РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 21.07.2018г., суббота
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< июль 2018 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
ПОИСК
Рассылки


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
СМИ о нас

19 декабря 2017 г.

Обзор СМИ от 19 декабря 2017 года

Версия для печати

НАЛОГИ НЕ ПЛАТЯТ? ЛЕС НЕ РУБЯТ!

 

Николай КРУПНИЦКИЙ, «Правда Севера»

 

В областном Собрании прошло рабочее совещание по вопросам, связанным с нарушением налогового законодательства предприятиями лесной отрасли.

 

В прошлом номере «Правде Севера» дал интервью Сергей Родионов, руководитель управления Федеральной налоговой службы России по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, которое называлось «Лес рубят – налоги не платят».

В частности, Сергей Родионов привёл весьма красноречивый факт – в 2016 году в консолидированный бюджет Российской Федерации предприятиями лесной отрасли уплачено 3,1 миллиарда рублей налогов – это всего два процента от общей суммы областных налоговых поступлений. А ведь в отрасли – 700 предприятий, на которых трудится 45 тысяч работников. Также руководитель УФМС привёл примеры применения серых схем ухода от уплаты налогов в лесопромышленной отрасли региона.

На статью сразу же отреагировал профильный комитет областного Собрания по природопользованию и лесопромышленному комплексу. Чтобы разобраться в проблеме, Александр Дятлов, руководитель комитета, пригласил на рабочее совещание Константина Доронина, областного министра природных ресурсов и ЛПК, Сергея Родионова, руководителя управления Федеральной налоговой службы России по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, руководителей ведущих предприятий области Дмитрия Зылёва, генерального директора Архангельского ЦБК, Алексея Кудрявцева, генерального директора ГК «Титан», Михаила Папылева, генерального директора ООО «ПЛК», и других.

— В статье говорилось о том, что порядка трёх миллиардов рублей бюджет Архангельской области недополучает по налогам в связи с тем, что работают фирмы-однодневки. Они периодически возникают, закрываются, – пояснил суть проблемы Александр Дятлов. – Мы хотим понять, какую схему нужно выстроить, чтобы действительно максимальное количество налогов получали бюджеты всех уровней, мы хотим получить от налоговой службы чёткие рекомендации. Возможно, речь пойдёт о подписании некоего соглашения между правительством Архангельской области, областным Собранием депутатов, ФНС, крупным бизнесом.

Выступая на совещании, Сергей Родионов подчеркнул, что лесная отрасль сейчас несёт неадекватную налоговую нагрузку:

— То, что налоговая нагрузка регионального ЛПК является неадекватной – это факт, и этот факт подтверждается результатом контрольных мероприятий, которые проводит налоговая служба совместно с правоохранительными органами. Решения судов, которые состоялись в текущем году, в предыдущие годы, свидетельствуют о том, что по-прежнему, к сожалению, используются схемы уклонения от уплаты налогов в данной отрасли, но благодаря комплексной работе этих схем становится всё меньше и меньше. Они становятся более типичными, абсолютно понятными для нас.

Сергей Родионов уточнил, что речь не идёт о крупных компаниях ЛПК региона:

— Мы говорим о структурах, которые не входят в группы компаний. Мы видим лесозаготовителя, транзитную компанию и переработчика. Речь идёт о том, чтобы исключить транзитную зону, чтобы поставка лесопродукции шла напрямую на предприятия-переработчики. Убирая транзитную составляющую, мы исключаем схемы ухода от уплаты налогов, в частности, вывода капитала через обналичивание денежных средств через схемы по НДС. Оставляя понятную для нас транзитную зону, мы создаём тем самым чистую среду и чётко понимаем на всей дистанции, что деньги перечисляются за поставку лесопродукции, что они поступают в отрасль, а не уходят в серые схемы.

Подводя итог совещания, Александр Дятлов выразил уверенность, что лесной бизнес в области обелить удастся. Но только совместными усилиями депутатского корпуса, областного правительства, предприятий ЛПК и налоговой службы.

 

КАТЫРИН: РОССИЙСКИЙ ЛЕС МОЖЕТ ДАТЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЭКСПОРТНАЯ ТРУБА

 

«Российская газета»

 

Потенциально переработка российского леса способна дать большую прибыль, чем экспортная труба, но для этого нужны серьезные инвестиции, убежден Президент ТПП РФ Сергей Катырин. Об этом он заявил по итогам III Международной конференции, посвященной перспективам развития лесопромышленного комплекса России.

