РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 17.06.2019г., понедельник
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< июнь 2019 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
ПОИСК
Рассылки


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
СМИ о нас

7 июня 2019 г.

Обзор СМИ от 7 июня 2019 года

Версия для печати

«МЫ УЖЕ НЕ ПЕРВОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ В ЧИСЛЕ ЛИДЕРОВ И НЕ СОБИРАЕМСЯ СДАВАТЬ СВОИ ПОЗИЦИИ»

 

Анна Перебаскина, Сhelny-biz.ru

 

Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат им. С.П. Титова готовится отпраздновать День предприятия в условиях масштабной модернизации. На пороге своего 38-летия КБК внедряет технологии из разряда «впервые в России»», строит новые корпуса, реконструирует дороги и здания на территории предприятия, вкладывается в кадры. Руководитель народного предприятия Андрей Фомичев рассказал в интервью Chelny-biz.ru, какие перемены ждут комбинат в ближайшие пять лет, за что он благодарен Haier, какие задачи необходимо поставить перед региональным оператором, чтобы не утонуть в мусоре, и почему специалистов целлюлозно-бумажной отрасли готовят как космонавтов.

 

«МЫ ПРИНЯЛИ ПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ, КОГДА ПОШЛИ НА ТАКИЕ СЕРЬЕЗНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ. МЫ УЖЕ НАЧИНАЕМ ПОЛУЧАТЬ ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ»

– Андрей Геннадьевич, на собрании акционеров КБК, которое прошло в конце апреля, были утверждены финансовые итоги 2018 года. Довольны ли ими акционеры? Компания снизила прибыль, с чем это связано?

– Если рассматривать итоги с точки зрения выручки, то мы отработали минувший год хорошо: 10,6 млрд при плане 10 млрд. Если смотреть по прибыли, мы ее действительно снизили. Но это было сделано осознанно. На момент модернизации нашего основного актива – картоноделательной машины – мы использовали на гофропроизводстве привозное сырье, которое по цене на 25-30% выше себестоимости нашего. КДМ мы останавливали больше, чем на месяц. Соответственно, порядка 15 тыс. тонн покупали по более высоким ценам, чтобы обеспечить выполнение своих обязательств перед нашими заказчиками по упаковке. Но мы удовлетворены результатами первых месяцев работы в этом году, по прибыли вышли на уровень 2017 года. Считаю, что это хороший результат. Мы выполнили свою инвестиционную программу, освоение составило 2,5 млрд рублей в год – это максимальная сумма за все годы деятельности комбината.

 

– Инвестиционная программа уже дает свои плоды? Каковы итоги первого квартала?

– Мы приняли правильное решение, когда пошли на такие серьезные инвестиции, на закупку и внедрение новых технологий в целлюлозно-бумажной промышленности и переработке. Я не буду называть абсолютные цифры, но скажу, что по итогам работы в первые четыре месяца мы получили рост прибыли по сравнению с прошлым годом более чем на 10%. При тех же условиях труда благодаря реализации инвестиционной программы мы уже получаем первые результаты. Это очень радует. С гордостью могу сказать, что наш комбинат владеет сегодня передовыми технологиями переработки макулатуры и получения продукции из вторичного сырья. Наши коллеги-конкуренты приезжают к нам, мы делимся опытом, обмениваемся мнениями о том, какие проблемы есть в отрасли, как их решать.

 

– Какие задачи по итогам собрания акционеров поставлены перед предприятием на этот год?

– Прежде всего, достигнуть 11 млрд рублей по выручке. К сожалению, в последнее время произошли некоторые изменения на рынке целлюлозно-бумажной промышленности. Сегодня ожидается избыток предложения на ролевую продукцию – около 300 тысяч тонн в году. Соответственно, производители будут снижать цены, чтобы сохранить объемы. Поэтому нас ожидает очень сложный 2019 год. Но, думаю, рынок стабилизируется к концу года.

