РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 14.10.2019г., понедельник
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< октябрь 2019 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
ПОИСК
Рассылки


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
СМИ о нас

25 сентября 2017 г.

Обзор СМИ от 25 сентября 2017 года

Версия для печати

БАЙКАЛЬСКИЙ СИНДРОМ

 

Денис ТЕРЕНТЬЕВ, «Аргументы Недели»

 

После визита Владимира Путина на Байкал в центре обсуждения оказалась история со щукой, а не реальные проблемы региона. Пять лет назад после закрытия ЦБК в Байкальске оптимисты полагали, что самое страшное позади. Но не тут-то было: гайки закрутили простым жителям, а экология только ухудшилась. Над Великим озером навис ряд мегапроектов, которым власти уделяют подозрительно мало внимания.

 

Дым над водой

Путин снова показал, что не страдает «медвежьей» болезнью – склонностью премьера Дмитрия Медведева забывать свои обещания и заявления. Президент в очередной раз довёл до ума ситуацию с обратившимися к нему во время июньской прямой линии – на этот раз с жителями острова Ольхон на Байкале. Состояние воды у них таково, что в чайниках накипь на два пальца. А чтобы не видеть ольхонских дорог, начальство прибывает сюда строго на вертолётах. Путин не только проконтролировал, но и пресёк идею губернатора накопать щебень прямо на Ольхоне: дескать, лучше завезём с материка подороже, чем будем убивать экологию Великого озера.

Ещё в школе каждый россиянин узнаёт, что Байкал – один из главных российских брендов наряду с Московским Кремлём, Эрмитажем или рекой Волгой. Что озеро размером с Нидерланды хранит 20% всей пресной воды Земли. А чистота этой воды такова, что можно камни рассматривать на полсотни метров вглубь. В тех же учебниках написано, что красота эта хрупкая: флора Байкала чувствительна к малейшим изменениям среды, а некоторые живые организмы не выживают даже в чистой воде лабораторий. Дело в том, что свойствами воды озеро обязано крошечному рачку эпишуре, который пропускает через свой организм 90% биомассы. Нет эпишуры – нет феномена Байкала.

Тем не менее «Закон об охране озера Байкал» принят только в 1999 году. И это не значит, что все тут же бросились его соблюдать. Об экологии здесь заботились специфически: после войны, например, запретили сплав леса, но с 1966 г. в Байкальске начал производство целлюлозно-бумажный комбинат с открытой формой водооборота. Это значит, что 240 тыс. т промышленных стоков ежегодно сбрасывали в озеро. Естественно, никаким нормам это безобразие не соответствовало, и на каждом совещании говорилось, что вредное производство вот-вот закроют. Временные разрешения на работу выдавались с учётом обещаний отдела по перепрофилированию комбината сделать цикл водооборота замкнутым (то есть гонять и очищать один и тот же объём воды). И так более 30 лет.

Отношение населения к происходящему существенно изменилось с распадом СССР. В 1987 г. возник проект построить поперёк Байкала трубопровод, чтобы пустить стоки ЦБК в реку Иркут. Народ понял, что тут-то озеро угробят по-настоящему: протесты разгоняли водомётами, и на уровне Политбюро решили не накалять обстановку. Зато когда в середине 2000-х заговорили о полном закрытии ЦБК, реакция была противоположной. К тому времени работы в округе совсем не стало, и среди 2, 3 тыс. сотрудников комбината был чей-то муж, брат или сват.

К тому времени на многие километры вокруг Байкальска давно не стало ни омуля, ни голомянки, ни пресноводных губок. Даже уникальные байкальские водоросли поменяли свой цвет, а зона деградации по соединениям серы оставила 32 кв. км. Тяжёлые фракции образовали огромное пятно, которое погружалось на глубину до тысячи метров. Зато каждый приезжий ревизор или чиновник мог убедиться, что вода-то довольно чистая. ЦБК закрыли только после того, как на дно Байкала погрузился аппарат «Мир», который установил превышение нормы диоксинов вокруг ЦБК в 40–50 раз.

Тут надо понимать, что вся заруба шла вокруг загрязнения южной части озера, где находился Байкальск. А в центре и на юге была почти что идиллия. Экологи ворчали лишь по поводу добычи золота на монгольском участке реки Селенги, что питает Байкал, но после закрытия ЦБК это были мелочи. И вдруг новые угрозы уже всему озеру. В 2013 г. возникла идея построить водопровод длиной 2 тыс. км для транспортировки байкальской воды в Китай. А в 2014 г. появились подозрения, что газопровод «Сила Сибири» может пройти напрямую по дну Байкала между бухтой Бугульдейка и посёлком Истомино в Бурятии.

