Обзор СМИ от 29 апреля 2021 года

Hacklink satin al: hacklink,

hacklink al

kiralık bahis sitesi, gaziantep escort, Casino Siteleri, Betboo Giriş, Koltuk yıkama,
Обзор СМИ от 29 апреля 2021 года
29.04.2021
АО «ВОЛГА»: РОССИЙСКАЯ БУМАГА ПОКАЗАЛА ТВЕРДОСТЬ

Станислав Казаченко, журнал «ЛПК Сибири»

Пандемия не обошла стороной предприятия, выпускающие бумагу, однако и здесь были те, кто продемонстрировал успешные результаты вопреки кризису. Планы на ближайшее время амбициозные, причем развитию отрасли будут способствовать новые законодательные инициативы и уже задекларированное кардинальное изменение государства к лесной отрасли и связанным с нею производствам.

Несмотря на все разговоры о снижении спроса на бумажную продукцию, поскольку книги и газеты вытесняются интернетом, обороты на этом рынке по-прежнему велики, а конкуренция не ослабевает. Например, один из трех крупнейших игроков рынка – АО «Волга» – отчитался, что вопреки коронавирусным ограничениям за минувший года выпустил 280 тысяч тонн продукции. В это число входят и нововведения, например, никогда ранее не производившаяся предприятием бумаги для гофроупаковки, имеющая массу от 42 до 100 граммов на квадратный метр – больше 126 тысяч тонн за год.
Компания освоила выпуск и другой номенклатуры: интерлайнера – так называется бумага, находящаяся в средних слоях пятислойного картона, а также бумаги с внутримассной проклейкой и пухлой бумаги. Общий объем производства и реализации продукции в минувшем году увеличился на 20 тысяч тонн. Прирост показателей запланирован и на наступивший год, и еще более значительный – до 50 тысяч тонн.
Ковидные ограничения не обошли стороной и «Волгу». Экономические последствия пандемии не могли не сказаться на отрасли в целом: цены на продукцию в мире упали в мире на 30–50%, один из главных потребителей на планете – Индия – совсем прекратила импорт. Самым тяжелым оказался второй квартал прошлого года, когда наряду с европейскими странами наполовину упало потребление и внутри России. Выбраться из сложного периода помогла упомянутая стратегия диверсификации, а также программа снижения затрат.
Ряд запланированных проектов пришлось отложить на более поздний срок, но стратегические направления работы выполнялись четко. В частности, еще за год до начала пандемии предприятие взяло курс на перепрофилирование производства с газетной бумаги на упаковочную. И за 2020 год действительно удалось добиться многого: к концу года упаковочная бумага составляла уже свыше половины всей выпускаемой продукции. Реализовывались и другие поставленные ранее задачи, в частности, расширение производства термомеханической массы до 180 тонн в сутки и модернизация энергетической линии – реконструкция турбины ПТ-80 в энергокомплексе НиГРЭС с увеличением выработки электроэнергии на 4,5–7,0 мегаватт в зависимости от времени года. Общей размер инвестиций за год составил более 1,5 миллиарда рублей.
Один из важных проектов также – разделение потоков нескольких бумагоделательных машин. Это позволило полностью загрузить имеющиеся мощности и увеличить диапазон выпускаемой продукции – от 42 до 100 граммов как с вариантом внутримассовой проклейки, так и без нее.
Наращивала свое присутствие компания и в сегменте легких и ультралегких лайнеров и флютингов – составных частей гофрокартона. На такую продукцию есть активный спрос со стороны покупателей из КНР. При этом производителю необходимо находиться в тренде на снижение веса и стоимости упаковки.
Выпуск газетной бумаги постепенно сокращался, однако «Волга» оставила в своем портфеле самые привлекательные рынки сбыта. Благодаря этому объем производства в нынешнем году планируется вновь нарастить – до 330 тысяч тонн, то есть до двухкратного прошлогоднего показателя.
Амбициозные задачи предприятие поставило и на нынешний год. «Волга» рассчитывает укрепиться на европейском рынке, отточить производственные процессы и приступить к реализации новых инвестпроектов. Среди стратегических задач – новая макулатурная линия для производства упаковочных видов бумаг, замена одних упаковочных линий, реконструкция других и оптимизация работы третьих, увеличение мощности линии термомеханической массы со 180 до 400 тонн в сутки, установка приключенной турбины на территории НиГРЭС для обеспечения вводимых мощностей электроэнергией. За весь год компания планирует инвестировать в реконструкцию и поддержку производства полмиллиарда рублей – на треть больше, чем годом ранее. Все это должно привести к увеличению объемов производства готовой продукции до 470 тысяч тонн в год – и этот показатель благодаря создаваемым резервам сможет еще увеличиться в последующие годы.
Компания уделяет внимание и экологическим вопросам. В этом направлении уже принята пятилетняя программа по планомерному снижению негативного воздействия на окружающую среду через сокращение отходов и их возвращению в производственный цикл.
Большое влияние на развитие предприятия окажет и принятая правительством РФ Стратегия развития отрасли до 2030 года. Ее новшество в сравнении с предыдущим аналогичным документом – стимулирование не столько привлечения инвестиций в действующие производства, сколько строительства новых. Все это – часть государственной политики по повышению прозрачности лесопромышленной сферы. Для производителей бумаги это будет означать понятные и конкурентные механизмы ценообразования при поставках сырья.
Для законодателей новая Стратегия будет означать создание большого количества поправок в действующие законодательные акты, а для предприятий – не всегда простой процесс адаптации. В частности, на «Волге», чтобы сделать внедрение нововведений безболезненным, уже создана рабочая группа, которая, кроме прочего, будет готовить в том числе и свои предложения по корректировке нынешнего законодательства.