 

– Чем обусловлен такой избыток предложения?

– На многих комбинатах идет модернизация производства, в том числе и установка китайских картоноделательных машин. Один из таких проектов будет осуществляться в Набережных Челнах. Мы предполагали, что их будет пять, но, как стало известно на встрече Лиги переработчиков макулатуры, в России запустят 12 таких КДМ. Китайские машины работают на невысоких скоростях. Предприятия выпускают продукцию и на этом оборудовании, но с европейским качеством большая разница. Тем не менее, это оборудование имеет право на существование.

Если говорить о проекте, который планируется реализовать в Челнах, то мы готовы покупать у них продукцию для себя, для нашего предприятия «Челны Упак» в Подмосковье, которое сейчас работает в режиме пусконаладки. С удовольствием возьмем сырье, если оно будет соответствовать нашим требованиям. Думаю, будем работать в унисон с новым предприятием.

 

– Подходит к концу программа развития комбината на 2015-2020 годы. Какими проектами КБК завершает ее, и какие планы строит на следующую пятилетку?

– У нас есть ряд масштабных инвестиционных проектов. Пока не буду называть их, потому что коллеги-конкуренты не дремлют. Буквально на днях мы подписали контракт на сумму около 3 млн евро на дальнейшую модернизацию картоноделательной машины. В ближайшее время ожидается еще один большой контракт по переработке гофрокартона. Это будет хорошей новостью для рынка. Но всему свое время.

Мы приняли план развития предприятия до 2025 года. Радует, что все инвестпроекты, которые мы включили в программу 2015-2020 годов, реализованы, и даже чуть больше. Это позволяет нам быть конкурентоспособными. Рынок не стоит на месте, надо постоянно думать над эффективностью, сохранять качество продукции, потребительские свойства. У нас ведь покупатели и с мировыми брендами – Henkel, Mars, Danone, Unilever, и известные российские компании – «Эссен», «Нэфис Косметикс», «КОМОС Групп» и многие другие. И в нашем регионе много потребителей, которые ставят задачу постоянно обеспечивать стабильное качество.

 

– А будет ли как-то меняться другой продукт КБК – туалетная бумага?

– Мы прекрасно понимаем, что менталитет покупателей будет меняться в сторону белой бумаги. Это придет со временем, когда вырастет доходность населения, когда потребитель будет готов платить больше за 18 метров белой бумаги из целлюлозы, чем за 50 метров из макулатуры. К этому надо быть готовым.

В программу развития предприятия, которая разработана до 2025 года, включен большой проект. Мы планируем выпускать белую двух- и трехслойную туалетную бумагу из первичной целлюлозы. Новый проект будет работать параллельно с производством нашей однослойной продукции. Мы уже ведем технические и финансовые переговоры, сформирована рабочая группа, которая выбирает лучшие и приемлемые для нас технологии ведущих европейских производителей.

 

– Какова доля продукции предприятия на российском рынке? И кто ваши ближайшие конкуренты сегодня?

– По туалетной бумаге мы занимаем порядка 13% российского рынка, а по гофроупаковке – около 8%. Проценты остаются неизменными, мы входим в десятку крупнейших предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Есть, конечно, «монстры»: «Архбум», «Илим Палп», «Монди». Это действительно большие объемы, большие обороты. Но и мы уже не первое десятилетие в числе лидеров, и свои позиции сдавать не собираемся. Да, вводятся новые мощности, но комбинат тоже не стоит на месте. Мы каждый год прирастаем.

 

«ПРИХОД HAIER СТАЛ ДЛЯ НАС СИГНАЛОМ. МЫ ПОНЯЛИ: НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ, ИНАЧЕ УПУСТИМ ШАНС, О КОТОРОМ МОЖНО ТОЛЬКО МЕЧТАТЬ!»

– В числе инвестпроектов КБК – линия, ориентированная на Haier. На каком этапе работа сегодня?

