РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 23.08.2019г., пятница
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< август 2019 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
ПОИСК
Рассылки


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
СМИ о нас

21 декабря 2018 г.

Обзор СМИ от 21 декабря 2018 года

Версия для печати

БАЙКАЛ - СТЫД И ШЛАМ

 

Евгений Бурдуковский, электронная газета «Век»

 

Правительство Иркутской области обнародовало скорректированный план экологических мероприятий на месте закрывшегося несколько лет назад Байкальского ЦБК. Как выяснилось, подготовительные работы затянулись из-за проблем с документацией.

 

Основной подрядчик рекультивации - АО «Росгеология» в соответствии с техническим заданием должен завершить корректировку проектной документации до конца июня будущего года. Только после этого работы начнутся в промышленном масштабе, сообщил на прошлой неделе министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков. Этой весной в Росгеологии заявили, что работы по очистке побережья приостанавливает, поскольку не может гарантировать, что они будут соответствовать требованиям контракта. А такая ситуация, в свою очередь возникла, когда выяснилось, что ПСД не соответствует действующему законодательству. Соответственно, появилась необходимость срочной корректировки документации.

Такая заминка при этом могла послужить причиной штрафных санкций за неэффективное использование бюджетных средств. В 2017 году на рекультивацию федерация выделяла почти 200 млн. рублей. В этом году - уже 1,1 млрд. рублей. Еще около 300 млн. изыскала Иркутская область. Поэтому правительство региона направило в адрес Министерства природных ресурсов и экологии РФ предложение байкальские деньги перекинуть на другой год, раз уж работы не начались. Федеральный центр эту инициативу поддержал. И теперь график финансирования экологических мероприятий выглядит так: на ликвидацию отходов БЦБК в 2019 году запланирован 1,4 млрд. рублей, в 2020 году – 2,2 млрд., в 2021 году – 1,1 млрд. рублей. Софинансирование из областного бюджета в течение трех лет составит 1,2 млрд. рублей. «Также проработан вопрос полной ликвидации БЦБК как объекта. Не только карт-накопителей, но и самой промышленной площадки. На это было выделено 95 млн. рублей. В 2019 году мы должны провести проектно-изыскательские работы, чтобы определить степень ущерба и объем средств, необходимых для ликвидации, и очистить территорию побережья Байкала от всех объектов», - сообщил Крючков.

Между тем, в конце ноября Счетная палата РФ закончила проверку реализации экологических мероприятий по спасению Байкала. Главным мероприятием соответствующей федеральной целевой программы как раз является ликвидация «наследства» комбината. Картина, которую рисуют аудиторы, не такая благостная, как у иркутских чиновников и Росгеологии. За формулировкой «нужно корректировать документацию» скрывается банальный факт отсутствия вообще какого-либо понимания, как отходы БЦБК будут утилизировать. По сути, уже несколько лет идет простая имитация работ. «Мероприятие, которое реализуется с 2013 года и должно быть завершено к 2020 году, фактически даже не начиналось. Были необоснованно отвлечены средства федерального бюджета в сумме 4 млрд. рублей, оплачена проектная документация, которая не подлежит применению, а ее корректировка потребует дополнительного времени и средств», - заявил глава дирекции СП РФ Сергей Нероев. И, кстати, вся программа охраны озера Байкал, считают аудиторы, целей своих не добилась. Экологическое состояние природной территории продолжает ухудшаться. А главный виновник – Минприроды РФ, которое не может должным образом контролировать реализацию федеральной целевой программы по Байкалу.

Представители Росгеологии заявили, что всему виной меняющаяся ситуация вокруг предприятия. В 2013 году ЦБК еще существовал как единый производственный комплекс. Но после его остановки все технологические цепочки распались. А часть имущества комбината просто разворовали. Потому технологии утилизации, которые хотели применять изначально, тоже перестали действовать. Добавим, главная проблема БЦБК – это гигантские залежи шлам-лигнина. Ученые предлагают множество методов его утилизации. В частности, с последующим производством товарной продукции для строительной отрасли. «За время работы БЦБК накоплено около пяти миллионов кубометров шлам-лигнина, которые складируются в специальных картах-шламонакопителях. Один такой котлован глубиной 5-6 метров, длиной порядка 1,5 километров и шириной 100-150 метров. Произведя зачистку и рекультивацию, их можно будет использовать, например, для создания искусственных чистых прудов для разведения рыб», - рассказывает профессор Иркутского национального исследовательского технического университета Андрей Богданов.

