Обзор СМИ от 5 марта 2022 года

Обзор СМИ от 5 марта 2022 года
05.03.2022

ЛЕСЕГАИС: УЧЁТ ЕСТЬ, РАБОТЫ НЕТ

 

Мария Кармакова, «Лесной комплекс»

 

После новогодних каникул Рослесхоз отчитался, что за 10 дней 2022 года с помощью модернизированной системы ЛесЕГАИС было сформировано более 100 000 электронных сопроводительных документов на транспортировку древесины. Таким образом, ведомство со своей стороны исполнило поручение президента, предоставив электронный ресурс учёта древесины для обеспечения декриминализации отрасли.

 

В официальном сообщении Рослесхоза сказано, что обновлённая система стала «серьёзной преградой для недобросовестных лесорубов». Вот только и законопослушным предпринимателям она прибавила немало забот.

Неудивительно, учитывая, что вводилась система почти под бой курантов — последнюю версию обновлённого приложения «ЛесЕГАИС.mobile» для смартфонов Рослесхоз представил 30 декабря, и только к концу дня она стала доступна для скачивания.

 

Мобильное приложение ЛесЕГАИС глава Рослесхоза проверил лично

В тот же день глава Рослесхоза провёл онлайн-конференцию в своём аккаунте в Instagram, где рассказал, какую масштабную работу выполнили ответственные лица, чтобы обеспечить исполнение поручение главы государства в срок. Также он заявил, что лично проверил работу сервиса и убедился, что тот работает даже на самых простых смартфонах, в том числе без подключения к сети интернет. Правда, со стороны пользователей нового программного обеспечения это заявление вызвало не восхищение, а негодование.

«Вы за 32 млн создали приложение, абсолютно не отвечающее требованиям корректной работы лесопользователей, и в свою очередь требуете соблюдения законодательства в этом направлении.

Провели абсолютно не информативную конференцию, половину времени из которой занимались самохвальством, какие вы молодцы, какое приложение создали хорошее.

Доведите до ума, а потом требуйте соблюдения», — вот один из гневных комментариев в профиле Ивана Советникова под постом с записью видеоконференции, и подобных сообщений там немало.

«Создайте человеческие условия для соблюдения этих норм закона тогда. А то кинули непонятное приложение — и работайте, как хотите, но закон исполняйте. Может, уже пора признать, что вы и ваша команда не справились с поставленной задачей?» — задался вопросом ещё один пользователь Instagram.

 

Без интернета нет кода

Помимо эмоциональных высказываний, есть и конкретные вопросы к работе сервиса. Чаще всего пользователи пишут о невозможности сформировать электронный сопроводительный документ в режиме офлайн. И это как раз основная болевая точка всего проекта — ведь на подавляющем большинстве лесосек подключения к интернету нет.

Лесозаготовители всерьёз сомневаются, что чиновники, разработавшие закон об электронном сопроводительном документе (ЭСД), в курсе этого и вообще понимают, в каких условиях реально ведётся добыча древесины.

«ЭСД должен формироваться в месте погрузки древесины. Но по факту никто не может объяснить, как в тёмное время суток в лесу при погрузке древесины в автомобиль подсчитать её объём по породам, не нарушая правила техники безопасности.

В процессе погрузки никто не должен находиться рядом с погрузочным механизмом, минимальное допустимое расстояние для человека — 25 метров. Получается, что каждое бревно из штабеля оператор с помощью погрузчика должен выложить на снег и остановить работу, чтобы учётчик подошёл к этому бревну с расстояния 25 метров, замерил оба торца, установил породу древесины, заполнил таксовочную таблицу.

А мы помним, что из-за отсутствия летних лесных дорог заготовка в основном проводится в зимнее время. У нас в Богучанском районе температура может достигать -50 °С. В этих условиях учётчик должен замороженными руками заполнить таблицу, используя карандаш (паста в авторучке попросту замерзает), потом вернуться на исходную точку в 25 метрах от места погрузки и дождаться, пока оператор загрузит это бревно в лесовоз и выложит следующее.

