Обзор СМИ от 27 июля 2022 года

Обзор СМИ от 27 июля 2022 года
27.07.2022

ЭКСПОРТ ЛЕСА В КИТАЙ: ПОЧЕМУ ВЕЗТИ ЛЕС В КИТАЙ — НЕ ВЫХОД

 

Мария Кармакова, «Лесной комплекс»

 

Ещё недавно российскую общественность будоражили страшилками о том, что весь российский лес массово вывозят в Китай. Сегодня, с учётом схлопывания европейского рынка, вывезти лесопромышленную продукцию в восточном направлении достаточно проблематично даже по законным каналам. Сказались и последствия санкций, и пандемия, о которой в России и Европе на фоне текущей политической повестки подзабыли.

А вот для Китая она по-прежнему остаётся актуальной проблемой и заставляет принимать решения, которые крайне негативно сказываются на ситуации с экспортом.

 

В Китае всё спокойно?

«Рослесинфорг» радует отраслевиков своим оптимистичным взглядом на ситуацию: «РБК» со ссылкой на руководителя лесоучётной организации сообщает, что экспорт пиломатериалов из России в январе-мае 2022 года вырос на 10%, до 11,2 млн м3, даже несмотря на санкции.

«В Сибири и на Дальнем Востоке санкционного давления не наблюдается. Большая часть лесных грузов продолжает уезжать в Китай», — докладывает директор «Рослесинфорга» Павел Чащин.

По его словам, изменение только одно: раньше зарубежные партнёры предпочитали круглый лес, а теперь переориентировались на пиломатериалы и готовые изделия в виде фанеры, ДСП и других видов продукции из древесины. Думается, что китайцы предпочли бы и дальше покупать у нас кругляк, но тут правила диктует российская сторона.

Впрочем, ни для кого не секрет, что с введением запрета на экспорт необработанного леса вдоль границы с КНР увеличилось количество лесоперерабатывающих компаний с российской пропиской, но китайским капиталом.

В чём аналитики лесоучётной организации точно не ошиблись, так это в оценке ключевого покупателя российских пиломатериалов — им, как и заявлено, на протяжении последних 15 лет остаётся Китай. На Поднебесную пришлась почти половина всего экспорта в январе-мае этого года — 5,24 млн м3 (плюс 18,8% к аналогичному периоду 2021-го).

Вот только рост этот надо оценивать с учётом падения, которое произошло в прошлом году из-за ковидных ограничений: за первые пять месяцев 2021 года было продано 4,4 млн м3, тогда как в 2020-м — 5,49 млн м3 за аналогичный период.

В связи с распространением COVID-19 китайская сторона в прошлом году ввела новые фитосанитарные правила и ограничения, которые повлекли многочисленные проверки на погранпереходах. Из-за этого поезда были вынуждены сутками стоять в ожидании оформления документов.

А в марте 2021-го Китай полностью отменил субсидирование перевозок на железнодорожном транспорте, которые покрывали от 30 до 50% от тарифа, и это тоже усложнило экспорт древесины из России в данном направлении.

 

Новые маршруты

Сегодня китайский рынок по-прежнему манит российских лесопромышленников, особенно в ситуации, когда поставки в Европу закрыты. Но освоить это направление не так просто: на действующих ж/д переходах катастрофически не хватает контейнеров — по данным аналитиков, в мае дефицит составлял порядка 50 тыс. единиц.

Чтобы повысить количество перевозок в восточном направлении, ОАО «РЖД» приняло меры по увеличению пропуска контейнерных поездов на погранпереходах с Китаем. В конце мая в газете «Гудок» была опубликована информация о том, что холдинг ввёл более 300 расписаний по направлениям Восточного полигона, погранпереходов Достык и Алтынколь (между Китаем и Казахстаном), а также Забайкальск, Гродеково и Махалино (между Россией и Китаем).

«Сейчас рассматривается вопрос увеличения длины контейнерных поездов, следующих в направлении Восточного полигона (в первую очередь на станцию Забайкальск), до 71 условного вагона», — цитирует отраслевое издание начальника отдела по развитию контейнерных перевозок ЦФТО ОАО «РЖД» Алексея Якубеня.

Также обсуждается возможность строительства нового железнодорожного погранперехода в Китай. Эту идею в начале июня поддержал зампредседателя правительства РФ и полномочный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев во время рабочего визита в Читу, где он провёл совещание с правительством Забайкальского края и инвесторами.

«Очень много сегодня вопросов было связано с пропускными возможностями Восточного полигона. Потому что сегодня даже не вопрос найти финансирование или завершить реализацию проектов, а вопросы, связанные с тем, чтобы просто вывезти продукцию. Сегодня нагрузка на Восточный полигон очень большая.

Здесь возникло предложение сделать ещё один железнодорожный переход — семь километров, выйти на Китай. Мне кажется, что это интересно», — отметил чиновник в беседе с журналистами.

Юрий Трутнев также подчеркнул, что переговорил по этому вопросу с представителями «РЖД», которые в ответ напомнили ему о недавно завершённом строительстве моста Нижнеленинское — Тунцзян. Он также должен снизить нагрузку на пограничные пункты между Китаем и Россией.

«Но от Нижнеленинского — Тунцзян 2 тыс. км. Семь километров до территории Китая и 2 тыс. километров — немножечко разные затраты. Поэтому обязательно этот проект отдельно посмотрим», — прокомментировал полпред.