УЗДЕНОВ: ЕСЛИ С ЛЕСОМ ПРАВИЛЬНО РАБОТАТЬ, ОН ТЕБЯ ОТБЛАГОДАРИТ

РИА Новости

Обзор СМИ от 29 апреля 2021 года-1.jpgО становлении вертикально-интегрированного лесопромышленного холдинга, работе компании по развитию "зеленой экономики" в интервью РИА Новости рассказал управляющий партнер АФК "Система", председатель совета директоров Segezha Group Али Узденов.

- Али Муссаевич, в начале года было объявлено, что АФК "Система" готовит свой лесопромышленный холдинг Segezha Group к возможному IPО в 2021 году при наличии соответствующих рыночных условий. Чем лесной бизнес в принципе может привлечь инвесторов? Какие Вы видите здесь точки роста?
- Как и любая успешная компания, Segezha Group постоянно рассматривает различные варианты финансирования своих проектов и дальнейшего развития, в том числе – через размещение на рынках капитала.
Сейчас во всем мире очень высок интерес к лесной отрасли, бумажному производству, поскольку они являются направлениями "зеленой экономики". С точки зрения инвестирования, Segezha представляет собой интересный бизнес, поскольку это диверсифицированное, экспортоориентированное предприятие замкнутого цикла: у нас собственные сырье и переработка, дальнейшие переделы и собственные продажи, что немаловажно. Это и мешочная бумага, и бумажные мешки, и фанера, и пиломатериалы, и пеллеты. Более 70% нашей выручки – валютная. Наша продукция экспортируется более чем в 100 стран мира – все, что мы производим, стабильно востребовано.
Одним из столпов компании является собственная качественная лесосырьевая база. На сегодня это более 8 миллионов кубометров, закрепленных за нами государством. И уже сейчас нами поданы заявки на проекты, которые могут увеличить нашу расчетную лесосеку в 3-летнем периоде.
У нас много текущих проектов модернизации и развития бумажного производства, строительства фанерных заводов и предприятий по изготовлению экологичных CLT-панелей, создания пеллетного производства. И это без учета нашего отдельного большого проекта "Сегежа-Запад", который предполагает строительство нового завода мощностью около 1,5 миллиона тонн целлюлозы.