Проконтролировав загрузку одной машины, он идёт в тёплый балок, где есть подключение к интернету, и вносит данные в ЛесЕГАИС. Сделать это на лесосеке в смартфоне невозможно — что бы ни говорили чиновники, без подключения к интернету система не работает», — поясняет генеральный директор ООО «Горлесмет» Николай Горбачёв.

 

Невыгодная экономика

При такой схеме работы время загрузки одного автомобиля увеличивается с 30 минут (столько процедура в среднем занимает у опытного оператора) до четырёх часов. Получается, что за смену погрузочный механизм вместо 15 лесовозов загрузит в лучшем случае два, остальные будут простаивать в ожидании своей очереди. Естественно, такая экономика пугает лесозаготовителей.

«Почему мы должны рисковать жизнью и здоровьем людей по чьей-то прихоти, терять доходы и нести дополнительные затраты? Речь идёт о сибирской тайге в зимний период, а значит, учётчикам мы должны обеспечить достойные условия для проживания и работы.

В каждом месте погрузки должен стоять благоустроенный вагончик с отоплением и электроэнергией, организовано горячее питание, комната отдыха. Нужны компьютер и спутниковая тарелка, чтобы работать с системой учёта, потому что расстояние вывозки сегодня доходит до 300 км, и чтобы выгрузить каждый ЭСД в систему, из тайги в посёлок не наездишься.

Все эти затраты подъёмны для крупного бизнеса, но для малого и среднего просто губительны», — подводит итог Николай Горбачёв.

Несмотря на критику, представители Рослесхоза продолжают утверждать, что в режиме офлайн система работает без сбоев. Для этого, напоминают чиновники, нужно пройти авторизацию в системе через Госуслуги (ЕСИА) и «привязать» профиль сотрудника к профилю конкретной компании, чтобы он получил доступ к данным о лесосеках и складах.

Далее, по заверениям Ивана Советникова, можно работать без подключения к интернету — при заполнении документа все необходимые данные подтянутся автоматически, а после нажатия кнопки «подписать» автоматически будет сформирован QR-код, необходимый для транспортировки древесины.

 

Занимательная статистика

Глава Рослесхоза на видеоконференции порекомендовал лесозаготовителям создавать черновики документов заранее, внося в них координаты лесосек и данные об автомобилях в режиме он-лайн. Тогда на делянке учётчику останется только указать номер машины и характеристики вывозимой древесины.

Пользователи не замедлили воспользоваться этим добрым советом и начать тестировать систему. В результате уже через несколько часов профиль Ивана Советникова в Instagram запестрил сообщениями такого рода: «Иван Васильевич, сделайте функцию «удалить ЭСД», люди не роботы, сделали ошибку, дважды прописалось, а то и больше раз, теперь лишние ЭСД висят». Или: «Мы тоже внесли пробный ЭСД и случайно подписали. Как убрать теперь, никто не знает».

А удалить некорректные документы нельзя, развели руками разработчики ЛесЕГАИС, нет такой функции в системе. Пока она не появится, пользователям рекомендуют сохранять номера неправильно созданных документов, чтобы позднее внести их в специальную форму обращения.

Возникает закономерный вопрос: из тех 100 000 электронных документов, созданных в новогодние каникулы, сколько реальных, а сколько ошибочных, сформированных в ходе тестирования системы некомпетентными пользователями?

Да и откуда взяться компетентным, если система существует без году неделя — её техническое тестирование состоялось во второй половине декабря, за пару недель до запуска в эксплуатацию сразу по всей России.

 

Ввести — нельзя — отменить

Почему нельзя было выбрать пилотный регион и там протестировать систему? Или ввести переходный период, в течение которого разрешить оформление как электронных, так и бумажных сопроводительных документов? Вопросы очевидные и буквально висят в воздухе — видимо, поэтому ответы на них руководитель Рослесхоза дал в самом начале конференции.

Иван Советников отметил, что переход на электронный учёт древесины предусмотрен поручением президента и Федеральным законом 3-ФЗ, а значит, для продления сроков пришлось бы вносить изменения в эти документы.

Глава Рослесхоза подчеркнул, что скорректировать период и порядок внедрения ЛесЕГАИС ведомство по своему усмотрению не может. А представители лесного бизнеса, насколько ему известно, с подобными предложениями на уровень законодательной власти не выходили.