 

Не логичная логистика

Почему акцент в транспортировке грузов из России в Китай делается на железнодорожных перевозках? Есть ведь и автодороги, и морские пути. Но автопоездом много древесины не увезёшь, да и цена транспортных расходов выше с каждым днём: ГСМ и амортизация техники обходятся не дёшево.

Что же до морского сообщения с Китаем, то здесь свои сложности, обусловленные всё теми же факторами — пандемией и санкциями. Раньше древесину из России достаточно успешно отправляли контейнерами по морю, но груз шёл не напрямую до КНР, а через европейские порты: Роттердам, Гамбург и другие, — где его перегружали на океанские лайнеры. Теперь эти порты для российских судов закрыты.

Да и Китай морские грузы принимает с перебоями из-за сложной эпидемиологической обстановки. Ситуация крайне нестабильная: морские ворота китайцы то распахивают, то захлопывают, причём изменения могут произойти за тот период, пока груз идёт в пункт назначения. Риск, конечно, колоссальный. Например, в конце мая западный речной порт Тунцзяна не принял баржи из Хабаровска (правда, везли они не лес, а уголь). Пока баржи были в пути (а до Тунцзяна от Хабаровска около 300 км), китайская сторона вернула ограничение на приём грузов из России.

Как сообщает Biang.ru со ссылкой на телевидение Тунцзяна, 31 мая секретарь Горкома КПК Тунцзяна Ван Цзинь посетил речной пункт перед началом его работы. Он отметил необходимость соблюдать все меры предосторожности, связанные с риском завоза в Китай COVID-19, но при этом потребовал одновременно следовать распоряжению провинции Хэйлунцзян о наращивании товарооборота с Россией.

Ранее говорилось, что порт будет работать в режиме закрытого цикла, а взаимодействие с российскими сотрудниками судов будет осуществляться бесконтактно. По этой же модели речной порт работал в навигацию 2020 и 2021 годов. Но пока на Амуре тихо — обычно, когда навигация открыта, по реке почти без перерыва идут баржи с грузами.

В других портах ситуация аналогичная, мониторить её приходится ежедневно. Транспортнологистическая компания «РФК Групп», специализирующаяся на доставке грузов из Азии, на своём сайте запустила хронику событий логистики в Китае.

Последняя запись в этом дневнике (на момент сдачи журнала в печать) обрисовывает положение дел на 30 мая 2022 года: «Обстановка с ковидными ограничениями в Шанхае постепенно нормализуется.

По-прежнему могут сохраняться проблемы с местной доставкой по территории КНР в рамках антиковидных правительственных мер. В связи с общим снижением импортного грузопотока существует тенденция на сокращение сроков доставки из Китая в РФ».

«Появляются новые погранпереходы, и нужно скорейшим образом их переоборудовать. Я имею в виду Благовещенск – Хэйхэ, Нижнеленинское – Тунцзян. И давайте добьёмся (это опять-таки уровень правительства) разрешения перевозить грузы не только контейнерами, но и вагонами и полувагонами.

Мы очень внимательно следили за развитием Северного морского пути, но, к сожалению, это не работает. На текущий год нам обещают всего один, может быть, два прохода из Мурманска или Архангельска. Всех будут интересовать маршруты из Архангельска и Мурманска в Китай, те же порты в России с отгрузкой на север Африки, а также с севера Красноярского края на север Африки и в Китай.

Это может дать отрасли достаточно большой объём грузов, который ранее был очень востребован», — представил своё видение ситуации вице-президент Segezha Group Николай Иванов в ходе круглого стола Совета Федерации «Состояние лесопромышленного комплекса в условиях санкционного давления недружественных стран».

 

Рынок не ждёт

Как известно, рынок, как и природа, пустоты не терпит. И если грузы в Китай не идут из России, то они идут из других источников.

«Китай стал в последнее время больше инвестировать не в закупку российского леса, а в его переработку, по крайней мере, в первичную обработку древесины. В Сибири и на Дальнем Востоке много предприятий малого и среднего бизнеса имеют китайский капитал. Но вообще я вам скажу то, что ещё не заметно, но наметился такой тренд: Китай в принципе сокращает закупки древесины в России.

Им непонятны бесконечные изменения российского законодательства в лесной сфере. Новые и новые запреты. Растущие из года в год экспортные пошлины. Теперь Китай понемногу переориентируется на другие рынки.

Не поверите, но, например, экспорт древесины растёт у Австралии, Новой Зеландии», — заявлял директор лесных программ Всемирного фонда дикой природы (WWF) в России Андрей Щёголев в интервью изданию «Газета.ру» ещё в январе этого года.

И действительно, по данным «РБК», поставки леса в Китай из Новой Зеландии в 2021 году достигли 1,9 млн кубометров за месяц — это почти в четыре раза превышает месячные поставки из России (570 тыс. кубов).

Наводит на размышления и тот факт, что Китай не только строит мосты, соединяющие его с Россией, но и запускает новые маршруты в Европу в обход нашей страны. В частности, в апреле стало известно, что поезд из Сианя отправился в Мангейм (Германия) через Казахстан, Азербайджан, Румынию, Венгрию, Словакию и Чехию. Маршрут проходит через два моря, что значительно усложняет перевозки, поэтому российская сторона пока не испытывает беспокойства по этому поводу.