- АФК "Система" вошла в отрасль ЛПК около семи лет назад. Какие изменения произошли в индустрии и как изменилась сама компания с тех пор?
- Да, прошло уже семь лет с момента создания Segezha Group. С тех пор, как АФК "Система" впервые инвестировала в этот сектор, произошли колоссальные изменения. Возьмем экономические показатели: на момент покупки актива OIBDA составляла всего около 2 миллиардов рублей, а сегодня достигла 17,5 миллиардов. Прогноз на 2021 год у нас еще выше.
Мы значительно обновили наши производственные фонды, инвестировав в них за этот период порядка 50 миллиардов рублей. Это модернизация производства, новая бумагоделательная машина, лесозаготовительные комплексы. Продвигается строительство нового фанерного комбината в Костромской области, введен в эксплуатацию завод CLT-панелей в Соколе. Кроме того, мы существенно усовершенствовали кадровый потенциал. Таким образом, на сегодняшний день сформирована полноценная вертикально-интегрированная лесопромышленная компания.

- Лес все чаще называют "новой нефтью" или "зеленым золотом"? Какое значение имеет древесина как возобновляемый ресурс для "зеленой" экономики?
- Мы сегодня становимся невольными очевидцами тех глобальных климатических изменений, которые происходят в мире. Это выбросы CO2, борьбе с которыми посвящены целые международные программы, нормативные рекомендации ООН, климатическое соглашение. А ведь лес как раз и является ядром этой борьбы с выбросами. Пятая часть лесов всего мира находится в России и, наряду с амазонской сельвой, они представляют собой два легких планеты. В свою очередь, климатические изменения влияют на состояние лесов.
Для российской экономики лес – важнейший возобновляемый ресурс, стоимость которого, по независимым оценкам, превышает 4 триллиона долларов, то есть этот ресурс дороже всех запасов нефти. Сегодня просто нельзя вести производство без программ сохранения и восстановления лесов, без использования замкнутого цикла и сокращения углеродных выбросов при производстве бумаги. И совет директоров Segezha Group, и наш акционер (ред. – Владимир Евтушенков, основой акционер АФК "Система") нацеливают менеджмент только на этот курс – развитие в соответствии с экологическими принципами.
Инвестиции только в нашу экологическую программу Сегежского ЦБК составляют около 1 миллиарда рублей. Она рассчитана на три года и включает модернизацию оборудования, установку новых фильтров, ремонт станции биологической очистки. На этот год у нас также запланированы серьезные инвестиции в экологические проекты. Это целый комплекс мер, включая снижение выбросов, решение проблемы дурнопахнущих газов и другое. Нами принята 5-летняя стратегическая программа устойчивого развития, одним из приоритетов которой является поддержание здоровья арендуемых компанией лесных массивов. Каждый год наряду с лесовосстановлением и охраной лесов от пожаров компания борется с лесными вредителями, в первую очередь – с короедом и сибирским шелкопрядом.

- Как Segezha Group способствует возобновлению лесов?
- Только в 2020 году общая площадь лесовосстановления составила около 30 тысяч гектаров, немного меньше выработанного нами леса. Мы хотим сбалансировать эти показатели, то есть к 2022 году количество восстановленного леса должно четко соответствовать количеству извлекаемого. Сейчас мы в городе Шарья Костромской области модернизируем питомник, который позволит производить более 4 миллионов саженцев с закрытой корневой системой в год. Это не семена, а маленькие деревца, которые относительно легко приживутся и вырастут.