И это интересно, учитывая, что в конце 2021 года в нескольких регионах в профильных комитетах и ассоциациях обсуждалась возможность переноса сроков внедрения ЛесЕГАИС с целью её доработки. Так, депутаты Архангельского областного собрания планировали обратиться в федеральные органы власти с предложением сдвинуть ввод электронной системы учёта древесины на 2023 год.

В частности, такое обращение было направлено министру природных ресурсов и экологии РФ Александру Козлову. В качестве альтернативы составители документа предложили до 1 января 2023 года допустить транспортировку древесины и продукции её переработки при наличии традиционного бумажного сопроводительного документа. Однако предложение так и осталось на бумаге.

 

Без кода нет работы

Доверие к электронному приложению было подорвано ещё до его официального запуска. В декабре в интернете появилось сообщение пользователей тестовой версии «ЛесЕГАИС.mobile» о том, что система допускает фальсификацию сопроводительных документов.

«Благодаря участнице нашего чата, у которой с 20-й попытки получилось сформировать электронный сопроводительный документ, мы получили его исходную страницу на тестовом сайте — test.lesegais.ru, далее прикрепили к нему свою панель ввода данных и получили генератор QR-кодов с формированием фальшивых ЭСД.

Остаётся создать бот в Telegram, синхронизировать его с сервером, и при помощи отправки любых данных «чёрные лесорубы» будут получать картинку с экраном приложения, на котором будет QR-код, ссылка с которого будет вести на фальшивый ЭСД, размещённый на сайте lesegaiis.ru или fgislk.ru», — рассказали в профильном сообществе пользователей ЛесЕГАИС во «Вконтакте».

Не исключено, что такой код получить будет даже проще, чем официальный. По крайней мере, пока у лесопромышленников больше вопросов, чем понимания, как работать с новым электронным ресурсом. Это подтверждают и данные Рослесхоза.

«Для решения возникающих у лесопользователей проблем даже в праздничные дни не прекращалась работа службы технической поддержки ЛесЕГАИС. За 9 дней на линию технической поддержки поступило 1398 обращений.

Из них 1080 — вопросы по функционалу веб-версии и мобильному приложению ЛесЕГАИС. На более чем 400 вопросов даны ответы, оставшиеся 600 с лишним находятся в работе у специалистов технической поддержки системы», — сказано в официальном релизе ведомства.

Проблем всех не перечесть, о некоторых пользователи рассказывают в соцсетях и ищут поддержки у коллег, пытаясь совместными усилиями разобраться в работе системы, пока техподдержка молчит. Одна из самых распространённых сложностей — невозможность изменить категорию древесины после доставки с лесосеки на нижний склад.

Например, если учётчик при погрузке указал, что в лесовозе находится 5 кубов деловой древесины, но на складе после выбраковки выяснится, что фактически делового леса там 4,5 куба, а остальная древесина — дровяная, то её учесть уже не получится.

Система просто не даст этого сделать, поскольку изначально в ЭСД не указана категория «дровяная древесина». И таких историй много, ведь люди не машины, им свойственно ошибаться.

 

Что делать?

По мнению лесозаготовителей, изначально было понятно, что в указанные сроки подготовить полноценно работающее ПО нереально. Чем-то нужно было пожертвовать — либо сроками, либо качеством. Чиновники выбрали последнее, и тем самым поставили всю отрасль на грань выживания.

«Многие небольшие лесозаготовительные предприятия оказались на пути к банкротству. Лучший из возможных сценариев — если им удастся по итогам нынешнего заготовительного сезона выйти в ноль, а не в убыток. Уверен, весной появится множество объявлений о продаже лесозаготовительной и лесовозной техники — многие уйдут из этого бизнеса.

Можно ли исправить эту ситуацию? Думаю, лучшим вариантом было бы дать людям доработать этот сезон по старой схеме, до его окончания осталось не так уж много. А в летний период создать профильную комиссию с участием лесопользователей, вывезти чиновников в места заготовки и погрузки леса, чтобы они своими глазами увидели, в каких условиях мы работаем, и приняли адекватные меры для контроля транспортировки древесины.