«Мимо России поехал транзит в 3 тыс. контейнеров, но мы же понимаем, какими усилиями это достигается и насколько клиенту реально некомфортно. Это окно не будет окном хороших возможностей — скорее временным выходом из ситуации», — заявил «Коммерсанту» генеральный директор «РЖД Бизнес Актив» Вячеслав Сараев.

«Одна перевалка через Каспийское море — полбеды. Там построена железная дорога Тбилиси — Карс, которая связывает Азербайджан с Турцией и выходит на Европу. А вот перевалка через Чёрное море занимает очень много времени и стоит очень дорого», — отметил в беседе с NEWS. ru руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский.

 

«Что же делать?»

Этот вопрос стал рефреном стратегической сессии Красноярского экономического форума «Енисейская Сибирь — окно в Азию», которая состоялась в июне. Модератор площадки, телеведущий Николай Токарев адресовал его каждому выступающему, среди которых были представители разных отраслей промышленности: азиатский рынок интересен не только лесникам. Первый вице-президент ЦСР Глеб Покатович подчеркнул важность решения логистической проблемы в контексте активного освоения этого рынка российскими компаниями.

«То, что мы сейчас пытаемся решить, копилось годами. И мы оказались в ситуации, когда нужно справиться со всем и сразу. Инфраструктура была развёрнута на Запад с 1970-х годов. С тех пор Китай, Индия, Юго-Восточная Азия превратились в центр экономической активности. Инфраструктура всегда была и будет важна, это долговременная история, чтобы её решить, потребуются годы», — к такому неутешительному выводу пришёл спикер.

А как сами лесопромышленники видят пути решения логистических проблем на пути освоения восточного направления?

«Самое главное на сегодня — это логистика, отсутствие должного количества контейнеров, контейнерного флота. В советский период у нас был самый крупный контейнерный флот, и, на мой взгляд, государству необходимо экстренно всё это возрождать, чтобы разгрузить железнодорожные каналы.

Также следует подумать о государственном регулировании тарифов и об увеличении пропускной возможности «РЖД» в дальнейшем. Возврата к прежним условиям уже никогда не будет.

Надо государству переходить полностью на «автономные рельсы», чтобы не зависеть ни от кого и тем самым обезопасить нашу экономику на многие годы вперёд», — убеждён заместитель директора по производству компании «СевЛесПил» Александр Конюхов.

По мнению специалиста по импорту и экспорту древесины компании ProLigno Артёма Якушева, рынок Китая по ёмкости остаётся сегодня таким же, каким был до начала пандемии и введения санкций.

«Покупать объёмы Европы и Америки, которые раньше закупались в РФ, Китай не сможет физически. Многие производители сейчас ломятся туда, но цена там невысокая, транспорт дорожает, поэтому перспектива работы только с КНР не самая радужная.

А что касается железнодорожной логистики, то этот вопрос нужно рассматривать комплексно. Усилить её можно было бы, если бы поезда работали по принципу контейнерных судов. А для этого ж/д перевозки должны стать более прозрачными и предсказуемыми.

Сегодня часто возникают задержки на перецепке вагонов, также некоторые перевозчики запрашивают дополнительные разрешения.

Как складывается ситуация с морскими перевозками: я заказчик, у меня есть груз — пять контейнеров, которые будут готовы на 35-й неделе, условно. Перевозчик отвечает: груз можем взять, перевозка будет стоить N долларов за контейнер, уход на 36-й неделе, приход — на 39-й неделе.

И эти условия выдерживаются и по стоимости, и по срокам. Тогда ж/д перевозки будут отличной альтернативой морскому транспорту», — считает Артём Якушев.

 

Проблем больше, цены ниже

Ещё одна сложность в работе с китайскими партнёрами — занижение с их стороны цен на древесину. Об этом говорят сами лесопромышленники. Например, генеральный директор ЛХК «Череповецлес» Валерий Писарев в интервью изданию Lesprom, заявил, что если ещё в марте-апреле какая-то рентабельность продаж пиломатериалов Китай была, то сейчас компания отправляет их по цене ниже себестоимости.

Тревогу бьют и лесопромышленники в Бурятии: воспользовавшись сложностями российской экономики, китайские покупатели стали диктовать российским поставщикам цены на обработанную древесину.

«С конца февраля стоимость бруска они снизили фактически в три раза, а в 2021 и в начале 2022 года цена достигала 18–20 тыс. рублей за кубометр. Сегодня же они берут только по 7 тыс. за куб. Это делает полностью бессмысленным экспорт, поскольку за год у производителей резко выросли затраты, в том числе за счёт роста стоимости леса от крупных арендаторов леса и лесхозов», — цитирует издание gazeta-n1.ru предпринимателя из села Турка Алексея Башарова.

«На сегодня очень тяжело выстраивается логистика с покупателями в КНР. В частности, для нас из морских путей остались порты Владивосток и Находка с неимоверно возросшими тарифами, которые обнуляют какую-либо прибыль, то есть предприятия практически работают в убыток.

В Китае переизбыток предложения, поскольку те производители, которые работали на Европу, вынуждены переориентироваться на Китай, а это уронит цены ещё больше.

В нынешней ситуации на федеральном уровне должны быть приняты экстренные меры по регулированию тарифов, которые позволили бы предприятиям работать хотя бы с минимальной прибылью», — высказал предложение Александр Конюхов.

