РАО Бумпром. Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Экономика, бумажное предприятие, развитие переработки древесины, лесная индустрия, БДМ, экология, лесной бизнес, бумажная упаковка, тара, тарная упаковка, новости ЛПК, новости лесного комплекса, новости ЦБП, ЦБП, пошлины на бумагу, ЦБК, целлюлоза, бумага, целлюлозно-бумажная промышленность, отрасль ЦБК, картон, писчебумага, производство, целлюлозно бумажный комбинат, фабрика, целлюлоза, экспорт, импорт, повышение цен, Лесной кодекс, инвестиционная программа, правительство, федеральное агенство по лесному хозяйству, макулатура, оборудование, модернизация, кадры, ввп, полиграфия, газетная бумага, мелованная бумага, снижение цен, акции, контракт, облигации
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
   Главная Контакты Карта сайта Написать письмо Сегодня 05.04.2020г., воскресенье
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИВ-КАЛЕНДАРЬ
<< апрель 2020 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
ПОИСК
Рассылки


НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ
СМИ о нас

22 ноября 2019 г.

Обзор СМИ от 22 ноября 2019 года

Версия для печати

ВЕСЬ ЛЕС ПРОДАВАТЬ НА БИРЖЕ?

 

«Лесной Регион»

 

В Госдуме считают, что к торговле древесиной на одной площадке должны присоединиться все регионы.

Продажа древесины для государственных нужд через биржу позволяет заработать и лесной отрасли, и государству. Но такой механизм сейчас используется только в девяти регионах. В Госдуме предлагают распространить эту систему на всю Россию — соответствующий законопроект разработан и в ближайшее время будет внесён на рассмотрение палаты. В чём преимущество такого механизма и как обстоит ситуация с охраной лесов, в интервью «Парламентской газете» рассказал глава думского Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

 

- Николай Петрович, что подтолкнуло законодателей к работе над поправками о введении механизма обязательных торгов древесиной через биржу?

- В ряде регионов проводятся эксперименты по продаже древесины, которая заготавливается для государственных нужд, через биржу. Цена на такую древесину возрастает в два-три раза, и полученные деньги идут и в лесхозы, и в отрасль. Санкт-Петербургская товарносырьевая биржа заключила соглашения с территориями, и самые хорошие результаты дают те регионы, руководство которых решило, что вся древесина, которая заготавливается государственными учреждениями, продаётся через биржевые торги. Это, например, Удмуртия, Красноярский край.

Этот опыт надо распространять на всю страну. Мы сейчас обсуждаем с Минприроды вопрос о том, чтобы ввести такой механизм. Соответствующий законопроект об обязательной биржевой торговле древесиной, заготовленной государственными учреждениями, уже разработан и проходит предварительное обсуждение. Он может быть внесён в Госдуму в ближайшее время.

 

- Обсуждается ли перевод экспортных операций с лесом на биржу?

- Те экспортные операции, которые сейчас проводятся, очень часто не эффективны для государства. Цена на древесину, которая экспортируется, увеличивается в разы после пересечения границы. Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин уже предлагал ввести механизмы, которые могли бы позволить частично перевести на площадку биржи экспортные операции. Министр высказывал идею создать биржу, которая занималась бы экспортом леса в Китай.

Тогда это был бы абсолютно понятный процесс. Все операции по реализации древесины надо делать максимально прозрачными, чтобы сделать понятным ценообразование и повысить эффективность всей лесной отрасли прежде всего для государства.

 

- Госдума приняла проект бюджета на 2020-2022 годы в первом чтении. Какие средства направили на охрану леса и профилактические меры против пожаров?

- Любая нехватка средств отражается на незаконных рубках и пожарах. В этом году ситуация была катастрофической. Дымом от сибирских лесных пожаров дышали от Аляски до Татарстана, а площадь от возгораний была рекордной — более семи миллионов гектаров. Мы ожидали, что такая ситуация должна отразиться на бюджете. В этом году из Резервного фонда правительства пришлось направлять дополнительно более шести миллиардов рублей на тушение пожаров. Но при разработке бюджета это не учли.