«Ликвидация проблем БЦБК является своеобразной лакмусовой бумажкой, по которой оценивается сегодняшняя способность государства справляться с экологическими вызовами на Байкальской природной территории. И если мы не способны надежно и оперативно ликвидировать последствия своей предшествующей деятельности на берегу Байкала, то о каком массовом развитии туристической инфраструктуры здесь может идти речь? Китайцы могут вкладывать десятки миллиардов долларов в развитие байкальского туризма, но нам следует помнить, что охрана и защита уникальной экосистемы Байкала целиком и полностью будет зависеть от нас, - заявил «Веку» эколог, член Ангаро-Байкальского бассейнового совета Александр Колотов. - Сейчас если еще не выбрана технология утилизации отходов БЦБК, то давать какие-то прогнозы по срокам бессмысленно. Ясность может наступить только тогда, когда проект утилизации отходов начнут готовить к прохождению государственной экологической экспертизы. Тогда в обязательном порядке должно быть инициировано общественное обсуждение проекта, и мы сможем, наконец, узнать, какую именно технологию Росгеология намерена использовать».

 

ТОКСИЧНЫЙ КОМБИНАТ. ЖЕЛЕЗНЫЙ ОЛИГАРХ РЕАЛИЗУЕТ СОМНИТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

 

Виктор Бодров, «ФедералПресс»

 

Кто сегодня не знает Алексея Мордашова? Его имя у многих на слуху и ассоциируется с «Северсталью», входящей в круг крупнейших металлургических компаний России. Но он предпочитает не ограничиваться исключительно инвестициями в выплавку чугуна и стали и производство проката, вкладываясь в интересные ему сферы. Вот только не все позитивно в его проектах. Подробности – в материале «ФедералПресс».

 

«Мягкий бизнес» простого металлурга

В России полно леса, пригодного для переработки, целлюлозно-бумажных комбинатов (ЦБК) – раз, два и обчелся. В будущем их может стать больше.

«Сейчас мы рассматриваем пять потенциальных инвестиционных проектов по созданию целлюлозно-бумажных производств с объемом 4,5 млн тонн выпуска целлюлозы и инвестициями порядка 580 млрд рублей. Они заявлены крупными игроками рынка в различных регионах страны, выбраны с учетом наличия лесных ресурсов и изложены в Стратегии развития лесного комплекса до 2030 года. Учитывая экспортную ориентацию продукции ЦБП, создание новых производственных мощностей повлечет существенное увеличение показателей объемов производства и экспорта продукции лесопромышленного комплекса», – заявил заместитель министра промышленности и торговли России Виктор Евтухов, выступая на днях на международной конференции «Целлюлозно-бумажная промышленность России – новые реалии, новые возможности» в Вене.

В составе «великолепной пятерки» значится проект компании «Свеза» по строительству Судского ЦБК мощностью 1,330 млн тонн воздушно-сухой целлюлозы в год и планируемыми капитальными вложениями в 150 млрд рублей.

Немного расскажем про «Свезу». Основанная в 1997 году, она впоследствии приобрела пакеты акций Усть-Ижорского фанерного комбината, завода «Фанплит», Великоустюгского фанерного комбината «Новатор», Пермского и Мантуровского фанерного комбината, «Фанкома», открыла представительство в Германии. И главное – ее владельцем является знаменитый стальной магнат Алексей Мордашов.

Теперь про Суду – скромный поселок, стоящий у впадения одноименной реки в Рыбинское водохранилище и насчитывающий около 6 тыс. жителей. В нем функционируют завод «Красный Пресс», колония-поселения и интернат для умственно отсталых детей. Типичный населенный пункт, каких много в России.

Проект Судского ЦБК, похоже, стал магистральным направлением развития «Свезы». В ноябре она подписала с финской Pesmel меморандум о взаимопонимании по поводу автоматизированной системы хранения целлюлозы, в сентябре – схожий документ с Valmet, завершившим к тому моменту проектирование технологического оборудования для ключевых цехов будущего предприятия – древесно–подготовительного, варочного, промывного, отбельного, сушильного, котельного, выпарного и цеха каустизации и регенерации извести.

В августе «Свеза-Лес», «дочка» «Свеза», объявила об общественных слушаниях по поводу технических заданий на разработку перечня мероприятий по охране окружающей среды, включая и оценку воздействия на нее. Последняя должна быть проведена до конца января следующего года.

И вроде бы все прекрасно в проекте «Свезы»: и современный ЦБК, и хорошо оплачиваемые рабочие места для жителей далеко не богатой Суды, и дополнительные налоги в бюджеты различных уровней. Но...

 

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Никто не спорит, что Вологодской области не помещало бы новое предприятие, дорогостоящих проектов в регионе маловато. Но нелишне вспомнить про печально известный Байкальский ЦБК, протесты против работы которого раздавались в течение десятилетий и в Советском Союзе, и в рыночной России: сточные воды с него по трубам поступали в чистые воды Байкала, вредные выбросы попадали в воздух.

На любом ЦБК сточные воды образуются в основном в производстве целлюлозы сульфатным или сульфитным способом варки древесины и последующей ее отбелкой с помощью соединений хлора. В атмосферу же опасные вещества попадают едва ли не со всех цехов.