 

Крепкий рубль создаёт проблемы

Но дело не только в логистических проблемах и переориентации рынков. Сложности создаёт и укрепившийся российский рубль.

«Финансовые процессы очень сильно отражаются на торговле с КНР. На экспортно ориентированных предприятиях чрезмерное укрепления рубля, конечно, сказывается негативно. Добавьте к этому снижение стоимости продукции в КНР и высокие тарифы — в таких условиях о прибыли уже и говорить как-то неприлично», — перечисляет проблемные точки Александр Конюхов.

«Если в обычное время перевозка в Китай с Северо-Запада России стоила в районе 1500–2500 долларов США за контейнер, то сейчас она начинается от 4000 долларов. И это при условии, что отправитель сможет отгрузить 62 контейнера за один раз.

Такие объёмы могут себе позволить только крупнейшие заводы. Если же у вас небольшое производство, то придётся воспользоваться услугами так называемых сборных поездов. По сути, это то же самое, как было с морскими контейнерами, которые вставали на сборный корабль, но вот с поездами всё как-то сложнее.

Чаще всего контейнер едет по железной дороге в порт Дальнего Востока, там перегружается на судно и отправляется в Китай. Стоимость высокая — около 6 тыс. долларов за контейнер, доставка тоже не быстрая — примерно 4–5 недель, иногда дольше.

Ж/д составляющая фиксируется в рублях, поэтому при укреплении рубля эквивалент в валюте растёт, а цена готовой продукции ограничена рыночной ценой, то есть за укрепление нашей валюты китайцы доплачивать не будут.

Ж/д транспорт оплачивается в рублях, пиловочник — в рублях, расходы — в рублях, а весь экспорт — в долларах или евро. Все расходы ложатся на производителей и экспортёров», — анализирует ситуацию Артём Якушев.

По его мнению, при таких условиях производители пиломатериалов будут закрываться. И уже закрываются. С фанерой ситуация чуть лучше: с большим трудом и потерями, но такие расходы на транспорт её производители могут перенести. Однако покупатели повышение цен принимают с большими сложностями.

«Надо, чтобы кубометр стоил 500 долларов, а сейчас его продажная цена в Китае — 380 долларов. На зарплату, сырьё, его обработку, амортизацию оборудования мы можем потратить при такой цене 120 долларов, или 12 000 рублей с кубометра. А стоимость попенной платы с аукциона обезличенной древесины в делянке достигает 3000 руб./м3.

Себестоимость после заготовки и вывозки доходит до 12 000 руб./м3, а после распиловки при идеальном выходе готовой продукции в 50% себестоимость достигает 24 000 руб./м3 пиломатериала», — такие цифры привёл председатель правления Союза лесопромышленников Архангельской области Андрей Зубов в интервью ИА REGNUM.

По его мнению, заходить на китайский рынок с российской древесиной имеет смысл при курсе 85 рублей за доллар — этого достаточно, чтобы не работать в ноль. А развивать производство экспортёры могут лишь при курсе рублей в 150 рублей за доллар.

«России, если она хочет развивать промышленность и переориентироваться на новые рынки сбыта, выгодно девальвировать рубль. Конечно, если цель — привлечь в страну импорт, тогда нужен крепкий рубль. Но цена этому — кризис российской промышленности и в первую очередь экспортёров», — подытожил г-н Зубов.

 

ДЕРЕВЯННОЕ ДОМОСТРОЕНИЕ — «НОВЫЙ» ДРАЙВЕР ЛПК

Обзор СМИ от 27 июля 2022 года-Лесной комлекс-Деревянное домостроение — «новый» драйвер ЛПК.jpg 

Мария Кармакова, «Лесной комплекс»

 

«Развитие деревянного домостроения — стратегически важная национальная задача, которая имеет мультипликативный эффект для экономики», — такими словами начинался релиз 2020 года Экспертно-консультативного совета по лесному комплексу.

 

Мысль, не новая даже на тот момент, сегодня воспринимается как хрестоматийная истина. Казалось бы, в верхах одобрено — бери и делай. Тем более что потребительский интерес к деревянному домостроению достаточно высок: его всплеск пришёлся на период пандемии, когда актуальной была тема социального дистанцирования.

В начале 2022 года тренд на загородную жизнь был ещё достаточно силён. Однако новые вызовы сместили акценты, и теперь у экспертов рынка нет прежней уверенности в том, что в текущих обстоятельствах отрасль деревянного домостроения сможет развиваться. Если коронакризис оказал на этот сектор в большей степени позитивное влияние, то трудности, вызванные антироссийскими санкциями и контрсанкциями, скорее всего, затормозят его развитие.

 

Был рост

Текущую ситуацию в сегменте деревянного домостроения описал директор по региональному развитию и PR Ассоциации деревянного домостроения Максим Молчанов в ходе онлайн-конференции Woodindex, организованной порталом «Про-Дерево» при поддержке выставки Woodex. По его словам, в 2021 году «малоэтажка» вырвалась вперёд как по объёмам, так и по доле в общем жилищном строительстве страны впервые с 2009 года (ранее Росстат такую аналитику не вёл).

Даже подорожание пиломатериалов не сдержало этой тенденции — в общем объёме малоэтажного строительства доля деревянного домостроения достигла почти 40%. По оценке аналитиков, это произошло в основном за счёт каркасных, каркасно-панельных и панельных технологий строительства из древесины. В целом же строительство из дерева в России с 2016 года выросло на 10%.