– В эти дни группа наших специалистов принимала линию Jumbo в Италии. Там прошли испытания, потом оборудование привезут сюда. В июле начнется монтаж, наша задача – в конце августа запустить линию.

 

– Вы построили отдельный корпус, приобрели оборудование, запускаете совершенно новую линию для работы с китайцами…

– Это линия не только для Haier. Сегодня потребление крупногабаритной тары обусловлено и спросом со стороны других компаний. Производителям товаров требуется замена деревянной и металлической тары на тару, которую можно утилизировать, – гофрокартон. Мировые стандарты уже не воспринимают металл и дерево.

Приход компании Haier в Челны стал для нас сигналом, поставил перед нами очень ответственную задачу. Мы не рассчитывали на такие мощности, на такой спрос. Для себя поняли: надо что-то делать, иначе упустим шанс, о котором можно только мечтать! Желающих поставлять упаковку на Haier достаточно, но учитывая наше географическое положение, возможности обеспечить определенные запасы у нас на территории, чтобы just in time (точно в срок – ред.) привезти на предприятие; учитывая возможности оперативного решения вопросов – а они всегда есть между поставщиками и потребителями; учитывая российское законодательство (закрытие дорог в мае – и все, большегрузы не едут, а мы-то рядом), мы в выигрышном положении. Haier подвиг нас на перемены, и мы благодарны за это китайской компании.

 

– Это ваш первый опыт работы с китайскими партнерами. Охарактеризуйте их.

– С китайцами сложно работать – это все отмечают. Они доминируют. Во-первых, они заказчики, а как говорится: кто платит, тот и заказывает музыку. Кроме того, у Haier есть определенные стандарты. Это крупнейшая в мире компания по производству бытовой техники. С точки зрения характера, я думаю, отпечаток накладывает то, что сегодня китайцы начинают воспринимать себя державой №1. Это мое мнение. Китайцы нас технически и технологически обогнали. Они воспользовались моментом, взяли лучшие технологии, научились. Я был на китайских машиностроительных заводах – такого я не видел в Европе и США! Японские станки, корейские, американские, и все это автоматизировано до максимума!

 

– Haier станет для КБК крупнейшим потребителем упаковки?

– Нет. У нас основной сегмент – это пищевики (напитки, хлебобулочные изделия, молочные продукты и так далее). Далее, у нас много бытовой химии, заказов от мебельщиков. Haier будет иметь большую долю, если комбинат станет его основным партнером. Китайская компания анонсировала производство телевизоров и бытовой техники, и мы уже сделали ряд инвестиций, чтобы обеспечить их потребности. Месяц назад заключили большой контракт со швейцарской фирмой на две линии, чтобы изготавливать упаковку для бытовой техники. В качестве поставщиков упаковки мы будем у Haier не одни, я в этом уверен. Это политика компании и, наверное, это правильно. Но мы поставили перед собой задачу стать основным поставщиком.

 

«РЕГОПЕРАТОРЫ ХОТЯТ БЫСТРО ЗАПОЛНИТЬ ПОЛИГОНЫ И ПОЛУЧИТЬ ДЕНЬГИ. ВМЕНИТЕ ИМ В ОБЯЗАННОСТЬ ЗАНИМАТЬСЯ РАЗДЕЛЕНИЕМ МУСОРА!»

– КБК выступил одним из организаторов акции «Зеленая улица» по раздельному сбору ТБО, которую «мусорная реформа» буквально поставила под удар. Как вы относитесь к новому законодательству в сфере обращения с отходами?

– Мое мнение неоднозначно. Конечно, перемены были необходимы. Но в так называемой «мусорной реформе» есть как свои плюсы в перспективе, так и минусы. Я думаю, в процессе ее внедрения будут вноситься изменения. Главное – избежать волокиты, быстро находить решения и вносить изменения в законодательную базу. На сегодняшний день проблема заключается в том, что региональные операторы получают деньги за объем. То есть их не интересует качество, им интересно количество. Надо перед ними поставить задачу и о качестве тоже.