Сейчас можно упростить оформление документации при её вывозке с лесосеки до нижнего склада, где сортировку и учёт можно осуществлять квалифицированно, с помощью автоматических сортировок и сканеров.

Тогда учётчикам не придётся лазить по пояс в снегу при минусовой температуре, чтобы на глаз определить характеристики вывозимого леса. Ведь все мы понимаем, что найти в сельской местности грамотных специалистов почти нереально, из города туда никто не поедет — не те условия работы и зарплата.

А при имеющемся уровне подготовки сотрудников и с учётом всех несовершенств системы учёта ошибки неизбежны. Разработчики ЛесЕГАИС не могут этого не понимать, но ответственность за эти ошибки и штрафы они возлагают на нас», — разводит руками руководитель ООО «Горлесмет».

Получается, что со своей главной задачей Рослесхоз всё-таки не справился. Потому что, как заявлял ранее глава ведомства, основной целью запуска обновлённой ЛесЕГАИС было «свести к минимуму человеческий фактор, вывести людей из процесса, чтобы исключить возможные ошибки или необъективность».

Следующим этапом цифровой трансформации отрасли должен стать переход в 2024 году к федеральной государственной информационной системе лесного комплекса (ФГИС ЛК), чтобы, по словам г-на Советникова, «максимально освободить время на реальную работу в лесу».

Вот только пока вместо этого предпринимателям приходится бороться с несовершенствами электронной системы.

 

ЭНЕРГИЯ ИЗ КОРЫ: КАК ПРАВИЛЬНО УТИЛИЗИРОВАТЬ ДРЕВЕСНУЮ КОРУ

 Обзор СМИ от 5 марта 2022 года-Лесной комплекс-Энергия из коры.jpg

Мария Кармакова, «Лесной комплекс»

 

На российских лесопильных и деревообрабатывающих предприятиях выход готовой продукции из круглого леса в среднем составляет от 40 до 45%, при использовании высокотехнологичного оборудования этот показатель можно довести до 50% или чуть выше. Остальную долю составляют отходы — горбыль, щепа, опилки, кора.

 

Не одно десятилетие лесопромышленники бьются над тем, чтобы найти способы их максимально эффективной утилизации, выгодной с экономической точки зрения и полезной с позиции экологии. На сегодняшний день наиболее популярное направление — производство биотоплива из древесных отходов. Но для изготовления топливных пеллет и брикетов в основном используют щепу и опилки, а вот процент применения коры низкий.

В зависимости от породы, возраста, участка ствола и других факторов кора составляет от 8 до 15% объёма древесины. Соответственно, на производстве её доля в отходах составляет в среднем 10–15%. Достаточно много, чтобы просто отмахнуться от этого сырья и вывезти в отвалы, где оно будет гнить, а может и стать причиной пожара — возгорания на свалках древесных отходов не редкость.

 

Сжигаем кору с умом

Самый очевидный вариант утилизации коры — сжечь её в котельной предприятия. Но и здесь не всё так просто. Кора в отличие от древесины обладает некоторыми специфическими свойствами, которые отражаются на процессе её горения.

В первую очередь, это высокая влажность — до 65%, а то и выше, особенно если лес был доставлен на предприятие методом речного сплава. Чтобы сжечь такое сырьё, его предварительно нужно высушить, а это означает дополнительные затраты на оснащение котельной.

Для обезвоживания коры используют механический способ — короотжимные прессы, или тепловой — кору высушивают на специальных сушильных установках. Обезвоживание в прессах имеет существенные недостатки: во-первых, удаление воды в них происходит только из лубяной части, и в зимний период с промерзшей корой такая процедура невозможна.

Кроме того, перед отжимом сырьё нужно предварительно рассортировать, чтобы в пресс не попали крупные куски и недревесные компоненты. Не идеален метод и с точки зрения экологии — вода, полученная после прессования, зачастую не соответствует санитарным нормам, и сбрасывать её можно только после очистки. Тепловой способ удаления влаги более энергозатратный, но зато после подсушки повышается теплота сгорания коры.