При этом представитель АДД отметил, что рынок растёт за счёт собственных ресурсов без существенных вливаний кредитных денег, поскольку, в отличие от многоэтажного жилья, для ИЖС действующих государственных механизмов поддержки по большому счёту до сих пор нет.

Есть единичные примеры: программы комплексного развития сельских территорий, расселения из непригодного для проживания фонда. Но они направлены на решение жилищных проблем в целом, а не на строительство именно деревянных домов.

Эту тему на круглом столе Совета Федерации, посвящённом состоянию лесопромышленного комплекса в условиях санкционного давления недружественных стран, подняла представитель Государственного Совета Республики Коми Елена Шумилова. Она напомнила о таком опыте популяризации ИЖС, как «деревянная ипотека». Фактически проект провалился: из ожидаемых 2500 сделок в период с 1 апреля по 30 ноября 2018 года было заключено менее сотни. Но сегодня, считает член Совета Федерации, это может сработать.

«Может быть, какое-нибудь совместное предложение с «Дом.рф» продумать? Те же самые комплексные проекты по освоению территорий с переселением граждан из ветхого и аварийного жилья с применением горизонтальных строительных проектов.

Можно скомпоновать многие программы по поддержке строительства, потому что у нас переселение из ветхого и аварийного жилья — одна программа, улучшение жилищных условий — другая, инвалидам — третья.

Можно это всё вместе скомпоновать с предложением нашего продукта. Да, это временная мера, но она и там подхлестнёт, и здесь поддержит», — выступила с предложением г-жа Шумилова.

 

Всё дело в цене

Тренды трендами, но главный вопрос всё же в цене. Покупательская способность населения снижается, и без доступных кредитных программ сегмент малоэтажного строительства вряд ли получит те темпы развития, которые позволят говорить о росте внутреннего потребления лесопродукции.

По данным, которые привёл Максим Молчанов, стоимость квадратного метра тёплого контура деревянного дома за год (с апреля 2021 года по апрель 2022-го) увеличилась на 30%: с каркасом заводского производства — с 38–42 тыс. до 50–55 тыс. рублей, из клеёного бруса — с 50–56 тыс. до 65–75 тыс. рублей. Причина роста цен — ажиотажный спрос на пиломатериалы во всём мире, за которым последовал дефицит на внутреннем рынке.

За первые четыре месяца 2022 года стоимость квадратного метра почти не выросла, несмотря на общий рост цен, отмечает представитель АДД. Он объясняет это снижением объёмов экспорта и внутреннего спроса, а также успешной зимней заготовкой.

По данным Росстата за четыре месяца нынешнего года, из 37,6 млн м2 нового жилья 62% (23,7 млн м2) приходится на индивидуальное строительство. Во многом прирост в статистике объясняется «дачной амнистией» (регистрируются дома, построенные намного раньше), а также бесплатной газификацией, на которую могут претендовать только владельцы зарегистрированного жилья.

Весной спрос на строительство индивидуальных домов упал из-за роста ключевой ставки и общей неопределённости. По словам Максима Молчанова, падение по новым заказам с конца февраля 2022 года составило от 20 до 40% в зависимости от технологий деревянного строительства. Одни покупатели отказались от строительства вовсе, другие заняли выжидательную позицию. Негативную роль сыграл рост ставок по ипотеке и потребительским кредитам.

«Со второй половины апреля ситуация изменилась к лучшему, хотя бы потому, что цены стабилизировались, стало понятно, на сколько они выросли, потребитель психологически адаптировался в происходящему. Сейчас очень осторожно, но уже можно прогнозировать: если геополитическая и экономическая ситуация будет стабильной, то во второй половине мая мы ожидаем постепенного восстановления спроса на рынке деревянного домостроения», — отметил эксперт.

 

Дом в кредит

Можно ли назвать текущую ситуацию стабильной? Сомнительно, а потому и прогнозы строить сейчас крайне сложно. Очевидно, что внутренний сегмент не сможет потребить весь объём лесоматериалов, которые раньше экспортировали в европейские страны, и поиск альтернативных рынков сбыта продолжается. Но ставка на строительство из древесины уже сделана. При каких условиях она сыграет?

В первую очередь, учитывая низкую покупательскую способность населения, необходимо сделать деревянное жильё более доступным. Конечно, самый оптимальный для этого сценарий — снижение стоимости сырья, но на это сейчас рассчитывать не приходится. Об этом, в частности, сообщает «РБК» со ссылкой на «Смарт Консалт».

Аналитики провели опрос компаний, специализирующихся на деревянном домостроении в Москве и Московской области, который показал, что речь может идти не о спаде цен, а о росте — по итогам 2022 года он может составить от 12 до 20% на разные типы деревянных домов.

При такой ценовой политике развивать отрасль можно только при поддержке финансового сектора. Самый очевидный шаг — кредитные программы. Эффективны ли они, вопрос спорный.

По словам гендиректора «Дом. РФ» Виталия Мутко, порядка 40% граждан России не имеют возможности взять ипотечный кредит, даже если ставка будет 0%. Об этом он заявил на сессии Петербургского международного экономического форума — 2022, напомнив, что 2,2 млн граждан России стоит в очереди на жильё.

Тем не менее для кредитоспособного населения ипотечные программы могут стать решением проблемы. В прошлом году россиянам впервые начали выдавать кредиты не на покупку готового жилья, а на строительство дома с нуля.