 

– То есть организовать раздельный сбор отходов должен региональный оператор?

– Эта очень большая программа и касается не только операторов. Начинать нужно с домохозяйств, чтобы сортировка происходила еще в процессе формирования мусора. У меня дома есть бумажный пакет для макулатуры – я отношу ее в контейнер, который поставил Николай Атласов. У нас ведь есть бизнесмены, которые занимаются переработкой отходов. Та же «Проминдустрия», где выпускают ведра, тазики, лопаты… Это же отлично – давать вторую жизнь отходам, многократно использовать их, а не везти на полигон. Бумагу можно «крутить» четыре раза, а если добавить химию или свежее волокно, то оборот увеличивается.

Сегодня, я так понимаю, операторы хотят быстро заполнить полигоны и получить деньги. А им надо поставить задачу так: «Вам, товарищи, полигон дали, вы должны заполнить его не раньше, чем через 20 лет, и обеспечить сортирование. Если вы сами хотите перерабатывать пластик, стекло, бумагу, организуйте производство. Если не можете, тогда отдайте профессионалам, которые этим занимаются: КБК – бумагу, «Проминдустрии» – пластик и так далее». Вмените оператору в обязанность заниматься разделением и переработкой мусора. Если у него нет таких возможностей, нужно чтобы он заключил договор субаренды с компаниями, которые это могут делать. Это надо дорабатывать, и чем быстрее, тем лучше. И тарифы снизятся, раз оператор будет меньше вывозить отходов. Конечно, ему, как я понимаю, это неинтересно...

 

– Но перед регоператорами стоит задача наладить переработку отходов.

– Я вам как профессионал скажу, что это ой-ой-ой как непросто и очень дорого. А есть у них такие финансы? А есть такие специалисты? Мы-то специалистов не можем найти. Подготовка кадров для целлюлозно-бумажной промышленности рушится на глазах. Каждый год ситуация все хуже и хуже. Где они инвестиции возьмут? Чтобы построить мусороперерабатывающий завод, надо пройти огонь, воду и медные трубы. Найти инвестора, подготовить проект, пройти экспертизу, а потом и общественные слушания.

 

– А как вы оцениваете ситуацию с раздельным сбором в Челнах сегодня?

– Когда мы начинали акцию «Зеленая улица», мы привлекали детей, школьники несли макулатуру. Так было и в Советском Союзе. У нас тогда устраивались соревнования между классами. Мы тащили сдавать все, что плохо лежало. Помню, приходили к бабушкам, у которых все антресоли были забиты газетами, книгами, журналами. Если такую бабушку найдешь, это вообще был клад! Мы даже не могли унести все сразу. Почему мы все это потеряли? Почему все повезли на полигоны? А потом, оказывается, стало гореть, люди начали болеть. Так мы же сами все развалили! Не надо изобретать велосипед, это все работало. Давайте поставим это на рельсы бизнеса!

 

– Какую роль сбор макулатуры с населения играет для КБК?

– Практически никакой. Вся макулатура сейчас идет от ритейла – от торговых центров и отходов производителей, которые используют в своем производстве картон, бумагу. Николай Атласов собрал в прошлом году 600 тонн макулатуры, часть он продал нам, часть другим. Да, он сделал бизнес, получил деньги, но дал рабочие места тем людям, которые стояли на сборе этой макулатуры, сортировали, упаковывали, и вывел из мусора и пустил в оборот эти 600 тонн бумаги.

 

– Продолжая тему экологии, заметим, что КБК модернизирует и свои очистные сооружения. С чем это связано?