- Ценят ли международные инвесторы хорошее отношение к лесу?
- Это вообще один из основных вопросов с их стороны: подход к экологии, социальная ориентированность предприятия, участие в программах по восстановлению леса, международных экологических программах. Поэтому те шаги, которые мы делаем в этой области, инвесторами приветствуются. Кстати, благодаря такой политике мы получаем не только хорошее отношение инвесторов. Рассчитываем и на меры поддержки в части получения возможных компенсаций за экологичный подход к ведению бизнеса. Восстановление леса, если его вести правильно и интенсивно, может стать хорошим бизнесом, о чем свидетельствует международный опыт.

- Древесина – это не только сырье, но еще и биотопливо. В чем преимущества пеллет, которые Segezha Group поставляет на экспорт?
- Во-первых, 1 тонна пеллет по удельной теплоте сгорания значительно превышает любой вид дров или бурого угля. Во-вторых, используя древесные отходы, мы сохраняем живые деревья. При этом наши пеллеты – самого высокого класса, так называемые "белые пеллеты". Они производятся без использования коры и пользуются значительным спросом. Поэтому мы будем и дальше активно развивать пеллетное производство не только в Лесосибирске, но и на других площадках.

- Какого уровня переработки древесины удалось достичь на предприятиях холдинга?
- Компания стремится к полностью безотходному использованию лесного сырья. В рамках этой концепции мы увеличиваем наши мощности, в том числе по целлюлозе. За счет технологий интенсивного лесопользования увеличится заготовка балансовой древесины. Одновременно усилится сохранность нетронутых хозяйственной деятельностью массивов, а в будущем – продуктивность всего лесного хозяйства, по некоторым оценкам, возрастет более, чем в 20 раз. Это комплексное воздействие, которое способно улучшить экологическую обстановку.

- Как быть с незаконным оборотом древесины?
- Сейчас, по оценкам отраслевых экспертов, порядка 20% заготавливаемой древесины, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, находится в серой зоне. Но вскоре это всё будет приведено в порядок, чему помогут последние решения, в том числе и на государственном уровне. Позитивно должно сказаться введение автоматизированной системы, внедрение которой сейчас начинается – ЛесЕГАИС, а также принятая Стратегия развития лесного комплекса РФ до 2030 года. То же касается и решения по ограничению вывоза кругляка. Мы все, кто работает в отрасли, заинтересованы перерабатывать лес на территории России и вывозить уже продукцию с высокой добавленной стоимостью.
Ну и, конечно, важны последние достижения в области ИТ. Они позволят учитывать движение леса и готовой продукции, начиная с делянки и до выхода с комбината. Здесь помогает то, что наш лесной холдинг находится в рамках АФК "Система", которая инвестирует в высокие технологии. Это и "Ситроникс", где у нас сильные наработки в этой области, компании VisionLabs и МТС, которая выросла в большую цифровую экосистему. Мы с этими компаниями разработали ряд интересных решений по контролю и учету передвижения леса, которые предлагаем и для внедрения на государственном уровне, чтобы они интегрировались в систему ЛесЕГАИС. Работа над этим идет.

- Как развитие электронной торговли и постепенный отказ традиционного ритейла от пластика сказывается на рынке упаковки?
- Масштабы загрязнения иногда просто в голове не укладываются – в мировой океан ежегодно попадает около 10 миллионов тонн пластиковых отходов. Многие знают, что в Тихом океане течения сформировали "пластиковый" остров размером с Францию и толщиной 30 метров. От частичек пластика негде спрятаться: его находят и в глубоководных рыбах, и в озёрах. Поэтому начался переход к экологичной упаковке – биоразлагаемой. Важно еще и то, насколько загрязняется природа при производстве той или иной продукции. Современное производство бумажной упаковки оказывает минимально возможную нагрузку на природу.
Лично я считаю, что будущее за бумажной упаковкой – это "зеленое" направление, которое мы оцениваем по растущему спросу на нашу продукцию. Пандемия это стимулировала: электронная коммерция выросла в разы, и понадобилась, в том числе, бумажная упаковка.