В этом году стартовала пилотная льготная ипотечная программа на строительство частных жилых домов своими силами, без оформления договора подряда с профессиональными застройщиками. Она является частью федеральной программы льготной ипотеки под 9%. Поэтому все банки — участники программы (а их около 70) имеют возможность выдавать кредиты на подобные цели.

Воспользуются ли они ею, другой вопрос. По причине низкой активности банковского сектора фактически провалилась программа субсидирования банков по кредитам, выданным на покупку деревянных домов.

Предполагалось, что при оформлении кредита часть первоначального взноса за покупателя внесёт банк, а после возведения дома получит от Минпромторга возмещение понесённых расходов. На практике это не сработало из-за низкой прогнозируемой прибыли, отсутствия залога на изготовление домокомплекта, рисков недостроя и других сложностей рынка ИЖС.

При формировании ипотечной программы для строительства частных домов своими силами многие из перечисленных рисков были учтены. По условиям договора банк предоставляет заёмщику кредитную линию, и каждый транш перечисляется на отдельный этап строительства только после подтверждения того, что предыдущий этап успешно завершён. В качестве залога банк будет принимать земельный участок и дом после его возведения.

Немаловажное условие: завершить строительство необходимо в течение 12 месяцев с даты заключения кредитного договора. Для банка это преимущество, а вот для заёмщика исполнение этого обязательства может стать проблемой. Ему придётся самостоятельно рассчитать общий объём затрат и время, которое потребуется до момента переезда в новый дом.

Цены на стройматериалы растут, а значит, итоговая стоимость дома может оказаться значительно выше расчётной. Остановка стройки или превышение сроков могут привести к повышению процентной ставки по кредиту. В результате заёмщик рискует не справиться с выросшей кредитной нагрузкой.

«Входить в проект с льготной ипотекой на самостоятельное возведение загородного дома следует только при наличии разработанного проекта, квалифицированного подрядчика, заключающего с вами договор, с прозрачной схемой финансирования.

Также на берегу целесообразно разобраться с процедурой оформления документации на объект и обязательно соблюсти строительные нормы», — приводит «РБК» мнение партнёра Capital Law Office Артура Старикова.

Впрочем, и для банков риски тоже есть. Искать строителей заёмщик будет самостоятельно, и каким будет качество постройки, как его оценивать, пока непонятно.

 

Вопрос инфраструктуры

«Развитию деревянного домостроения в целом способствует тренд на загородную жизнь, который, в свою очередь, обусловлен несколькими факторами, самый важный из которых — возможность работать удалённо.

Плюс к этому активно развивается загородная инфраструктура: дороги, транспорт, — появляются школы, медицинские учреждения.

Жить за городом становится комфортно. Загородный дом превращается в место отдыха, возможность отдохнуть от городской жизни», — считает руководитель проекта DOM TECHNONICOL Андрей Баннов.

В целом позиция понятная, но вот тезис о развитости загородной инфраструктуры вызывает сомнения. Потому что как раз полное её отсутствие становится одним из основных препятствий для развития индивидуального жилищного домостроения во многих регионах.

Ещё в 2020 году член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, председатель Экспертно-консультативного совета по лесному комплексу Татьяна Гигель признала, что без поддержки государства эту проблему не решить.

«Если государство не будет заниматься инфраструктурой, если не возьмёт на себя обязанность инфраструктурного обеспечения, бизнесу одному это потянуть будет сложно. У субъектов недостаёт финансирования на дополнительную инфраструктуру: дороги, газ, воду, все необходимые для жизнедеятельности человека коммуникации.

А домостроительным комбинатам или самому конечному потребителю заниматься такими вещами в одиночку финансово неподъёмно. Бизнес должен быть рентабельным», — подчеркнула сенатор.

Напомним, сказано это было в 2020 году. Тогда же Минстрой РФ представил проект программы по развитию индивидуального жилищного строительства, которая предполагала, что в будущем предоставляемые под ИЖС участки будут заранее обеспечены инженерной, транспортной и социальной инфраструктурой.

Предлагалось, что инвестиционные программы поставщиков электроэнергии, газа и тепла будут синхронизированы с территориальным планированием, причём за счёт региональных бюджетов, а в отдельных случаях — частично компенсированы из федерального бюджета, на что предполагалось выделить 137 млрд рублей.

С тех пор ситуация в отрасли, как и во всём мире, существенно поменялась, и в настоящее время Минстрой разрабатывает новую программу с учётом «новой реальности». Об этом, в частности, в июне заявил президент Национального объединения строителей Антон Глушков в ходе расширенного заседания Комитета Государственной Думы РФ по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству.

«Успех развития сферы во многом зависит от ключевых факторов: вовлечения в оборот земельных участков, ускорения процедур их межевания и градостроительной подготовки и обеспечения инженерной инфраструктурой.

Кроме того, для более широкого развития сектора ИЖС необходимо упростить процедуры предоставления застройщикам участков для строительства на льготных условиях, дать возможность строить индивидуальные жилые дома на всех категориях земель, установить «выравненный платёж» за все виды сетей», — цитирует Антона Глушкова «Уралинформбюро».

 

Места хватит не всем

Как видно, вопросов предстоит решить немало, и развитие инфраструктуры для ИЖС — лишь один из них.

