Обзор СМИ от 19 июня 2024 года

Обзор СМИ от 19 июня 2024 года
19.06.2024

БУМАГУ ВЗЯЛИ В ОБОРОТ

 

Андрей Орехов, «КоммерсантЪ»

 

Целлюлозно-бумажная промышленность (ЦБП) является наиболее перспективной отраслью с точки зрения построения экономики замкнутого цикла. Но для реализации этого потенциала необходимо конкретизировать основные понятия и сформировать четкие правила утилизации.

 

Широкие перспективы

В мире на текущий момент ежегодно производится более 450 млн тонн бумаги и картона, что больше выпуска всех синтетических полимеров и текстильных волокон вместе взятых. При этом отрасль исторически демонстрирует высокие показатели вовлечения продукции в повторную переработку. Глобальный объем использования вторичных растительных волокон в ЦБП составляет свыше 60% и уже более десяти лет превышает уровень использования аналогичных первичных возобновляемых ресурсов. Такие данные привел на II Всероссийской научно-практической конференции «Экологические аспекты современных технологий в химико-лесном комплексе» профессор Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна Эдуард Аким. По его словам, кратность использования вторичных волокон в целом по миру составляет семь-восемь раз. «Поэтому именно вторичная переработка бумаги и картона является примером перехода к циркулярной биоэкономике»,— отметил он. Господин Аким уверен, что такая система должна рассматриваться как окно возможностей для России.

 

Залог успеха

Но, как подчеркнул вице-президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России Валерий Прилипов, формирование регулирования в сфере экономики замкнутого цикла должно осуществляться при условии обеспечения государством долгосрочного гарантированного спроса на все конечные виды продукции отрасли. Как заявлял президент Союза Мирон Тацюн, создание мощностей для утилизации отходов от использования товаров будет экономически целесообразно только при построении системы раздельного сбора бытового мусора.

По оценке профессора МГТУ имени Баумана Натальи Пинягиной, переход к циклической системе в целлюлозно-бумажной промышленности повышает экономическую эффективность сектора. В ближайшие пять лет благодаря активности государства объем рециклинга картона и бумаги в России может вырасти с 65% до 90%, полагает она. Эксперт напомнила, что в отрасли активно развивается переработка всех компонентов леса, включая отходы обрабатывающих производств, а также зеленая энергетика.

Участники рынка полагают, что углублять цикличность процессов в ЦБП нужно в первую очередь за счет развития раздельного сбора мусора в коммунальном секторе. По расчетам экспертов, контейнеры для сбора макулатуры могут быть размещены по всей стране чуть больше чем за два года, а наполняемость каждого из них будет достигать 2 тонн в год. В свою очередь, исключение бумаги из потока отходов, попадающих в твердые коммунальные отходы (ТКО), сократит его на 20%, рассчитали эксперты.

 

Новые правила работы

Эту задачу должен решить утвержденный в 2023 году обновленный механизм расширенной ответственности производителей, который требует от компаний утилизации выпущенной или ввезенной упаковочной продукции. Как поясняет глава адвокатского бюро Zharov Group Евгений Жаров, новый закон призван стимулировать создание компаниями собственных мощностей по переработке или утилизации. Если же они не готовы заниматься этим самостоятельно, то должны оплатить государству экосбор, средства от которого пойдут на создание необходимой инфраструктуры для обращения с отходами: от контейнеров для раздельного сбора отходов до заводов по их утилизации.

Законодатели рассчитывают, что нововведения позволят увеличить объемы переработки вторичных ресурсов в стране. Введены конкретные сроки, в которые предстоит нарастить мощности для утилизации произведенной продукции. Но для того чтобы система заработала, государству придется серьезно доработать нормативную базу, говорит эксперт.

С ним согласна главный эколог Архангельского ЦБК (АЦБК) Евгения Москалюк. Она отмечает, что бумажный мусор занимает порядка 40% в смеси ТКО. В прошлом году, говорит Евгения Москалюк, государство впервые в формате федерального закона №268-ФЗ ввело определение вторичных ресурсов и вторичного сырья. Фактически документ определил, как документально строится цикл переработки. Согласно ему, вторичными ресурсами являются отходы, которые могут быть повторно использованы для производства товаров, выполнения работ, оказания услуг или получения энергии. Они должны быть утилизированы, и их захоронение не допускается.

Как поясняет госпожа Москалюк, процесс преобразования вторичного ресурса во вторичное сырье в бумажной отрасли традиционно происходит на заготовительных пунктах. В свою очередь, предприятия, получающие макулатуру для переработки, должны брать на себя ответственность и на уровне внутренних документов регламентировать эти фракции как вторичное сырье. «Но у госорганов может быть другое мнение на этот счет»,— отмечает главный эколог АЦБК.

Из-за того что в текущем законодательстве до сих пор четко не прописано, что такое отходы бумаги, под это определение могут попадать огромные объемы фракций, которые используются в производстве ЦБП и исторически считаются не отходами, а вторичным сырьем, которое возвращается в переработку, говорит госпожа Москалюк. По ее словам, подобные налаженные процессы вовлечения макулатуры в целлюлозно-бумажном секторе позволяли развиваться производителям гофрокартона и гофроящиков. Но сейчас этот сегмент не знает, как выстраивать свои технологические процессы. «Нужно понимать, что если теперь переработка макулатуры на бумажных фабриках будет называться утилизацией отходов, то придется перестраивать всю концепцию отрасли»,— подчеркивает главный эколог АЦБК.