«Безусловно, любой ЦБК представляет собой вредное производство, но сейчас имеются технологии, позволяющие при наличии очистных сооружений минимизировать выбросы и сбросы. Надо учесть, что при государственной экологической экспертизе по строительству объекта обязательно должны проводиться местными властями общественные слушания для населения, и этот момент нельзя прозевать, поскольку, как правило, застройщики не любят их выставлять на «всенародное обсуждение», предпочитая проводить их в закрытом или полузакрытом режиме. При их проведении необходима публикация, объявление в каком-то местном издании, необходимо внимательно отслеживать эту информацию, – сообщил председатель общественной организации «Зеленый патруль» Андрей Нагибин. – Когда же проводятся общественные слушания, участвующим в них жителям обязательно должны объяснить, подробно рассказать о параметрах будущего предприятия, какие возможны сбросы и выбросы. Безусловно, к ЦБК повышенное внимание – все помнят про Байкальский ЦБК, годами отравлявший воды самого глубокого пресноводного озера в мире».

Председатель регионального отделения по Вологодской области «Общественного экологического контроля России» (ОЭКР) Алексей Кощеев критически оценивает проект Судского ЦБК. «Ради реализации проекта массово нарушаются законы, регламенты и права жителей. Например, проведена подложная государственная экологическая экспертиза, что установлено проверкой Роспотребнадзора по требованию ОЭКР и экспертным заключением общественной экологической экспертизы ОЭКР в рамках государственной, – отметил он. – Строительство целлюлозного завода (производства бумаги не будет, только самый токсический передел – беленая целлюлоза) приведет к ухудшению экологической ситуации и в Вологодской, и в смежной с ней Ярославской областях, и других, далее по реке Волге до Каспийского моря».

«Разумеется, строительство любого крупного промышленного предприятия связано с определенными рисками для окружающей среды, и крупнейший ЦБК – не исключение. Но при строительстве современного ЦБК с использованием лучших доступных технологий, при высокой культуре строительства и производства и правильно организованной системе обеспечения древесным сырьем эти риски можно свести к приемлемому минимуму. То есть основные риски будут зависеть не от появления нового ЦБК в принципе, а от того, как конкретно проект будет реализован, в том числе в части обеспечения древесиной», – указал руководитель лесного отдела российского отделения Greenpeace Алексей Ярошенко.

 

Надо или не надо?

Возникает закономерный вопрос: нужно ли здесь столь небезопасное предприятие? Согласно информации на сайте департамента лесного хозяйства Вологодской области, регион занимает одно из ведущих мест в России по наличию лесных ресурсов. Суммарная площадь лесов оценивается в 11,473 млн га, или 79 % территории Вологодской области, запас древесины превышает 1,6 млрд кубометров, расчетная лесосека – почти 29,8 млн кубометров. В 2017 году заготовили 15,6 млн кубометров древесины. Руби – не хочу!

«Новые производства нужны – они обеспечат дополнительные рабочие места, но и одновременно должно быть минимизировано воздействие на окружающую среду. Любой глава региона заинтересован в привлечении инвестиций. Поэтому необходимо понимать, какие запасы леса в нем имеются, предусмотрены ли, согласованы ли расчеты его вырубки и т. д. – констатировал Андрей Нагибин. – С 1 января 2019 года будет действовать законодательная норма, устанавливающая обязательность раздельного сбора мусора, и она позволит вовлечь в переработку большое количество вторичного сырья, в том числе бумаги и древесины, если производство будет работать на вторсырье, это надо только приветствовать. Мы не за, и не против, сначала необходимо подробно изучить проект».

«Нужно ли в регионе такое предприятие? Думаю, что нужно. Очевидно, что региону очень нужны достойно оплачиваемые рабочие места, причем не только в крупнейших промышленных центрах, но и в сельской местности. При правильной организации дела комбинат может прямо или косвенно поспособствовать созданию тысяч рабочих мест: как на самом предприятии, так и в тех районах, где для него будет заготавливаться и выращиваться древесина. Региону нужны налоги и другие платежи в бюджетную систему – Вологодская область не настолько богата, чтобы отказываться от развития своей промышленности. Большинству обычных граждан нужно, чтобы рынок труда был конкурентным, чтобы работодатели соревновались за работников, в том числе повышая зарплаты и социальные льготы, – а этого не бывает без развития новых современных производств, – высказал свое отношение Алексей Ярошенко. – Но есть, конечно, и риски. Их можно объединить в две основные группы: связанные с загрязнением окружающей среды при строительстве и работе самого предприятия и связанные с истощением лесов при обеспечении его древесным сырьем. Первые можно свести к минимуму применением лучших доступных технологий – и тут гражданам и общественным организациям надо внимательно следить, чтобы использовались именно такие технологии. Вторые можно свести к минимуму развитием правильного лесного хозяйства, переходом от простой добычи древесины в естественно выросших лесах к ее целенаправленному выращиванию на наиболее подходящих для этого землях. При правильно организованном лесном хозяйстве комбинат такого масштаба можно обеспечить древесным сырьем с территории Вологодской области на бесконечно длительную перспективу. Пока, правда, в регионе есть только зачатки такого хозяйства – но их можно и нужно развивать».

