РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 29.06.2017г., четверг
НОВОЕ НА САЙТЕ
АНОНС МЕРОПРИЯТИЙ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< июнь 2017 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
ПОИСК
Рассылки
СПК ЦБП и ДО


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
СМИ о нас

29 марта 2017 г.

Обзор СМИ от 29 марта 2017 года

Версия для печати

Почему Пермь не Бразилия

Учёные связывают будущее лесной отрасли с плантационным выращиванием сырья

Наталья Калюжная  «Новый компаньон»

 

Принято считать Россию источником почти неисчерпаемых запасов леса. При этом лесная отрасль составляет всего 1,7% ВВП страны. По мнению представителей науки, эта доля может быть увеличена при грамотном подходе как минимум до 4,5%. Однако проблема в том, что в лесной тематике, без которой и представить себе Россию нельзя, с каждым годом возрастает влияние стран, для которых этот бизнес — явление относительно новое. Одна из последних мировых тенденций — создание лесных плантаций, на которых как на грядках высаживается лес. В условиях жаркого и влажного климата он вырастает как на дрожжах, в Бразилии это происходит за 8—10 лет, в Китае — за 15. Между тем в России те же процессы идут 50—80 лет. По мнению учёных, уже через несколько лет, когда начнут работать в полную силу создаваемые сейчас в Китае лесные плантации, Россия может быть вытеснена с этого рынка, поскольку искусственно выращенные леса отличает ещё и хорошее качество древесины.

24—25 марта на состоявшейся в Перми V Всероссийской научно-практической конференции «Перспективы развития техники и технологий в целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности» одним из интереснейших дискуссионных моментов стало обсуждение возможности создания в России (и в Пермском крае в том числе) плантационных вырубок. Для Прикамья тема весьма актуальная, ведь лесом покрыто 71,5% площади края. Неслучайно в регионе поднимался вопрос создания лесного кластера, а развитие лесной промышленности периодически ставится краевыми властями в разряд приоритетных направлений.

Тема плантационных выработок на конференции была поднята проректором по научной работе Уральского государственного лесотехнического университета Сергеем Залесовым. По словам профессора, «в ближайшее время у целлюлозников РФ возникнет очень большая проблема конкуренции со стороны некоторых государств, обладающих значительно меньшими ресурсами, чем наша страна».

 

Сергей Залесов, проректор по научной работе, заведующий кафедрой лесоводства Уральского государственного лесотехнического университета:

— Согласно проведённому мною анализу, основное обеспечение сырьём целлюлозно-бумажной промышленности будет производиться плантациями. Мир переходит на систему ведения лесного хозяйства по той же схеме, что и сельское хозяйство. Дело в том, что в странах с тёплым климатом, где имеется достаточное количество воды, можно вырастить значительный запас древесины за очень короткий срок. В Бразилии это 8—10 лет, в Китае — 12—15 лет. В центре плантации строится ЦБК, объём переработки древесины за один год — одно поле. Для оптимальной работы цикла достаточно 11 полей. Таким образом, целлюлозно-бумажное производство работает стабильно. И самое главное, создана великолепная логистика, поскольку перемещение сырья происходит на ничтожно маленькие расстояния. Да, у нас много ресурсов. Но попробуйте взять эти ресурсы. На большинстве российских территорий работают только «зимники», летом туда не добраться. К тому же качество сырья отстаёт. Не забывайте, что у нас практически не ведутся рубки ухода, то есть качество сырья ниже, чем при плантационном выращивании. Поэтому, если мы хотим выжить, хотим, чтобы наша перерабатывающая промышленность осталась конкурентоспособной, нам нужно самым тщательным образом отнестись к улучшению сырьевой базы. Если этого не произойдёт, как только создадутся плантации в Китае (а они сейчас создаются в огромных размерах), мы можем просто не выдержать конкуренции.

Говоря о востребованности российской древесины, профессор привёл пример Финляндии, которая раньше без ограничений закупала российскую берёзовую древесину, а сейчас «слетела» на бразильское сырьё.