К счастью, не сбылось: водопровод остался на уровне разговоров, а «Силу Сибири» после вмешательства президента Путина пустили в 300 км от заповедных берегов. Но это были только семечки.

 

Вся монгольская рать

В 2013 г. Монголия официально признала планы постройки каскада ГЭС на реке Селенге и её притоках, через которые проходит половина попадающей в Байкал воды. Таким образом Улан-Батор надеется добиться энергетической независимости от России, создав мощности для развития горнорудной промышленности. За спиной монголов маячили инвесторы проектов: Китай, который надеялся импортировать часть монгольских киловаттов, и Всемирный банк.

Предлагаемые места сооружения объектов ГЭС расположены более чем в 150 километрах от границы с Россией и в 550 километрах от Байкала. Но час от часу не легче. По словам эколога Сергея Шапхаева, один только проект ГЭС на реке Эгийн-Гол предполагает возведение дамбы высотой 103 метра и протяжённостью водохранилища 75 километров – ничего подобного в Монголии никогда не строили и не эксплуатировали. Случись что, цунами сметёт всё живое, включая Улан-Удэ.

Второй момент: одно только водохранилище на Эгийн-Гол будет наполняться 5–7 лет. Гидрологические циклы Селенги и притоков изменятся, а Байкал ждут снижение уровня воды и засуха. Великое озеро уже 20 лет испытывает маловодный период, связанный с особенностями глобальной циркуляции атмосферы. В 2014–2015 гг. уровень воды упал до экстремально низких 456 метров по тихоокеанской системе высот. В Бурятии начался мор рыбы, обмелели колодцы и скважины, приходится завозить воду цистернами.

К тому же любая ГЭС меняет распределение стока в зависимости от потребности в электроэнергии: летом воду придерживают, а зимой сбрасывают. Нежная байкальская биота этого не переживёт: икра омуля, например, гибнет при температурных колебаниях в одну десятую градуса! Нельзя также забывать, что воды любой реки несут большое количество органики и питательной среды, необходимой водным организмам. А плотина будет задерживать эти наносы.

В советских анекдотах Монголию называли «самой независимой» страной, поскольку от неё ничего не зависит. Времена изменились настолько, что в 2014 г. Минэнерго Монголии собиралось начать строительство одной из ГЭС немедленно, без каких-либо экспертных оценок проектной документации. А ГЭС на Эгийн-Голе находится, на минуточку, в сейсмоопасной зоне. Случись что – моментально погибнут сотни тысяч россиян. Тем не менее, по словам эколога Александра Колотова, российские госорганы на все просьбы вмешаться в происходящее стабильно отвечали отказом. Возымели действие только прямые обращения в Инспекционный совет Всемирного банка, Комитет по всемирному наследию ЮНЕСКО и в китайские банки, которые инвестируют в строительство на Эгийн-Голе. Почему же так?

А просто в 2014 г. вследствие украинского кризиса Россия начала «разворот на Восток». Китайцев пустили в ряд стратегических областей, их пообещали обеспечить газом на несколько столетий вперёд. Вряд ли Кремль осознанно решил разменять Байкал, чтобы не портить новую дружбу. Гораздо страшнее: чиновники на местах хором подумали, что опасно становиться на пути «разворота». Угробят Байкал? Ничего страшного, главное – сохранить кресло. Зато собственную власть выместили на жителях Байкала. В июне 2017 г. жители Ольхона рассказали президенту Путину, что экологические требования начальства сделали их жизнь невыносимой: «В лес нельзя, скотину нельзя – вплоть до арестов доходит».

Удобный исторический момент прочувствовали и монгольские товарищи: пока за ними китайцы и Всемирный банк, Россия не решится играть мускулами. И уже никто не вспоминал, что в 2003 г. Россия списала 11, 1 млрд долларов монгольского долга. А в 2010 г. – ещё 180 миллионов. И тогда, и сейчас мало кто понимает политическую целесообразность такого шага. И что толку от того, что тогдашний премьер Монголии Чимэдийн Сайханбилэг учился в МГУ, а президент Цахиагийн Элбэгдорж – в Львовском высшем военно-политическом училище? Хотя у нас странная традиция – заносить таких ребят в «друзья России».