– Мы закончили первый этап два года назад – выполнили требования законодательства, обеспечили исполнение параметров по сбросам воды на городские очистные сооружения. Если требования ужесточат, мы будем готовы провести второй этап и улучшить показатели. В этом году мы реализовали очень серьезный проект по выбросам в атмосферу. На гофропроизводстве у нас были старые технологии 60-х годов. Мы понимали, что вопрос надо решать, потому что готовится постановление и по выбросам. Мы сняли этот вопрос: приобрели технологию швейцарской компании, запустили в работу и сейчас, как говорится, «можем спать спокойно». Мы сделали еще один шаг к обеспечению экологической безопасности на комбинате.

 

«ОСВОБОДИВШИЕСЯ ОБЪЕМЫ, КОТОРЫЕ ШЛИ С УКРАИНСКИХ КОМБИНАТОВ, ПОДЕЛИЛИ МЫ, МЕСТНЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ»

– Андрей Геннадьевич, ситуация на международной арене как-то влияет на комбинат?

– Россия недавно ввела антисанкции против Украины – запретила ввоз гофрокартона и бумаги. А Рубежанский картонно-тарный комбинат, расположенный в Луганской области, по моим данным, ежемесячно в 2018 году завозил около 6000 тонн ролевой продукции и порядка 3 млн кв. м гофрокартона. А с 1 января это все отсекли. Образовалась пустота, ниша. Кто туда пришел? Мы же туда и пришли! Спасибо нашему правительству за это. В 2014 году такая ситуация была по пищевке, и наши производители начали приподниматься. Сегодня освободившиеся объемы, которые шли с украинских комбинатов, поделили мы, местные производители.

 

– В 2016 году правительство вводило запрет на экспорт макулатуры на четыре месяца. КБК от этого выиграл. Будет ли эта мера применена вновь?

– Да, это была хорошая возможность, тогда мы почувствовали себя стабильно. Макулатура составляет в себестоимости нашей продукции до 70%. Произошло снижение цен, а вы представляете, как снижение на 5-10% влияет на себестоимость? Мы получаем дополнительную прибыль, возможность инвестировать.

Сейчас мы снова занимаемся этим вопросом с Лигой переработчиков макулатуры, пытаемся пролоббировать его на разных уровнях и ввести ограничение на вывоз макулатуры за пределы Российской Федерации. Казахстан, например, полностью запретил вывоз макулатуры. В Белоруссии, если вывозишь макулатуру, будь добр заплати дополнительно 50%. В Российской Федерации этого пока, к сожалению, нет. А если не будет макулатуры, будем друг у друга ее перекупать, поднимать цену. Соответственно, она ляжет на стоимость товара. Эти ограничения необходимы. Если мы их введем, плюс научимся сортировать, собирать макулатуру, я думаю, всем хватит.

 

– Цена – один из факторов популярности бумаги КБК. Причем не только среди потребителей. В челябинском музее подделок представлен не один пример, как бренд используют недобросовестные конкуренты. Как вы относитесь к этому факту, и почему туалетная бумага из Набережных Челнов не дает покоя тем, кто наживается на контрафакте?

– Это самое настоящее воровство! Раскрученный бренд, больше 30 лет на рынке, продукт пользуется хорошим спросом, соответствует всем санитарно-эпидемиологическим требованиям. А когда люди начинают бизнес, они смотрят, как бы поменьше потратиться и побольше получить. Та же бумага Zewa или Familia – это сложнее, дороже и там 18 метров в рулоне, а у нас 50. Это разные товары, разные рынки и потребительский спрос. Мы боремся с контрафактом, и уже есть первые результаты – «предпринимателей» из Челябинска осудили на два года условно за подделку нашей туалетной бумаги.

 

«ДА, МЫ МОЖЕМ ПРЕДЛОЖИТЬ БУДУЩИМ СОТРУДНИКАМ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛУЧАТЬ БОЛЕЕ ВЫСОКУЮ ЗАРПЛАТУ, У НАС БОЛЕЕ ВЕСОМЫЙ СОЦПАКЕТ…»

– Как комбинат набирает сотрудников? Бытует мнение, что без протекции родственников к вам не попасть и что должности передаются по наследству. Так ли это?