«Проект продвигается якобы как инновационный для переработки лиственных пород деревьев и отходов: веток и кореньев. Однако специалисты утверждают что сделать целлюлозу из этого сырья невозможно. Требуется качественное сырье», – считает Алексей Кощеев.

А ведь не так уж далеко находится уникальный Дарвинский заповедник, призванный сохранить хрупкую природу Молого-Шекснинского междуречья и проводить исследования протекающих в ней изменений вследствие влияния Рыбинского водохранилища и промышленных предприятий Череповца. Ему от будущего ЦБК, похоже, не поздоровится.

«В настоящее время экосистемы заповедника находятся в напряженном состоянии, т. к. рядом, в 35 км от заповедной территории, находится крупный промышленный узел города Череповца. Кроме того, в последние годы из-за перепромысла сократилась численность многих видов рыб. Поэтому любое усиление нагрузки на экологические системы заповедника и Рыбинского водохранилища в виде дополнительных источников загрязнения, а тем более строительство и функционирование целлюлозно-бумажного комбината, негативно скажется на состоянии как водных, так и наземных экосистем заповедника и Рыбинского водохранилища, что может привести к необратимым процессам деградации природной среды региона Рыбинского водохранилища», – таково мнение руководства Дарвинского заповедника.

Интересно, что думают о Судском ЦБК власти Вологодской области и соседних с ней регионов? К сожалению, узнать мнение правительства Вологодской области не удалось На отправленный по электронной почте запрос «ФедералПресс» последовала реакция: «Просим направить запрос на официальном бланке с печатью и подписью главного редактора».

Зато из управления массовых коммуникаций правительства Ярославской области прислали обстоятельный ответ. В нем, в частности, говорится: «Оценить уровень воздействия на природные объекты в период строительства и эксплуатации целлюлозного завода представляется возможным только при рассмотрении материалов проектной документации, о степени готовности которой у департамента охраны и природопользования Ярославской области информация отсутствует.

Строительство объекта возможно при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы проектной документации. До рассмотрения в экспертизе документация в обязательном порядке проходит общественные слушания.

Департамент охраны окружающей среды и природопользования Ярославской области держит под контролем ситуацию с реализацией инвестиционного проекта по строительству целлюлозного завода».

Кстати, по сведениям газеты «Коммерсантъ» губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов направил Владимиру Путину письмо, попросив в нем рассмотреть целесообразность проекта «Свезы». И понять его можно – нельзя сбрасывать со счетов угрозу загрязнения великой русской реки Волги, протекающей сквозь чашу Рыбинского водохранилища. Осознает ли ее Алексей Мордашов? Хотелось бы верить…

В пресс–службе компании «Свеза» сообщили о том, по каким причинам было принято решение построить ЦБК в Вологодской области.

«Существует множество объективных причин, по которым современные инновационные компании задумываются о создании новых высокотехнологичных производств. В первую очередь, это потребности рынка, растущий спрос и назревшая необходимость развития отрасли и импортозамещение. Россия занимает только восьмое место в общемировом производстве целлюлозы, хотя располагает значительными резервами в части как импортозамещения, так и расширения экспорта. Для успешного будущего необходимо развивать промышленность, использовать инновации и строить новые предприятия. Во–вторых, это многочисленные логистические причины: развитая транспортная инфраструктура, сырьевая база, наличие иных ресурсов, в том числе кадровых. Наконец, учитываются и потребности самих территорий, их заинтересованность и готовность к реализации масштабных проектов», – говорится в комментарии пресс–службы «Свезы».

Однако в пресс–службе подчеркнули, что в настоящее время речь идет лишь о проекте: конкретных решений о строительстве целлюлозного завода еще не принято, поскольку идет всесторонняя оценка его перспектив, включая технические вопросы и оценка воздействия на окружающую среду.

«Главный принцип в процессе оценки – беспрекословное соответствие нормам российского и международного законодательств», – отмечается в комментарии.

Однако на вопросы про то, какую продукцию будет выпускать проектируемое предприятие, куда она будет поставляться (только в Россию или за границу тоже), пресс–служба «Свезы» ответила уклончиво: «Предприятие – это целлюлозный завод. Он будет производить первичный продукт – целлюлозу. Поскольку спрос на нее в мире устойчиво растет, территория поставки будет определяться в зависимости от рыночной ситуации и спроса».

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100