- Отказ от пластиковых пакетов активно начался в странах Юго-Восточной Азии. Будете ли распространяться на восток, ближе к азиатским потребителям?
- Красноярский кластер у нас растет и развивается, запланированы большие инвестиции в Сибирском регионе. Мы модернизировали ряд производств в Лесосибирске, где расширяем производство пиломатериалов на современном оборудовании, а также пеллетное производство мощностью более 100 тысяч тонн пеллет в год. Сейчас находимся в процессе приобретения там еще одного крупного предприятия.
Азия сейчас – драйвер роста, там много потребителей не только пиломатериалов, но и упаковки, бумаги. Плюс, это интересно с точки зрения бизнеса, ведь в Сибири себестоимость сырья ниже. В европейской части страны более культурно стали относиться к лесу, видя пример наших соседей – Швеции, Финляндии, Германии. В Сибири же пока отношение такое: леса много, бери – не хочу. Но это богатство, к которому нужно относиться более внимательно, чтобы не получилось необратимых последствий. Поэтому, разрабатывая концепцию нашего Сибирского кластера, мы будем четко следовать всем нормам и правилам экологического воздействия на природу.
Знаковым мероприятием, показывающим отношение Segezha Group к сохранению нашей природы, станет стартующая в апреле акция "Сохраним снежного барса" совместно с Сайлюгемским национальным парком на Алтае, местными предпринимателями и торговыми сетями. Предприятия торговли будут упаковывать покупки в бумажные пакеты с надписью "Сохраним снежного барса", и один рубль от реализации каждого пакета будет отчисляться на программу сохранения этих красивейших и редчайших животных, которых на территории РФ осталось всего около 70 особей. А сами пакеты для магазинов будут предоставлены бесплатно.

- Недавно Segezha Group запустила не имеющее аналогов в России промышленное производство CLT-панелей – инновационного материала, из которого можно строить многоэтажные дома. Как Вы смотрите на перспективы деревянного домостроения в нашей стране?
- Да, у нас появилось целое направление, которое поначалу казалось не совсем приоритетным – деревянное домостроение. Деревянный дом – это экологичность, уют, быстрая возводимость. Да и по себестоимости лучше: ведь дома из бруса – это достаточно дорогой сегмент. Мы сейчас запустили современнейший завод производства CLT-панелей – это огромные деревянные панели, которые, как в конструкторе "Лего", позволяют легко возвести деревянное здание высотой, например, до 18 этажей. В Норвегии подобное здание уже есть, CLT популярны в Австрии, Канаде. США недавно приняли нормы по высокоэтажным деревянным домам. Поэтому мы сейчас активно работаем с Минстроем РФ, взаимодействуем с МЧС России по адаптации их норм к деревянным большим конструкциям. И планируем пилотный многоэтажный деревянный дом построить в Москве совместно с компанией-застройщиком "Эталон". Мне кажется, получится прекрасное здание. Такие дома не просто надежны: они более экологичные, более сейсмоустойчивые, более огнестойкие. При этом мы, как в панелях, так и в фанере, сегодня не используем тяжелые химические клеевые составы, наш выбор – экологичные решения.
Есть еще сегмент деревянного индивидуального жилищного строительства. И он тоже динамично развивается. У нас в планах – строительство еще нескольких заводов CLT по территории страны, поскольку эта продукция очень востребована. Это, кстати, тоже "зеленое" направление – CLT значительно повышают экологичность зданий, снижают общий углеродный след строительной отрасли.
Есть интерес к этой продукции и со стороны больших частных компаний, которые хотят себе деревянные офисы, – это общемировой тренд. Мы имеем уже ряд заявок от регионов на несколько тысяч квадратных метров домов из деревянных конструкций. Главное сейчас – скорейшим образом адаптировать все нормы для получения разрешительной документации.