– Это неправда. Мы, конечно, рассматриваем кандидатуры детей наших работников. Но нам не нужен молодой человек, пролежавший на диване и ничего не знающий. Мы готовы взять человека, прошедшего определенную школу, получившего соответствующее образование и готового работать. Да, мы пользуемся тем, что можем предложить будущим сотрудникам возможность получать более высокую зарплату, у нас более весомый соцпакет: профилакторий, полисы ДМС, детский оздоровительный лагерь, бесплатные занятия в Детском дворце культуры... Но всех подряд мы не берем. Я на днях проводил собеседование с молодым человеком, у которого высшее экономическое образование, и он трудоустраивается к нам на рабочую специальность.

 

– Какова сегодня в целом ситуация с кадрами в отрасли?

– К сожалению, разрушена система подготовки технических кадров. По крайней мере, в нашей отрасли. Если в машиностроении и строительстве еще есть колледжи, то нам ничего не осталось! Сейчас под угрозой и высшая школа, стоит задача сократить бюджетные места. Вы знаете, на какой кафедре в Перми готовят специалистов целлюлозно-бумажной промышленности?

 

– Что-то связанное с экологией?..

– С космосом! С одной стороны, радует – это говорит о том, что нас приравняли к космическим технологиям. До абсурда доходит, понимаете? Сейчас для сокращения бюджета объединяют университеты. Это как на корову надеть седло и использовать вместо лошади. Я считаю, это разрушение высшей школы. Что мы будем иметь через десять лет? У нас уже сейчас выпускают полуспециалистов…

 

– И как комбинат справляется с кадровой проблемой?

– Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. У нас организованы учебные классы, мы приглашаем специалистов высшей школы со стороны, чтобы готовить рабочих. Сейчас группа детей работников учится в вузах по договорам сопровождения от комбината по необходимым нам специальностям: технологи, энергетики, робототехники, электромеханики. А рабочие – электрогазосварщики, станочники – они на рынке труда есть. Обеспечить хорошие условия, сделать достойное предложение – и их можно найти. Но опять-таки это перетягивание людей с предприятия на предприятие. Должна работать система подготовки кадров. Сергей Когогин еще лет десять назад поднимал эту проблему, еще тогда бил в колокола, что кадры готовят не того качества.

 

– Андрей Геннадьевич, я вижу, что на территории предприятия сегодня происходят большие перемены, развернулись строительные работы.

– Да, сейчас много внимания и средств мы уделяем восстановлению нашей внутренней инфраструктуры – это дороги, здания. Третий год подряд направляем средства на наши дороги, расширяем их, меняем геометрию. Предприятие проектировалось в 80-х годах, а тогда ориентировались в основном на железнодорожный транспорт. Сейчас все поменялось. Если в те годы грузооборот по железной дороге был порядка 90%, то сегодня чуть больше 3%, остальное – автотранспорт. В 80-х не было таких фур длиной по 18-25 метров. Дороги строились уже, развороты были совсем другие. Сейчас все приходится менять, подстраиваться под новые реалии.

 

– В июне КБК исполняется 38 лет. Как будете праздновать День предприятия?

– Соберемся на нашей базе отдыха «Бумажник», отметим лучших работников, скажем слова благодарности, проведем праздничный концерт. Также будут гости, наши деловые партнеры, в том числе иностранные. Мы не будем устраивать никаких фейерверков, шоу. Это будет семейный праздник.

 

– А как праздники и вообще свободное время любите проводить вы?

– Люблю слушать музыку. Люблю зимнюю и летнюю рыбалку. Читаю, в основном, профессиональную и историческую публицистику. А вообще любимое произведение – «12 стульев» Ильфа и Петрова. Все написанное там актуально и сегодня. Книга на все времена.

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100