 

Наши показатели глубокой переработки лесных ресурсов пока многократно меньше, чем, например, в США, где она дает в ВВП до 600 млрд долларов в год, отметил Сергей Катырин, однако ежегодный прирост леса в России в два раза выше, то есть потенциально российская древесина может давать стране более триллиона долларов! Но для развития отрасли нужны очень большие деньги, добавил он, и именно в этом основная цель форума: привлечь внимание отечественных и иностранных деловых кругов к потенциалу лесопромышленности страны, ее инвестиционным возможностям.

"Четверть мирового леса, расположенного в России, надо активно использовать, он больше не должен оставаться в экономике своего рода сиротой с его менее чем двухпроцентным вкладом в ВВП", - заявил глава ТПП РФ.

По его словам, некоторые перемены к лучшему есть. Целлюлозно-бумажная отрасль, этот локомотив развития всего лесного комплекса, после нескольких лет кризисного спада по итогам 2016 года заметно подросла. Стимулирование импортозамещения начинает приносить результаты; наиболее успешным стал сегмент санитарно-гигиенических изделий, где доля импортной продукции снизилась с 53 до 8 процентов.

Все упирается в инвестиции, они приходят, но их надо больше. Российской целлюлозно-бумажной промышленности есть, куда расти. Потенциал увеличения производства целлюлозы в стране - примерно 11 млн тонн, но это потребует очень серьезных инвестиций.

 

ЦЕЛЛЮЛОЗНО-БУМАЖНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ КАЗАХСТАНА ГРОЗИТ УНИЧТОЖЕНИЕ?

 

Sputnik

 

Ассоциация упаковщиков Казахстана добивается возобновления запрета на вывоз макулатуры за пределы страны. Это необходимо сделать, чтобы целлюлозно-бумажная промышленность (ЦБП) страны продолжала работать и развиваться.

 

"Бумажный" вопрос

Как пояснил глава ассоциации Батырбек Аубакиров, макулатура – единственное сырье для отечественных производителей бумаги и картона. Но в настоящее время большие объемы макулатуры уходят на экспорт, и казахстанским заводам буквально "нечего перерабатывать".

"У нас 90% основного сырья ЦБП – это макулатура. В Казахстане по естественным причинам отсутствует производство древесной целлюлозы. В Казахстане нет деревьев, лесистость всего 3,8%. А целлюлоза — основной компонент для производства бумаги и картонов. Поэтому борьба за макулатуру является естественным и постоянным процессом. А в условиях единого экономического рынка со странами ЕАЭС этот вопрос становится еще более острым", — сказал Аубакиров в интервью Sputnik.

Макулатура стала привлекательным экспортным товаром. По данным экспертов, это привело к росту цен на рынке ЕАЭС на 30-40% за последние три года.

"При этом объемы экспорта стран ЕАЭС довольно скромные. С 2015 года эта цифра не превышала трехсот тысяч тонн из-за дефицита сырья. Поэтому страны ЕАЭС периодически вводят временные запреты на вывоз макулатуры за пределы своей страны. Например, Беларусь с 2011 года продлевает этот запрет. Россия ввела запрет на период с декабря 2015 по апрель 2016 года", — рассказал Аубакиров.

На рынках ЕАЭС лидирует российская макулатура. По оценке отраслевых экспертов, в качестве сырья российские бумажно-картонные комбинаты на 80% используют макулатуру, а остальные 20% — товарная целлюлоза.

По словам специалиста, российским производителям выгодно закупать сырье в Казахстане. За счет преимуществ в курсовой разнице они выгодно купают макулатуру в Казахстане, оставляя вне конкуренции небольшую отечественную отрасль ЦБП.

"Поставщики отечественной макулатуры зачастую работают в "серой зоне", без уплаты налогов. Им проще и выгоднее сдать за наличные и получить быструю выгоду. Соседние рынки Кыргызстана и Узбекистана не производят товарную целлюлозу и тоже скупают казахстанскую макулатуру для своей плодоовощной и пищевой отрасли. В итоге отечественные предприятия остаются незагруженными. Например, сейчас в Казахстане показатель загруженности производителей гофрокартона ниже 50%", — говорит Аубакиров.

В результате дефицит приводит к росту цен на сырье, которое сказывается на цене конечной продукции для потребителей.

 

Нужен запрет?