- Segezha Group работает в семи регионах страны. Как вы поддерживаете социальную сферу на территориях присутствия?
- Мы работаем в очень интересных регионах: в Карелии, Архангельской, Вологодской, Кировской областях, Красноярском крае. Недавно зашли в Костромскую область, где заканчиваем в городе Галич строительство фанерного комбината полного цикла. Территории нашего присутствия – это в основном моногорода: Сегежа, Онега, Сокол. Тот же Галич, который был одним из центров Древней Руси. В этих удаленных от центра местах без социальной ответственности нельзя развиваться. Мы считаем, что это наша миссия. У нас есть программы поддержки детей, ветеранов. Работы предстоит еще очень много. И совет директоров нацеливает менеджмент на это.
Например, мы выступили с инициативой создания комплексного плана развития города Сегежи, и нас поддержало руководство Республики Карелия. Помимо рабочих мест и тех налогов, которые мы платим в бюджет, помимо тепла, которое мы производим для отопления города, мы хотим, чтобы в городе стало больше комфортабельного жилья. Поэтому прорабатываем возможность реализации идеи возведения в городе пяти девятиэтажных домов, в том числе прорабатывается вопрос льготной ипотеки для наших работников, чтобы само предприятие компенсировало ипотечные проценты. Я думаю, получится небольшой уютный квартал. Также мы приступили к строительству гостиницы, приведем в порядок прилегающий парк. В программе – строительство спортивных и культурных сооружений.
Эти моногорода находятся в отдалении, но там живут люди, которые проводят свою жизнь на наших предприятиях. И они должны жить в комфортных условиях. Эта работа должна вестись совместно с государством, с регионами.
Раньше мы такую помощь оказывали точечно. Теперь у нас разработана целая программа, куда входят и Лесосибирск, и Онега, и Галич. Городок Галич, имея великое прошлое, к сожалению, жил очень скоромно, но с появлением нашей стройки, которая близится к завершению, начал оживать. Там мы также построим гостиницу, в том числе и для туристов, чтобы люди прикоснулись к истории России. Будем и там решать вопрос жилья для наших специалистов, которые впоследствии могут стать жителями этого города. В городе 17 тысяч жителей, а у нас очень современное производство, которое потребует самых разных специалистов, в том числе с высокой квалификацией.
Фактически, наш приход в любой город дает ему импульс к развитию. Мы утвердили программу модернизации Онежского комбината в Архангельской области, а регион пообещал привести в порядок дорогу из Архангельска в Онегу.

- Как Segezha Group взаимодействует с государством?
- Мы сотрудничаем с государством во всех областях. Важным фактором развития и укрепления лесной отрасли стали эффективные меры государственной поддержки. В первую очередь – механизм Соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), которых у нас подписано несколько. Благодаря такой поддержке мы спокойно берем на себя коммерческие риски и успешно реализуем масштабные проекты: фанерный комбинат, завод CLT-панелей, модернизация нашего бумагоделательного производства в Сегеже и Соколе. Государство оказывает поддержку и нашему экспорту. В лесной отрасли государство всегда откликается, мы чувствуем его локоть, хотя одновременно и с нас серьезный спрос – за рабочие места, за налоги, в том числе – за влияние на природу: за этим государство очень жестко следит.
Также активно взаимодействуем с регионами по нашим инвестиционным проектам. Особый пример – Костромская область, губернатор которой занял очень конструктивную позицию по отношению к инвесторам. Нам незамедлительно выделили лесные ресурсы, зарегистрировал в кратчайшие сроки в ТОСЭР "Галич". Благодаря такому взаимодействию мы ударными темпами досрочно завершаем строительство Галичского фанерного комбината, инвестировав туда более 12 миллиардов рублей. Вологодская область и Республика Карелия так же максимально стараются выполнять взятые на себя обязательства. От остальных пока ждем, в том числе – от Кировской и Архангельской областей.