По словам учёного, необходимо на федеральном уровне продумать программу проведения научных исследований в этом направлении и оговорить, кто будет их оплачивать. «Перерабатывающие предприятия оплатить все исследования, которые нужны для решения этой задачи, не в состоянии», — говорит Сергей Залесов.

Как отметили представители научных кругов, россияне привыкли к тому, что лесов у нас много, однако забывают о том, что это леса разного качества и разной доступности: «На Таймыре тоже леса. Средний запас там — семь кубометров на гектар. Это перестойные места. Но кто построит ЦБК на Таймыре?»

Несмотря на то, что учёные видят будущее отрасли именно в плантационном способе выращивания леса, они предупреждают, что создать плантации в России, и в частности в её северных регионах, таких как Пермский край, будет непросто. Дело в том, что для создания подобных «грядок» желателен тёплый климат. «Осадков во многих районах достаточно. А вот солнышко на небосклоне мы создавать пока не научились. Поэтому наши леса растут долго. Средний срок выращивания древесины на хороших почвах — 80 лет», — говорит профессор Залесов.

По словам специалиста, можно уже сейчас поставить в Пермском крае эксперимент: взять участковое лесничество и изучить, за какой срок может быть выращено сырьё для ЦБК, если будет вестись искусственное лесозаготовление. Искусственные леса растут иначе, чем естественные. «Они быстрее растут в молодом возрасте, набирают «запас». У сосны это происходит в 35 лет. И дальше запас практически не меняется», — рассказывает профессор и задаётся вопросом: зачем выращивать деревья по 80 лет, если крупная древесина нам не нужна?

Сложность с созданием в России лесных плантаций, по словам эксперта, заключается в том, что при сроках выращивания древесины более 35 лет сырьё становится убыточным и затраты не окупятся. «В Бразилии, в Китае это работает, потому что сроки выращивания сырья низкие. А при выращивании в течение 80 лет эффекта не будет. Вот и надо изучить, как растёт ёлка в Пермском крае, когда оптимальный срок рубки. И может быть, мы придём к выводу, что ценнее и выгоднее местным ЦБК будет отказаться от половины арендной территории, взять маленькую делянку и «вкрутить» на ней оборот намного быстрее. Но не стоит забывать, что мы должны ориентироваться на искусственное лесовосстановление, потому что, если мы будем рубить лес в 40 лет, семян ещё не будет».

По словам Залесова, «в Пермском крае есть люди, понимающие суть этого вопроса». Так, два года назад губернатор Пермского края поддержал идею совершенствования выращивания древесины, согласилось с ней и соответствующее министерство. «В Пермский край вошёл проект интенсификации лесохозяйственного производства, интенсификации лесопользования, — рассказывает Залесов. — Однако нет нормативных документов по лесопользованию. Есть уникальная возможность разработать региональные нормативные документы на эту тему, чем мы сейчас в Пермском крае и занимаемся».

По словам специалиста, сейчас в крае уже почти разработаны два нормативных документа на эту тему, они находятся в стадии утверждения.

Есть много законодательных нюансов, которые необходимо учесть, чтобы создание лесных плантаций стало возможным, а лесовосстановление происходило максимально эффективно. Так, с точки зрения науки совершенно бесполезно иметь лесосеки шириной 500 м, поскольку 2/3 семян падает на расстоянии полторы высоты древостоя. «Представьте, какой ветер нужен, чтобы на расстояние 500 м улетело семечко сосны или ели. Если учитывать подобные нюансы, эффект от лесовосстановления будет выше, — уверен учёный. — Я считаю, путь у нас один — вовлечение науки в процесс. Без этого ваши ЦБК обречены на вымирание».

В своём выступлении специалист коснулся некоторых нюансов в федеральном законодательстве, создающих непреодолимые преграды для создания лесных плантаций: «В Лесном кодексе есть одна ошибка. Единственная древесная порода, которая реально сегодня может плантационно выращиваться в России, — это чёрный тополь (на него сделал ставку и Китай). Мы проверяли в Башкирии: за 35 лет можно вырастить достаточный запас для ЦБК. Однако Лесной кодекс РФ запрещает вести плантационное выращивание в поймах рек. А тополь растёт именно в поймах рек. Кто внёс эту фразу в Лесной кодекс и зачем — загадка».