Изменить ситуацию к лучшему для казахстанских производителей и потребителей мог бы временный запрет на экспорт макулатуры. Согласно правилам ЕАЭС ограничения могут вводиться сроком на шесть месяцев, затем его можно продлить.

"Казахстан вводил ограничительные меры с ноября 2016 по май 2017 года и показал практически полную загруженность предприятий. Производство бумажной продукции выросло на 34% в стоимостном выражении. Это позволило увеличить налоговые поступления отрасли в период запрета на 55% и создать новые рабочие места. Три завода купили оборудование, чтобы нарастить свои мощности", — приводит данные глава ассоциации.

Ассоциация упаковщиков Казахстана считает, что дальнейший запрет необходим, чтобы не потерять уже начавшие простаивать из-за нехватки сырья предприятия, которые будут вынуждены сокращать людей и закрываться.

"Мы понимаем, что эта мера не решает в корне проблему. Системное решение видится только в устойчивом развитии отрасли", — подчеркивает Аубакиров.

 

Минэнерго против

"Министерство по инвестициям (МИР Казахстана — прим.ред.) знает о проблеме экспорта и в прошлом году дало добро на запрет. Нас поддержала и Национальная палата предпринимателей. Когда мы обратились с просьбой о возобновлении запрета в предновогодний период — когда требуется максимальная загрузка мощностей, МИР вновь нас поддержало, однако министерство энергетики выступило против запрета", — рассказал Аубакиров.

Как пояснил глава ассоциации, раньше Минэнерго не участвовало в согласовании приказа о запрете на вывоз макулатуры. Свою позицию ведомство первоначально обосновало принципами расширенного обязательства производителей (РОП).

"Сейчас оператор РОП компенсирует определенные затраты организаторов и переработчиков макулатуры, что должно снижать себестоимость конечной продукции и, стимулируя, собирать больше, работать прозрачнее, инвестировать в инфраструктуру раздельного сбора. Однако этот принцип не работает. В Казахстане перерабатывается 100 тысяч тонн макулатуры, а на 2018 год в РОП заложили компенсацию всего на 20 тысяч тонн. Поэтому сборщикам макулатуры будет выгоднее продавать, причем на экспорт", — поясняет Аубакиров.

По словам Аубакирова, ассоциация провела несколько встреч на разных уровнях с руководством Минэнерго, предоставила анализ, справки и документы.

"Сейчас основной аргумент министерства энергетики — опасение, что в случае введения запрета вся макулатура останется на территории Казахстана в виде мусора, то есть что предприятия не справятся с переработкой. Это противоречит представленным нами данным и потребности отрасли в сырье", — заметил председатель ассоциации.

В ходе переговоров Минэнерго согласилось утвердить запрет на экспорт только лишь картонной макулатуры. Аубакирова отмечает, что противостояние идет на уровне "данные статистики" против "данных заводов".

"Опять же пример: они готовы согласовать запрет на картон. А по поводу бумаги утверждают, что, по их данным, офисной бумаги завозится порядка 80 тысяч тонн, а перерабатывается всего около 10 тысяч тонн. По нашим данным, в нашу ассоциацию входят четыре завода — они перерабатывают 80 тысяч тонн, и этого им не хватает для полной загрузки мощности", — указал специалист.

 

Кому достанется сырье

Глава ассоциации всерьез опасается, что достигнутый в последние годы рост казахстанской целлюлозно-бумажной промышленности прекратится. Более 60% продукции ЦБП приходится на упаковочные материалы. Основная часть упаковочных материалов, около 70%, идет в пищевую промышленность. Поэтому ассоциация производителей упаковки готова добиваться запрета на экспорт сырья.

"ЦБП демонстрирует динамичный рост и остается перспективной и инвестиционно привлекательной для бизнеса. Объемы инвестиционных вложений в ее модернизацию, которые в 2016 году составили 8,147 миллиарда тенге, увеличились за пять лет в семь раз. В ЦБП трудятся порядка трех тысяч работников. По имеющимся данным, только за три года отрасль заплатила в бюджет налогов на 7,5 миллиарда тенге. Есть такое выражение "кто владеет сырьем, тот владеет промышленностью". Если мы сейчас вопрос с сырьем не решим, то ни о каком развитии целлюлозно-бумажной промышленности речи быть не может", — заключил Аубакиров.

Редакция Sputnik Казахстан обратилась за комментариями по этому вопросу в министерство энергетики Казахстана.

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100