Евгений Жаров также указывает на то, что сейчас в законодательстве отсутствует единый термин, определяющий совокупность всех видов отходов от заготовки, переработки и потребления древесины, что осложняет разработку нормативных и методических материалов, регламентирующих использование древесных отходов. Эксперты уверены, что отсутствие необходимой нормативной базы является одним из ключевых препятствий для развития экономики замкнутого цикла в секторе ЦБП, несмотря на то что он традиционно является лидером в этой области.

 

«ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ТРЕБОВАНИЯМ НЕ ХВАТАЕТ ЧЕТКОСТИ»

Обзор СМИ от 19 июня 2024 года-КоммерсантЪ-«Экологическим требованиям не хватает четкости».jpg 

Ирина Салова, «КоммерсантЪ»

 

Понятное законодательство и стабильность нормативной базы являются залогом эффективной работы каждой из отраслей российской экономики. О том, какие вопросы сейчас стоят в правовом поле перед участниками целлюлозно-бумажной отрасли, как они влияют на ее развитие и какие есть пути решения, “Ъ” рассказал гендиректор Юридического центра промышленной экологии Дмитрий Мишуков.

 

— Какие основные пробелы в российском экологическом законодательстве в целлюлозно-бумажном секторе есть на данный момент?

— Самая актуальная проблема текущего года как для целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП), так и для предприятий иных отраслей, относящихся к I категории в экологической классификации,— получение комплексных экологических разрешений (КЭР). В этом году истекает пятилетний период, в течение которого нужно оформить этот новый вид разрешительной экологической документации. Однако получить КЭР очень непросто — есть примеры, когда предприятия подают заявки более десяти раз и никак не могут добиться успеха.

Причин много. Среди них — отсутствие четкого определения того, что является объектом технологического нормирования в рамках производственного цикла, какое в связи с этим количество информационно-технических справочников по наилучшим доступным технологиям следует применять на стадии подготовки заявки на получение КЭР. Еще одна — отсутствие конкретного перечня действительно важных замечаний, при наличии которых точно нельзя выдать КЭР, что приводило к появлению большого количества формализма.

Помимо этого, с 1 сентября вступит в силу неожиданно принятый федеральный закон №622-ФЗ, которым вносятся изменения в федеральный закон «Об охране окружающей среды», устраняющие существующий приоритет системы технологического нормирования в пользу нормативов качества окружающей среды, что наверняка будет способствовать появлению новых вызовов для предприятий ЦБП.

Также есть острейшая проблема с системой расширенной ответственности производителя (РОП). У производителя продукции, включенной в перечень товаров, упаковки, отходы от использования которых подлежат утилизации, есть обязанности по выполнению нормативов утилизации. Понятно, что в перечне много наименований товаров и упаковки, производимых предприятиями ЦБП. Соответственно, у предприятий альтернатива: обеспечить утилизацию отходов от использования произведенных товаров и упаковки или заплатить экологический сбор. И здесь начинаются сложности: с начала 2024 года все утилизаторы РОП должны быть включены в специальный реестр. И если конкретного предприятия в реестре нет, то с его помощью норматив утилизации не выполнить. По информации Росприроднадзора месячной давности, с заявками о включении в реестр обратилось около 300 компаний, а включено 5–6. Представляете? На всю страну такое количество. А ведь среди подавших заявки были крупные и ответственные компании, в том числе занимающиеся переработкой макулатуры.

 

— Какие из этих проблем требуют решения в первую очередь?

— На сегодняшний день самый острый вопрос — это внесение компаний в перечень утилизаторов в рамках РОП.

 

— Как вы видите решение этих проблем?

— С помощью совершенствования нормативных правовых актов на основании практики правоприменения, научных исследований и диалога с промышленниками.

 

— Насколько отсутствие четкой нормативно-правовой базы осложняет работу отрасли?

— Четкая нормативная правовая база, регламентирующая вопросы экологии и природопользования, нужна любой отрасли промышленности. Без этого нормальная работа невозможна: неизбежно будут споры и коллизии с регулятором. К сожалению, на текущий момент некоторым экологическим требованиям не хватает четкости. Есть проблемы в юридической технике формулирования норм, вопросы к их конкретности и полноте. Хотелось бы минимизировать ситуации, когда пробелы в законодательстве восполняются субъективным усмотрением конкретного чиновника.

Следующий аспект — динамика изменения экологических требований. Мы в рамках нашей компании ведем мониторинг природоохранного законодательства. По нашим подсчетам, за последние десять лет принято или утверждено более 1,6 тыс. нормативных правовых актов, затрагивающих экологические аспекты деятельности предприятий. Это очень много.

 

— Обсуждаются и решаются ли сейчас наиболее острые вопросы законодательства?

— Обсуждение идет практически непрерывно. Некоторые из органов государственной власти демонстрируют открытость, готовы слушать и обсуждать проблемы. По некоторым направлениям реализуются меры государственной поддержки.

 

— Нужно ли России в своем законодательстве ориентироваться на опыт других стран? Насколько он релевантен?

— Векторы развития законодательства, безусловно, ориентированы на использование положительного опыта других стран. Законодатели пытаются инкорпорировать наилучшие практики в российское законодательство. Тут самое главное не простое копирование, а гармонизация с учетом многих факторов: сложившегося регулирования, системы нормирования — к слову, она у нас очень жесткая, технологических возможностей и экономической ситуации. Один из примеров использования зарубежного опыта — внедрение технологического нормирования. Но и тут на сегодняшний день имеются сложности: ограничение доступа к технологиям, необходимость поиска альтернатив. Положительным моментом, заимствованным из зарубежного опыта, на мой взгляд, можно считать развитие системы лесовосстановления.