Доктор технических наук, профессор кафедры технологии бумаги и картона ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна» Владимир Дубовый заявил, что для плантационных высадок в Пермском крае больше подойдёт не чёрный тополь, а триплоидная осина. И подобные исследования уже ведутся, сообщил специалист.

Сергей Залесов признал, что для каждого региона порода может быть своя: «Где-то эвкалипт, где-то баобаб. Где-то и осина триплоидная, я не возражаю».

Владимир Дубовый в разговоре с «Новым компаньоном» отметил, что в Лесном кодексе ничего не прописано о плантационном выращивании леса, «хотя будущее, конечно же, за плантационным разведением».

 

Владимир Дубовый, доктор технических наук, профессор кафедры технологии бумаги и картона ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна»:

— Те культуры, которые разводит Бразилия, для нас не годятся. Нам нужен был бы чёрный тополь, как это сделал Китай. Однако надо смотреть, что произрастает у нас. А это триплоидная осина. Она имеет определённую пару хромосом, растёт очень быстро и при этом биостойкая — не подвержена гниению. Её называют «сахарной осиной», она встречается в уральских лесах, из неё строят бани. Это великолепное сырьё, которое подходит для производства фанеры и других продуктов. Её можно выращивать и в северных районах, таких как Архангельск. Однако триплоидная осина размножаться сама не может — её нужно клонировать. Исследования на эту тему ведутся. Вот, например, у меня на даче растут две такие «клонированные» осинки-трёхлетки.

По словам Владимира Дубового, для внедрения плантационного выращивания лесов в России необходимо изменить Лесной кодекс РФ. В частности, оговорить, что подобными работами заниматься можно. Необходимо будет также провести серьёзную работу по изменению категорий лесов, выведению части их из разряда защищённых.

Решение инновационных вопросов в лесной отрасли тормозит и отсутствие в Федерации профильного министерства. Вопросами лесовосстановления занимается Минприроды. «Трудно ожидать качества, когда законы пишут неспециалисты», — отмечают эксперты отрасли.

По признанию учёных, пока вопрос продвигается в правительственных кругах очень тяжело, однако «власти понимают, что без этого не будет ни интенсивного лесопользования, ни будущего».

Как отмечает Владимир Дубовый: «За лесом нужно ухаживать, как за садом. Вот в Финляндии, которая севернее, прирост на гектаре 4,5 кубометра, а у нас — полтора. А в Бразилии — 15—20 кубометров».

Владимир Коротаев, проректор по науке и инновациям, профессор Пермского национального исследовательского политехнического университета, заявляет, что тема плантационного выращивания леса актуальна и с точки зрения экологии.

 

Владимир Коротаев, проректор по науке и инновациям ПНИПУ, профессор, доктор технических наук:

— Лесопромышленники потребляют достаточно много природных ресурсов. Но прелесть в том, что эти ресурсы возобновляемые. Конечно, можно брать эти ресурсы всё больше и больше, но правильнее обеспечить их воспроизводство для своих нужд. Задача в том, чтобы не прийти к ситуации, когда всё закончилось, а нового нет. Ты на плантации как на грядке свёл лес — и тут же его посадил. И знаешь, что, пройдя какой-то цикл, ты снова сможешь эту грядку использовать. Циклы у нас, конечно, длинные. Однако и тут можно поиграть с породами деревьев, садить те, которые растут более интенсивно. Можно улучшить условия произрастания — заняться мелиорацией, ухаживать за почвами.

Фактически идея простая — как на грядке выращивать для себя сырьё. В России из-за длинных циклов «грядок» должно быть много. Площади есть. Но одно дело — взять их, вывести из оборота и бросить, а другое дело — обеспечить за счёт них себе работу и сырьё через 20, 30, 50 лет. Конечно, такими временными масштабами оперирует только ответственный бизнес. Бразилия в Пермском крае? Почему бы и нет. Подход, когда предприятия сами готовят себе сырьё, безусловно, правильный.



 

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100