«Надо честно признаться, что внутреннего рынка для наших экспортных товаров всегда было мало. Последние несколько лет мы вели диалог с нашим правительством, с профильными министерствами и ведомствами о развитии внутреннего рынка, стимулировании спроса в России на деревянное домостроение.

Это позволило бы использовать продукцию нашей отрасли внутри России в большем объёме. До последнего времени мы экспортировали до 90% фанеры и пиломатериалов, потому что российский рынок предоставить нам таких объёмов не мог.

Сейчас сложно говорить о том, что мы можем заместить экспорт внутренним рынком. Да, скорее всего, мы, как и все другие производители, сумеем реализовать дополнительный объём в России при условии, что государство сохранит стимулирование внутреннего спроса в стране: льготная ипотека, доступные кредиты, большие инфраструктурные проекты.

В этом вижу основную задачу правительства: создать условия для бурного роста экономики, для бурного роста внутреннего потребительского спроса — реализация больших инфраструктурных проектов, создание новых производств, в том числе в высокотехнологичных отраслях, развитие сельского хозяйства и перерабатывающих комплексов, бурное жилищное строительство, включая индивидуальное, строительство социальных объектов», — считает гендиректор Череповецкого фанерно-мебельного комбината Илья Коротков.

Как бы ни поддерживало правительство участников отрасли, вряд ли все из них смогут сохранить свой бизнес в условиях турбулентности. «Выживут не все» — эта тема становится в последнее время лейтмотивом выступлений многих экспертов рынка.

«К сожалению, места на внутреннем рынке хватит не всем. Это особенно актуально для сегментов пиломатериалов, фанеры и пеллет. И здесь полезна была бы роль государства в виде развития внутреннего спроса на деревянное домостроение и прочие потребности внутреннего рынка», — подчеркнула старший аналитик агентства WhatWood Марина Зотова в ходе онлайн-конференции Woodindex-2022.

 

Не только жильё

По мнению аналитика, речь может идти не только о сегменте ИЖС, но и о строительстве социально-культурных объектов. Стимулировать развитие внутреннего спроса на продукцию деревообработки может запуск госпрограммы или формирование госзаказа на возведение детских садов и школ, спортивных объектов, опорных пунктов полиции.

«Например, фельдшерско-акушерские пункты, небольшие торговые центры и павильоны в России строятся в основном из лёгких металлических конструкций. Если мы начнём строить такие объекты в большей степени из дерева, мы сможем обеспечить рост инвестиций в эту отрасль», — считает вице-губернатор Ленинградской области Дмитрий Ялов.

Максим Молчанов отметил, что такой опыт во многих регионах уже есть и его нужно масштабировать. Способствовать этому должно утверждение реестра типовых проектов домов с использованием деревянных конструкций, который был сформирован по результатам отраслевого конкурса, реализованного «Дом.РФ» при участии АДД.

В реестр входят проекты не только жилых зданий, но и объектов социального назначения. Представитель Ассоциации отметил, что после прохождения госэкспертизы все проекты будут представлены в открытом доступе на сайте Минстроя РФ.

«Их смогут использовать архитектор, проектировщик, строитель или госзаказчик любого уровня власти. Кроме всего прочего, планируется льготное финансирование этих проектов не только «Дом.РФ», но и российскими банками, так как понятна их ликвидность и риски.

Мы ожидаем, что уже в этом году такое решение поможет нашему рынку, ведь за счёт типовой застройки, например, губернатор каждого региона может выбрать проекты без рисков в реализации и эксплуатации», — убеждён Максим Молчанов.

 

Рука об руку

Другой представитель Ассоциации деревянного домостроения — директор по работе с государственными органами, а также директор представительства АО «ТАМАК» в Москве Вадим Фидаров тоже считает, что потенциал древесины как материала для строительства социальных объектов недооценён.

Об этом он заявлял ещё на упомянутом в начале этой статьи заседании Экспертно-консультативного совета по лесному комплексу в 2020 году. По его словам, точкой роста деревянного домостроения может стать развитие внутреннего туризма.

«Создание туристической инфраструктуры, номерного фонда на сельских и лесных территориях способно стать драйвером, создать значительное количество высокооплачиваемых рабочих мест, в том числе в смежных отраслях: народных промыслах, местном производстве и сбыте фермерских продуктов, крестьянско-фермерских хозяйствах, развитии сферы услуг для обслуживания туристического потока и эксплуатации туристических объектов», — считает эксперт АДД.

Если деревянное домостроение может стимулировать развитие российского ЛПК, то туризм сегодня становится одним из локомотивов развития российской экономики в целом. И объединение этих направлений может пойти на пользу им обоим.

Так, в РБК проанализировали тенденции развития туризма в Ленинградской области и Санкт-Петербурге и пришли к выводу, что ни пандемия, ни геополитический кризис не уменьшили желание инвесторов вкладывать деньги в новые проекты.

В каждом районе области чиновники сформировали туристско-рекреационные зоны для размещения объектов отдыха и подготовили предложения для безвозмездной или льготной передачи инвесторам более 60 заброшенных пионерских лагерей в обмен на создание необходимой инфраструктуры.

С точки зрения деревянного строительства перспективным может стать создание экопарков с беседками, скамейками и экотропами. Ещё одно популярное направление — строительство глэмпингов (разновидность кемпинга, объединяющая в себе комфорт гостиничного номера с возможностью отдыха на природе).