ПРЕДПРИЯТИЯ ЛПК: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПОСТАВЩИКИ ТЕПЛА И ЭНЕРГИИ

Лариса Южанинова, журнал «ЛПК Сибири»

Обзор СМИ от 29 апреля 2021 года-2.jpgДеревообрабатывающие и лесоперерабатывающие компании многих стран давно перешли из статуса потребителей тепла и энергии в производителей и поставщиков, используя новые технологические решения и оборудование. В России тоже так будет. Вероятно, уже в ближайшие годы.

Ставка на местное биотопливо, распределенная генерация, возобновляемые источники становятся главными трендами развития тепловой энергетики в мире. Страны Евросоюза в рамках новых трендов активно наращивают генерацию тепла и энергии из различных отходов. В России в феврале 2021 года также заявили о новом курсе в рамках принятой новой Стратегии развития лесного комплекса.
Постепенно в России меняется отношение к древесным отходам. По оценке Сергея Передерия из кампании EKO Holz und Pellethandel GmbH, в стране не используются более 65 млн тонн порубочных остатков, лесопильных отходов и низкосортной древесины.
Меняться ситуация стала сравнительно недавно. Пример крупных европейских лесоперерабатывающих компаний с их безотходными технологиями производства, введение новых правил утилизации отходов и появление оборудования для переработки убедили: древесные отходы можно обратить в доходы. И это может стать новым направлением в развитии «малой» теплоэнергетики России, снижением уровня общей импортозависимости и повышением доходности для лесоперерабатывающих предприятий.

Есть варианты
Газ, как известно, до многих сельских регионов страны так и не добрался. А именно там – в сельской местности – работают все лесозаготовители и многие лесопереработчики. Надеяться на светлое и теплое газовое завтра сельским регионам, очевидно, не стоит.
Если газа в населенных пунктах и на производстве нет, то приходится искать другой доступный источник топлива. Часть лесопереработчиков не стала заморачиваться поиском своих собственных решений и вслед за западными компаниями начала выпускать пеллеты и закупать котлы для их сжигания. Другая – делает ставку на более дешевое и практичное решение – использование для выработки тепла деревоотходов без дополнительной переработки.

Другой взгляд
В российских регионах уже накоплен собственный опыт современного децентрализованного теплоснабжения. Первыми в России это сделали крупные лесозаготовительные и деревообрабатывающие компании. Так, Segezha Group оборудовала котлами на щепе Лесосибирский ЛДК № 1, Сегежский ЦБК и другие предприятия. В Республике Удмуртия в ТПК «Восток-ресурс» установили одну из самых больших котельных установок в России производства компании KOHLBACH Energieanlagen GmbH, работающую на сырых кородревесных отходах. Иногда крупные лесопереработчики любезно отапливают и часть сельской инфраструктуры.
Мощные отопительные установки на отходах, как правило, производятся за пределами России и выпускаются для крупных предприятий. Коммунальщики, которые вслед за лесопереработчиками начали закупать мощные установки, иногда попадали впросак. Особенно, когда не просчитали заранее потребности в щепе. После праздничного пуска одну новую мощную котельную в Сибири пришлось законсервировать и «забыть» про десятки потраченных миллионов.
История с законсервированной сибирской котельной, как и другие похожие, показали, что для российских условий нужен другой класс оборудования. Или точнее – другой подход к созданию оборудования, работающего на отходах лесопереработки. Прежде всего, такие котлы должны быть «всеядными», способными работать на опилках, горбыле, сучках, дровах, соломе. Такие отопительные установки разработали и начали производить российские компании. Для холдинга «Уралкотел» тесты «всеядного» котла завершились в 2006 году регистрацией патента «Способ сжигания твердого топлива в плотном слое» № 2267700. А затем холдинг запустил производство котлов, работающих на любых видах древесных отходов, а также соломе и угле.