Байкалу опять повезло. В мае 2016 г. Всемирный банк приостановил финансирование гидроэлектростанций на Селенге и водохранилища на Орхоне. А ЮНЕСКО приняла резолюцию по Байкалу, согласно которой строительство ГЭС в Монголии запрещено без многоаспектной экологической оценки проектов. Китайские инвесторы отказались от финансирования самого стрёмного проекта на Эгийн-Голе. Осознав, что отношения с Поднебесной так и не стали братскими, осмелели и российские чинуши. В 2016 г. Монголии списали ещё 170 млн долларов.

 

СУДЬБОЙ БАЙКАЛА ЗАИНТЕРЕСОВАЛОСЬ МЕЖДУНАРОДНОЕ СООБЩЕСТВО

 

Интернет-газета Республики Бурятия

 

ЮНЕСКО требует предоставить полный отчет о состоянии озера до февраля 2018 года.

 

ЮНЕСКО настаивает на создании Россией системы экологического мониторинга озера Байкал, входящего в список Всемирного наследия, а также требует предоставить информацию о планах на использование площадки Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК). Соответствующий документ опубликован на сайте ЮНЕСКО.

"ЮНЕСКО отмечает сообщения об изменениях в экосистеме имущества, в том числе о цветении водорослей и снижении запасов рыбы, - говорится в документе. - И вновь обращается к России с просьбой разработать систему экологического мониторинга на всей территории с целью выявления масштабов и причин таких изменений".

Также в ЮНЕСКО обеспокоены судьбой территории закрытого Байкальского ЦБК, проработавшего на берегу озера 50 лет.

Ранее сообщалось, что Минприроды России рассматривает несколько вариантов использования здания бывшего комбината, в том числе, создание на его базе эколого-просветительского центра. БЦБК был закрыт осенью 2013 года, и до настоящего момента работы по ликвидации накопленных на его территории лигниновых отходов не начались.

Отчет о состоянии сохранности объекта Всемирного наследия, которым является Байкал, ЮНЕСКО просит предоставить до 1 февраля 2018 года.

В международной организации просят также провести экологическую оценку расположенных на Байкале особых экономических зон (ОЭЗ), чтобы понимать, как увеличится антропогенная нагрузка на экосистему озера в связи с реализацией запланированных объектов. На побережье Байкала в настоящее время действуют две туристские ОЭЗ - "Ворота Байкала" в Иркутской области и "Байкальская гавань" в Бурятии.

Не обошли вниманием в документе и проблему постройки Монголией гидроэлектростанции (ГЭС) на реке Селенге, главной водной артерии, питающей Байкал.

По мнению российских ученых, проекты могут негативно сказаться на экосистеме озера и самой Селенге, особенно в условиях маловодного периода, наблюдающегося сейчас в бассейне Байкала. Ученые также обращали внимание на сейсмическую опасность территории возможного строительства ГЭС. В ЮНЕСКО отметили, что поддерживают стремление Монголии провести дополнительные исследования перед строительством ГЭС.

 

ПЛАН РЕКУЛЬТИВАЦИИ

 

Наталья Пономарева, Interfax-Russia.ru

 

АО "Росгеология" разработало новый проект рекультивации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК, Иркутская область).

 

"Проект уже направлен в правительство Иркутской области, он пройдет через общественные слушания. Нам необходим 1 год на опытно-промышленную эксплуатацию, апробацию технологии", - сообщил журналистам директор департамента энергетических ресурсов и геоэкологии компании Альберт Исхаков в ходе Байкальского международного экологического форума.

Как уточнили "Интерфаксу" в пресс-службе российского геологического холдинга, технология, предложенная специалистами компании, подразумевает изъятие отходов - шлам-лигнина - из карт-накопителей комбината с последующей их переработкой в передвижном комплексе с добавлением вяжущих материалов, инертного минерального материала, золы, а также так называемых "усилителей прочности". Затем полученную субстанцию предполагается пропустить через реактор термолиза, на выходе разработчики ожидают получить активированный уголь, который, в свою очередь, будет использован для фильтрации надшламовой воды.

"В лабораторных условиях мы подтвердили необходимые результаты (в рамках технологии - ИФ), но как себя инертный материал поведет, когда его объем будет измеряться в тысячах кубометрах, пока неясно. Для этого и нужен этап опытно-промышленной эксплуатации", - пояснил Исхаков "Интерфаксу".