В той же Ленобласти, по данным РБК, в этом году такие проекты реализуют сразу несколько инвесторов. Глэмпинги набирают популярность и в Сибири. Так, в Красноярском крае такие объекты появляются на берегах Енисея, Кана, Базаихи, Красноярского водохранилища.

 

Стратегический ход

Как уже было сказано, важность развития деревянного домостроения в России признана на высшем, федеральном уровне. Этот вектор зафиксирован в Стратегии развития лесного комплекса до 2030 года. Работа над документом шла долго, он многократно пересматривался и дополнялся. Только от Ассоциации деревянного домостроения было представлено около 40 предложений и замечаний с развёрнутыми обоснованиями.

Существует альтернативный вариант Стратегии развития лесной отрасли, авторство принадлежит Владимиру Опарину, бывшему директору корпорации «Русская изба» и разработчику 3D-конвейера-автомата для суперскоростного индустриального производства деталей комплектов домов.

Благодаря внедрению этой разработки производительность предприятия может быть увеличена до 60 раз по сравнению с существующим мировым уровнем техники по механической деревообработке.

Собственно, эту методику индустриального производства жилья по технологии «двойной брус», обладающую новым уровнем суммарного качества по массовости, доступности, экологии, быстровозводимости, материало- и энергосбережению, Владимир Опарин и положил в основу своей стратегии.

По его мнению, деревянное домостроение является не просто одним из направлений развития лесной промышленности, а ключевым, основополагающим, поскольку оно ежегодно потребляет 60% всей мировой лесозаготовки.

«Технология скоростной деревообработки способна обеспечить массовое производство доступного жилья нового уровня качества, недостижимое на существующем мировом оборудовании.

Это позволит удовлетворить многократный взрывной рост мирового спроса на жильё, в том числе со стороны наиболее массовых потребителей жилья с низким доходом. За счёт сверхдоходности производства жилья на экспорт можно быстро и эффективно вовлечь в мировой товарооборот монопольные ресурсы России по хвойному лесу, освоить новые лесные территории Сибири и Дальнего Востока, быстро технологически модернизировать лесную отрасль.

В настоящее время просторное комфортное жильё доступно потребителям среднего класса и выше из-за его высокой стоимости и расходов на эксплуатацию.

Если задача массового предложения лучшего доступного жилья будет решена, то мировой жилищный рынок ожидает многократный взрывной рост, а лесную отрасль России — многократное увеличение доходности через переход от экспорта сырья на экспорт продукции глубокой деревообработки и экспоненциальное развитие путём вовлечения в мировой оборот неосвоенных лесных ресурсов Сибири и Дальнего Востока», — убеждён автор проекта.

Стратегия подразумевает тиражирование кластеров, состоящих из головного предприятия глубокой деревообработки и шести леспромхозов, расположенных вокруг него в формате шестигранника, которые будут обеспечивать его сырьём для производства домокомплектов. Такой формат позволит обеспечить оптимальную логистику транспортных потоков и развитие глобальной сети общей и транспортной инфраструктуры Сибири и Дальнего Востока.

Проект получил поддержку многих отраслевых структур: Государственного научного центра лесопромышленного комплекса Минпромторга РФ, Федерального фонда развития жилищного строительства, Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова, Ассоциации «Древмаш» и других. Рослесинфорг РФ идею создания деревообрабатывающих кластеров также поддержал.

В официальном ответе ведомства сказано: «Появление таких инновационных проектов, как «Русская изба», может повысить эффективность использования лесных ресурсов, решить давно существующую в стране жилищную проблему. Продвижение проекта возможно после его тщательной проработки и создания новой федеральной программы под его реализацию при сохранении общей концепции проекта».

Как мы знаем, пока такой программы нет. Возможно, идея получит воплощение в рамках новой программы по развитию индивидуального жилищного строительства, которую готовит Минпромторг. В настоящее время проект альтернативной стратегии передан автором на рассмотрение премьер-министру РФ Михаилу Мишустину.

 

Ожидаемые эффекты проекта

1. Максимальное повышение экономической эффективности лесной отрасли России — сверхдоходность производства за счёт новых прорывных российских технологий.

2. Развитие «зелёного» ресурсоэнергосберегающего жилья по цене экономкласса (замещение традиционных технологий жилья с низким ресурсоэнергосбережением и плитных технологий жилья с применением химии, опасной для здоровья).

3. Развитие «зелёной» технологии безотходной переработки древесины на базе внедрения нового ультрапроизводительного способа механической деревообработки для домостроения.

4. Развитие «зелёных» безотходных биотехнологий и распределённой энергетики на экологически чистом возобновляемом топливе — отходах деревопереработки (биохимия и замещение низкоэкологичных видов топлива: уголя, мазута и пр.).

5. Развитие «зелёного» интенсивного лесопользования на базе нового способа машинной лесозаготовки, удваивающего объёмы получения товарной древесины при улучшении экологии и экосистемы лесов (полное замещение сплошных рубок, ухудшающих породный состав, экологию и экосистему лесов).

6. Развитие промышленности и «зелёного» круглогодичного (тепличного) сельского хозяйства на базе развития распределённой энергетики на вновь освоенных лесных территориях — полная утилизация отходов деревопереработки и круглогодичное получение экологичной сельхозпродукции в любых суровых климатических условиях.

7. Развитие глобальной железнодорожной и автотранспортной инфраструктуры северных лесных территорий Сибири и Дальнего Востока за счёт доходов проекта без государственных вложений.