних городов? (Дмитрий К.)

— Наша задача — не собирать макулатуру, а перерабатывать ее. Сбором занимаются такие компании, как «ПромИндустрия» в Набережных Челнах. Вместе мы решили провести эту акцию, чтобы посмотреть, есть у населения макулатура или нет. Прежде всего акция была направлена на то, чтобы люди не выбрасывали бумагу в мусоропровод, а сдавали ее, чтобы понимали: из макулатуры можно еще делать какие-то товары. А если отменят НДФЛ, возможно, население будет копить макулатуру и сдавать помногу. Смысл акции был и в экологичности, и в том, чтобы попытаться убедить людей отделять макулатуру из своих бытовых отходов. Макулатуру можно до пяти раз перерабатывать и выпускать какие-то новые товары.

В городе установили несколько контейнеров для сбора макулатуры, вроде бы дела пошли нормально — сознательные люди уже перестали выкидывать бумагу в мусоропровод и выносят ее к подъезду, а оттуда за небольшую плату макулатуру забирают работники управляющих компаний и складывают в контейнеры.

— Сегодня нет пунктов сбора макулатуры, чтобы за деньги сдавать?

— Возрождаются. Но что сегодня сдавать? Раньше многие выписывали массу газет и журналов, а сегодня все в интернете информацию получают. Единственное, что сегодня могут сдавать, — так это коробки из-под бытовой техники, из-под конфет. Лично я все собираю, даже коробки из-под лекарств, и несу на комбинат. Многие наши сотрудники не выбрасывают бумагу, а несут ее на предприятие.

— За время проведения акции «Зеленая улица» много макулатуры собрали?

— За три акции люди сдали более 10 тонн макулатуры!

— И это все сегодня работает?

— Работает! Главное — в этом нет никакого участия государства, этим занимается только частный бизнес. А ведь надо изготовить и поставить контейнеры, собрать и увезти отходы. Кроме того, во время акции мы бесплатно раздавали свою продукцию, чтобы как-то простимулировать людей. Мэр города Наиль Магдеев понимает важность данной проблемы, он морально нас поддерживал присутствием на наших акциях. Спасибо ему за это. Важность акции «Зеленая улица» очевидна: экология — это раз, второе — это же бизнес, занятость людей. Если смотреть шире, то отходы — целая цепочка: кто-то собирает, кто-то перевозит, кто-то перерабатывает. Хорошо, что государство начало заниматься проблемой бытовых отходов.

 

«МЫ НЕ ЗАПРЕЩАЕМ БЫТЬ КОММУНИСТОМ, НО ИХ ПРОСТО НЕТ...»

Членом или сторонником какой партии вы являетесь? Правда ли, что у вас на предприятии работают только коммунисты и их сторонники? (Александр)

— У нас ни одного коммуниста нет! У нас если есть партийцы, то это члены партии «Единая Россия». Я тоже член «Единой России». И все мы работаем на предприятии, которое по своей сути является коммунистическим. И что?! Мы не запрещаем быть коммунистом, но их просто нет...

Обращаюсь к вам как к депутату от нашего округа. Несколько лет назад в поселке Элеваторная Гора при прокладке водопровода была разрушена одна половина бетонной дороги, которая до настоящего времени не восстановлена. (Николай)

— Будем решать эту проблему совместно с администрацией города.

Узнала из челнинской прессы, что этой весной вы участвовали в поисковой экспедиции в Ленинградской области. Не скрою — удивилась. Какие главные впечатления от этой поездки, планируете ли дальше быть не только помощником, но и участником поисковых отрядов? (Регина)

— Когда еще комбинат возглавлял Сергей Павлович Титов, к нам обратились поисковики с просьбой оказать материальную поддержку организации экспедиции. И мы стали им помогать, сотрудничаем до сих пор. Когда Сергея Павловича не стало, они назвали свой отряд его именем — «Разведка имени Титова». Как-то я им пообещал, что съезжу с ними в экспедицию. И вот в мае этого года сдержал свое обещание. Экспедиция была в Ленинградскую область, в деревню Чудской Бор, там работало несколько поисковых отрядов со всей страны. Мы были в экспедиции пять дней, 10 мая приняли участие в торжественном захоронении погибших бойцов.



«ЕСЛИ БЫ БЫЛО ЗА ЧТО, РАССТРЕЛЯЛИ БЫ...»

— Что для вас лучший вид отдыха? (Дамир Ганиев)

— Люблю зимнюю рыбалку, лыжи, а сегодня еще и велосипед.

— Какая самая большая рыба была вами поймана?

— Наверное, килограмма три. Я не буду широко руки разводить, показывая размер пойманной рыбы... (Смеется.)

— Путешествовать любите?

— Люблю путешествовать по историческим местам.

Вы ученик Титова? Если да, то расскажите немного про своего учителя. Какой главный урок вам запомнился больше всего? (Александр)

— Конечно, я ученик Титова! А урок мне был такой: утром уволили, а вечером восстановили. И так несколько раз...

— За что?

— Если бы было за что, расстреляли бы... (Смеется.) Воспитывали так. Не я один такую школу проходил. Чтобы были в тонусе, не расслаблялись...

— Такой крутой был Титов?!

— Крутой, но справедливый. И требовал, чтобы все были профессионалами, чтобы руководители уважали рабочих. Он все делал для того, чтобы рабочим было хорошо. У нас так говорят: успехи рабочего — это наши успехи...

— Андрей Геннадьевич, спасибо за интересный разговор. Успехов вам и всему коллективу народного предприятия!

 

 

Татьяна Завалишина «БИЗНЕС Online»

 

 

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100