Отметим, что в настоящее время в 12 картах БЦБК содержится более 6,2 млн тонн отходов, накопленных с 1960-х годов. По мнению экологов, отходы комбината угрожают озеру Байкал серьезной экологической катастрофой: в случае схода селя с горного хребта Хамар-Дабан их может смыть в озеро.

"Там основные три проблемы. Это отвалы - их утилизация. Второе - это сама промплощадка, где нужно принять решение и ее перепрофилировать. И энергоисточник, который нужно заменить, и заменить сети, потому что они там несколько иной технической направленности. Пока ни один из этих вопросов не решен", - докладывал в 2016 году президенту РФ Владимиру Путину губернатор Иркутской области Сергей Левченко.

Как сообщалось, первый проект рекультивации отходов комбината был разработан еще в 2014 году. Тогда, несмотря на определенные недоработки, документ все-таки как-то прошел госэкспертизу, однако до его реализации дело так и не дошло. В 2016 году после того, как все эти нарушения вскрылись, Генпрокуратура РФ потребовала у чиновников разработать новый проект по рекультивации промплощадок БЦБК.

После этого в июле того же года спецкомиссия под руководством заместителя председателя правительства Иркутской области Виктора Кондрашова организовала забор проб отходов БЦБК для опытно-промышленных испытаний. Исследования велись сразу в нескольких научных учреждениях: в лабораториях Лимнологического института СО РАН, Иркутского национального исследовательского института, Центра лабораторного анализа и технических измерений по Сибирскому федеральному округу (СФО).

На основании этих исследований были предложены две технологии по переработке отходов БЦБК. Одна из них подразумевала смешивание лигнина с известью, цементом, золой, мраморной крошкой, в результате чего должен был получиться камнеобразный монолит. Второй проект предполагал смешивание лигнина с золой. Однако как показали испытания обеих технологий, ни одна из них не может быть использована на практике - отходы в камнеобразный монолит так и не превратились. В связи с этим власти Иркутской области решили найти для проекта по рекультивации отходов БЦБК нового исполнителя. Им стала Росгеология.

"Необходима была организация, которая могла бы этот вопрос решить, и на которую государство имело бы возможность влиять, при необходимости ускорять или поправлять. По предложению Министерства природных ресурсов и экологии России, с которым я полностью согласен, поставщиком услуг (по рекультивации отходов БЦБК - ИФ) выбрана "Росгеология", которая уже задействована в решении подобных вопросов в Арктике - исправляет экологические ошибки, совершенные десятки лет назад", - заявил журналистам в августе 2017 года губернатор Иркутской области Сергей Левченко.

Глава региона уточнил, что "Росгеология" выбрана без проведения конкурса, путем использования механизма единственного поставщика услуг.

"Со временем химический состав и кислотность отходов изменились, поэтому теперь для получения нейтрального материала при рекультивации в них придется добавлять дополнительные ингредиенты", - добавил губернатор.

Как в свою очередь сообщил министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков, начать работу непосредственно по ликвидации отходов БЦБК планируется во второй половине следующего года.

В частности, согласно соответствующему плану мероприятий, на октябрь-ноябрь 2017 года уже назначена актуализация инженерных изысканий и корректировка проекта, на февраль 2018 года - получение экспертиз и разработка рабочей документации, а на май 2018 года - начало работ по рекультивации отходов.

В целом, по информации чиновника, проект предусматривает проведение целого комплекса химико-технологических, инженерно-геологических, земляных, строительно-монтажных работ, а также организацию системы непрерывного геоэкологического мониторинга карт-накопителей, находящихся в сейсмоопасной и селеопасной зоне.

Заказчиками всех указанных работ выступают правительство Иркутской области и Минприроды РФ. На рекультивацию отходов БЦБК регион рассчитывает получить из федерального бюджета субсидию в размере 253 млн рублей по федеральной целевой программе "Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории". При этом из бюджета самой Иркутской области в 2017 году, как ожидается, будет выделено 124,6 млн рублей.

Как сообщалось, Байкальский ЦБК прекратил варку целлюлозы в сентябре 2013 года, в настоящее время комбинат находится на стадии конкурсного производства. Мораторная кредиторская задолженность компании составляет 2,8 млрд рублей. В настоящее время все имущество ЦБК, включая шламонакопители, находится в составе конкурсной массы, сформированной конкурсным управляющим. В соответствии с законом о банкротстве управляющий на аукционах реализует активы предприятия, непроданное имущество (в том числе шламонакопители) могут быть переданы органам местного самоуправления.

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100