Зачем такие колоссальные деньги тратить на борьбу с уже разгоревшимися пожарами? Вместо этого можно заранее вложить эти средства на противопожарные мероприятия, чтобы увеличить группировки сил, которые ведут патрулирование лесов, и тушить возгорания на стадии появления.

К сожалению, мы увидели крайне слабую реакцию на события этого лета. На ближайшую трёхлетку выделили дополнительно всего четыре миллиарда рублей на развитие лесного хозяйства. Этого недостаточно.

 

- Почему на лесное хозяйство выделяется так мало бюджетных денег, несмотря на то, что ежегодно горят огромные площади лесов?

- Полномочия по охране лесов, переданные регионам, финансируются из бюджета в объёме от 30 до 45 процентов. В такой ситуации не приходится ожидать каких-то прорывов в борьбе с пожарами и нелегальными вырубками. На это накладывается ещё один очень серьёзный фактор. Вопрос не только в том, сколько денег вообще выделяется, а как распределяются эти средства.

В рамках Национального лесного форума, который уже два года проходит под эгидой Государственной Думы, очень много общаемся с представителями регионов. И у нас нет ответов на многие вопросы, которые нам задают. Например, почему те регионы, где много пожаров, часто получают меньше денег, чем те, в которых почти нет леса.

 

- Как рассчитывают эти субвенции?

- Здесь много вопросов. Сумма, необходимая на противопожарные мероприятия, формируется исходя из затрат региона на тушение пожаров в течение последних пяти лет. Но в эту сумму не включаются средства, которые выделялись дополнительно. То есть по факту те самые шесть миллиардов рублей, направленных в этом году в экстренном порядке на тушение пожаров, никак не учтены при расчёте финансирования на следующие годы.

Расходы на противопожарные мероприятия рассчитываются на один гектар леса, и в разных регионах они могут различаться до 270 раз. Мы задались вопросом, почему так происходит. Есть методика Рослесхоза, и эта формула содержит очень много неизвестных. В неё включаются региональные коэффициенты, происхождение которых непонятно. Почему у разных регионов разные коэффициенты, нигде не написано. На это из года в год обращает внимание и Счётная палата.

Республика Саха (Якутия) каждый год горит, площадь защитных лесов там 127 млн. гектаров. Расходы на меры противопожарной безопасности на 1 гектар составляют 1 рубль 87 копеек. В Астраханской области площадь эксплуатационных и защитных и лесов — 0,19 млн. гектаров, а указанные расходы — 93 рубля 70 копеек на гектар. Сумма всех трансфертов на все лесные полномочия в Якутии — 7 рублей 52 копейки на гектар, в Красноярском крае — 9 рублей 60 копеек, в Астраханской области — 500 рублей 40 копеек, в Башкортостане — 95 рублей.

 

- Вы будете настаивать на увеличении бюджетного финансирования лесного сектора?

- Прежде всего нужно менять подходы к расчёту субвенций. Если сделаем этот подход более прозрачным и понятным, то эффективность расходования средств увеличится и в бюджет будут закладываться другие цифры, более адекватные и понятные. Сейчас направили предложения по изменению методики Рослесхоза в правительство, в бюджетный комитет Госдумы и в Трёхстороннюю комиссию по бюджету. Надеюсь, что эта формула будет пересмотрена.

 

- На завершающем этапе Лесного форума в Москве снова говорили о нехватке лесников. Что делать?

- Несмотря на то, что формально увеличивается количество рабочих мест для лесных инспекторов, мы видим, что эти рабочие места не заполняются, люди туда не идут. У лесника зарплата 18-20 тысяч рублей, при этом в это же лесничество не могут устроиться на работу члены его семьи. У нас не хватает тысячи лесников, это колоссальный дефицит.