Это важно, поскольку такое сырьё обладает низкой теплотворной способностью (около 1,5–2,5 кВт/кг — почти в два раза ниже, чем у щепы) и низкой температурой горения — в районе 1000 °С (у щепы — около 1100–1200 °С). Плотность волокон в коре гораздо меньше, чем в древесине, и при том же объёме она содержит меньше веществ, которые при сгорании выделяют тепло. К тому же структура коры неоднородная, поэтому влажность распределяется неодинаково, в связи с этим и интенсивность горения невысокая.

Ещё один важный момент — перед сушкой кору необходимо измельчить, ведь изначально она очень неоднородна по фракционному составу. Использование измельчённой коры способствует её надёжному и устойчивому сжиганию. Кроме того, однородный фракционный состав коры удобен при перевозке пневмотранспортными установками.

Да и сушка такого сырья происходит равномернее. По опыту лесопромышленников, наименьшая степень измельчения коры требуется при сжигании в слоях — достаточно, чтобы размер кусков не превышал 100 мм. Если же сжигание происходит во взвешенном состоянии, то фракция должна быть более равномерной.

 

Много золы, мало тепла

К тому же при прямом сжигании коры обычно образуется много шлака. Причина — высокая зольность этого вида древесных отходов. В производственных условиях она составляет не менее 5% (у щепы обычно в пределах 3%). Проблема решается применением котлов, оснащённых подвижной колосниковой решёткой и автоматической системой золоудаления.

«На протяжении четырёх лет эксплуатирую котлы австрийской фирмы, подвижные колосники, автоматическая система золоудаления, подачи топлива и ещё целая куча всяких автоматических приблуд. Так вот, пробовали жечь кору еловую. Летом после окорочного станка она переплетается и превращается в один огромный шар, который очень проблематично разорвать и подать в топку.

Лиственничная кора горит нормально, подаётся без проблем, но в ней всегда есть камешки и прочая грязь, которая во время горения плавится и слепляется в огромный булыжник. Он пористый и не очень тяжёлый, но в систему золоудаления попасть не может. И вообще, кора — это практически одна зола и минимум тепла, котлы пашут на полную, а КПД минимальный, для сушильных камер очень плохо», — делится впечатлениями один из пользователей отраслевого интернет-форума.

Древесная кора действительно достаточно грязный продукт — в ней всегда содержится то или иное количество песка, грязи, глины и мелких камешков, которые налипают на кору ещё на лесосеке, а на производственной площадке, как правило, добавляется ещё некоторое количество мусора. Он плавится внутри топочного устройства, и этот шлак налипает на колосниковые решётки и стены топки. Из-за этого оборудование приходится регулярно чистить, а иногда и менять отдельные элементы, вышедшие из строя.

В современных котлах есть технологические хитрости и для решения этой проблемы. Производители обеспечивают понижение температуры в топочном устройстве, за счёт чего колосниковая решётка нагревается меньше, и её температура становится ниже температуры плавления загрязняющих частиц.

 

Отправить в переработку

Как видно, все проблемы решаемы, но это стоит определённых затрат. Поэтому в чистом виде кору на предприятиях сжигают всё-таки крайне редко, обычно её подмешивают к другим видам древесных отходов, а остальное направляют в переработку на производство топливных пеллет или брикетов.

Это одновременно позволяет повысить насыпную плотность материала и обеспечить сохранность продукции при транспортировке. Ведь для хранения пеллет нужно гораздо меньше места, чем для хранения коры, щепы и опилок, да и перевозить их намного проще, удобнее и экономически выгоднее.

Впрочем, и при переработке коры в пеллеты производители сталкиваются с теми же проблемами — чем больше коры и посторонних включений попадает в топливные гранулы, тем выше их зольность и шлакообразование, а следовательно, ниже качество. Поэтому важно найти оптимальный баланс, при котором процент содержания коры в готовой продукции не отразится слишком существенно на её свойствах.

Для производства пеллет кору также необходимо измельчить, и здесь требования к фракции строже, чем при прямом сжигании, — для успешного гранулирования подходит материал с размером частиц до 3 мм в длину и толщиной до 1–2 мм.