Леонид Бычков, руководитель холдинга «Уралкотел»:
– Создавая свои котлы, мы четко представляем – кто и в каких условиях их будет эксплуатировать. Поэтому сконструировали топку, в которую без переделки оборудования можно загружать и опил, и горбыль, и шестиметровые бревна, и соломенные тюки. На средних и небольших лесоперерабатывающих предприятиях отходов одного вида (коры или щепы) недостаточно для работы котельной. Ездить и закупать кору или щепу по другим территориям – нерационально. А вот совокупно всех видов деревоотходов (даже на небольшом лесоперерабатывающем предприятии) достаточно для работы котла мощностью до 1 мВт. Такой котел обеспечит сушку древесины или обогрев производственных зданий площадью примерно до 10 000 м2.
Новый подход к созданию котлов на деревоотходах ломает многие привычные стереотипы. Например, представление о том, что для котельной нужно строить отдельное здание.

Антон Силкин, производитель работ в компании «Техкомплект»:
– Когда мы первый раз монтировали котел на улице, без всякой крыши, без всякого здания, на нас смотрели с недоверием. У большинства в головах стереотип: котельная – это здание, внутри которого стоит котел. А тут котел устанавливают не в здании, а рядом с ним. С пониманием относились только в Ханты-Мансийске и других северных регионах, которые уже были знакомы с мобильными котельными установками. А в центральной России поначалу котельная вне помещения вызывала шок. Но все, у кого мы монтировали такие котлы, быстро поняли, что размещение на улице не просто возможно, а еще дает новые преимущества.

Бауди Дудаев, директор лесозаготовительной базы в Северке, Свердловская область:
– У нас была угольная котельная для сушки древесины и отапливания производственных цехов (6 тысяч кв. м.). В год уходило порядка 3 000 тонн угля. Потом поставили два котла на деревоотходах мощностью по 2 мВт и теперь сжигаем в них все свои отходы. Первый плюс – то, что с утилизацией отходов теперь проблем нет. Второй – загрузку легко механизировать. Наш котел установлен в приямке, крышка практически на уровне грунта. Обычной лебедкой забрасываем горбыль, обрезки и некондицию. А опил – трактором с ковшом. Можно при необходимости и «фишку» на лесовозе использовать для загрузки.

Илья Кульпин, инженер компании «Энергосервис»:
– В области зимой, особенно в феврале, из-за метелей, снега часто возникают обрывы проводов, и на два–три дня мы остаемся без электричества. В этом году мы протестировали свою схему работы в условиях ЧП.
Дрова и деревоотходы могут гореть и без поддува, на естественной тяге. Поэтому, когда вентиляторы остановились из-за отсутствия электричества, горение в котле продолжалось. Мы заранее купили мотопомпу на бензине, чтобы обеспечить циркуляцию воды в системе отопления без стационарного насоса. Конечно, выдерживать строго температуру в заданных нормативах котельная не могла. Но главное – котлы работали, тепло в дома подавалось, и мы спокойно топились до восстановления подачи электричества.

Стратегия и новые перспективы
2021 год может стать рубежным в отношении к деревоотходам. Они перестанут быть никому не нужным «бросовым материалом» и перейдут в высшую лигу современного биотоплива. Правительство России утвердило новую Стратегию развития лесного комплекса, которая предусматривает развитие углубленной лесопереработки и развитие альтернативной энергетики за счет использования отходов лесной промышленности. Как отметила в своем выступлении вице-премьер Виктория Абрамченко: «В отдаленных регионах это будет способствовать переводу муниципальных котельных с мазута и угля на альтернативные древесные виды биотоплива».
На региональном уровне уже начались реальные шаги в этом направлении. Так, в Красноярском крае планируется постепенно заменить действующие муниципальные котельные на новые теплоисточники с возможностью работы на биотопливе и уменьшить количество отходов лесопиления. В течение 2021 года заменят 45 объектов, которые работают на электричестве, а затем угольные котельные переведут на местные виды биотоплива.