 

- Планируют ли повышать зарплату лесным инспекторам?

- Необходимо увеличивать финансирование лесного хозяйства в целом. Эти деньги идут в том числе на заработную плату лесникам. Нужно также дать лесхозам возможность зарабатывать, вести хозяйственную деятельность. До принятия Лесного кодекса они имели такое право. Сейчас такого механизма нет, и требуется изменение законодательства. Это даст прибыль и лесхозам, и государству.

 

ЛЕС РУБЯТ, КУДА ЩЕПКИ ЛЕТЯТ?

 

Альберт КОРЫТОВ, «Лесной Регион»

 

Незаконные вырубки идут на последнем месте по вреду, который они причиняют лесам: после пожаров, вредителей, болезней, а главное — совершенно варварского лесопользования.

 

Даже по самым пессимистическим оценкам годовые объёмы неразрешённых вырубок в России не превышают 20-25% общей заготовки древесины. Причём из этих 25% лишь малая доля приходится на «чёрных лесорубов». В основном древесина заготавливается сверх разрешённого объёма в легальных местах рубок или по «серым» документам, которые выдали нечистоплотные чиновники. На практике разница между законными и незаконными рубками в целом невелика, и не всегда она в пользу законных рубок. Основные принципы, перечисленные в первой статье Лесного кодекса РФ, практически не реализуются ни в остальных статьях этого кодекса, ни в основанных на нём документах.

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Greenpeacе говорит: «За основу для расчётов лесозаготовок берутся сильно устаревшие данные о лесных ресурсах нашей страны, часто ещё — и собранные некачественно. В результате по закону разрешено вырубать значительно большие площади, чем это объективно допустимо. В защитных лесах формально действуют более жёсткие ограничения на вырубку, но их легко и часто обходят, применяя санитарные вырубки».

Нелегитимные лесорубы опасаются долго рубить на одном месте или долго возить древесину с одного места. Потому вырубают обычно меньше гектара или несколько гектаров. При этом лесных воров мало интересует нехозяйственная древесина, и они нередко оставляют после себя жизнеспособную лесную среду. Основной ущерб лесной природе причиняют не «чёрные лесорубы» — мелкие лесные воришки, действующие на свой страх и риск без разрешения высокого лесного начальства, — а лесорубы «белые» или «серые», чью деятельность органы управления лесами разрешили и одобрили.

Принцип обязательного восстановления лесов после вырубок на практике также не работает. Освоенный участок часто зарастает мелколиственным или смешанным лесом, а не тем, который нужен для промышленной заготовки. Но даже в этом случае можно отчитаться, что лесовосстановление состоялось, и пойти осваивать новые территории. Восстановление хозяйственно ценных лесов требует качественного ухода (на протяжении 15-­20 лет) за теми деревьями, которые высадили на вырубках или которые выросли там сами. А качественного ухода практически нигде в России нет. В этом законные и незаконные рубки практически не отличаются друг от друга: неухоженными молодняками одинаково зарастают и те, и другие, а хозяйственно ценные леса ни на тех, ни на других не воспроизводятся.

Безалаберность российского лесного хозяйства толкает заготовителей всё дальше в малоосвоенные леса — в дикую тайгу и на земли особо охраняемых природных территорий. По расчётам учёных, хозяйственных лесов в России осталось не так уж много — запас на 10-15 лет. А обойтись совсем без древесины человечество пока не может. Чтобы сберечь от вырубок наиболее ценные для природы и людей леса, нужно перевести заготовку древесины на освоенные человеком территории и вести на них цивилизованное лесное хозяйство.

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК в целлюлозно-бумажной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности
Главная . Контакты . Карта сайта .   . Написать письмо    Тел./Факс +7 (495) 783-06-01
Copyright 2009 РАО "Бумпром" другие новости
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100