Обзор СМИ от 6 декабря 2023 года

Обзор СМИ от 6 декабря 2023 года
06.12.2023

ЛЕСНЫЕ ДАНИ. АРЕНДА ЛЕСНОГО ФОНДА ПОДОРОЖАЕТ

 

Екатерина Фомичева, Ольга Вильде, «Новый проспект»

 

В следующем году в России значительно повысятся ставки аренды лесного фонда, что ударит по лесозаготовителям. В Ленобласти, например, повышение ставок составит до 30%. «Новый проспект» спросил участников ЛПК на Северо-Западе, какими будут последствия для всей отрасли.

 

Как поясняют представители отрасли, размер арендной платы вырастет в результате действия двух документов. Основой из них — это постановление правительства РФ от 10 апреля 2023 года № 578 «О внесении изменений в ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и ставки платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности».

«Постановление изменяет подход к определению ставок арендной платы. В частности, к минимальным ставкам будут применяться два коэффициента. Один будет учитывать кратчайшее расстояние от центра лесного квартала, где ведется заготовка древесины до ближайшего пункта, откуда возможны ее погрузка и перевозка, второй будет учитывать ликвидный запас древесины», — поясняет глава Союза лесопромышленников Ленобласти, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой лесной политики, экономики и управления СПбГЛТУ им. Кирова Владимир Петров. По его словам, постановление вступает в силу с 1 января 2024 года, но из-за разночтений неясно, к каким договорам аренды лесных участков оно будет применяться: к вновь заключаемым или к действующим.

 

Документ номер два

Ситуацию также ухудшит и постановление правительства РФ от 23 декабря 2022 года № 2405 «О применении в 2023—2026 годах коэффициентов к ставкам платы за единицу объема лесных ресурсов и ставкам платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности». Здесь речь идет о регулярном ежегодном введении повышающих коэффициентов к минимальным ставкам арендной платы, установленным в 2007 году, поясняет Владимир Петров. По его словам, наиболее значительно на рост арендных платежей повлияет постановление № 578. Если применить требования этого постановления к ныне действующим договорам, то рост ставок арендной платы за лесопользование в Ленобласти может составить до 30%, отмечает эксперт.

«В результате снизятся доходы лесопользователей, потому что цены на древесину не растут, но увеличиваются транспортные расходы, дорожают ГСМ, запчасти, ремонт, новое оборудование. Суммарно такая ситуация приведет к снижению рентабельности бизнеса лесозаготовителей, которая сейчас составляет всего 1-2%. А по некоторым видам сортаментов мы уже ушли в минус. Повышение арендных ставок приведет к тому, что предприятия окажутся на грани нулевых показателей в лесной экономике, что сделает бизнес по заготовке древесины малоинтересным», — оценивает перспективы Владимир Петров.

Другие представители отрасли высказываются более категорично. «Грядущее повышение ставок аренды лесных участков — это чудовищно и самым негативным образом скажется на всём лесопромышленном комплексе, в том числе на деревоперерабатывающих производствах. Постановление правительства № 578 было принято без согласования с бизнесом; это и дальнейшее развитие событий показывают, что профильные органы власти, которые, по идее, должны действовать в интересах ЛПК, на эти интересы наплевали», — заявил генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности РФ Тимур Иртуганов.

Впрочем, некоторые эксперты катастрофы в повышении ставок не видят. «По большому счету, эти расходы не так значительны в общей сумме затрат лесозаготовителей», — считает генеральный директор Национального лесного агентства развития и инвестиций Виталий Липский. «Скорее всего, работающие компании, которые уже наладили новые рынки сбыта, изменения ощутят, но продолжат работать», — говорит он. При этом грядущее повышение ставок арендной платы больно ударит по предприятиям, которые сейчас сократили заготовку древесины или вовсе ее приостановили. Тут может дойти и до закрытия ряда компаний, уверен эксперт.

О том, что работающие заготовители, скорее всего, смогут продолжить работу и при повышенных ставках, говорит и генеральный директор ООО «Северо-Западный холдинг» Иван Иванов.

 

Что у соседей

Что касается соседних регионов, то в Новгородской области пока представители ЛПК не сильно волнуются. «Серьезных вопросов по изменению тарифов в Новгородской области нет, это не первый раз, и это прописано в законе. Да, это плохо, потому что полтора года назад очень сильно изменились условия работы лесозаготовителей, пришлось перестраивать цепочки поставок продукции. Но закон гласит «надо», значит надо. Обсуждать закон нет смысла», — комментирует президент Ассоциации природопользователей и лесопромышленников Новгородской области Михаил Яковлев.

«Расчетов по новой методике мы не делали, там много нюансов. Рост около 30% — был уже такой скачок несколько лет назад, ситуация была та же самая. Но тогда был хотя бы сбыт налажен. Тогда, конечно, все сильно возмутились, но ремни затянули и пошли работать дальше. Сейчас, конечно, для арендаторов это сложнее, особенно для некрупных, у кого нет больших оборотов», — поясняет Михаил Яковлев.

По его словам, какая-то волна недовольства может произойти, когда компаниям рассчитают аренду на 2024 год и пришлют соответствующие «письма счастья».

 

Справка «Нового проспекта»

В Ленобласти работают более 200 арендаторов лесфонда. Общая площадь лесных угодий составляет 5,6 млн га, в аренду передано 78%. В прошлом году суммарные поступления платежей во все уровни бюджетной системы составили около 2,5 млрд рублей, из них в бюджет области поступило 12%. Арендная плата за право пользования лесными участками в себестоимости лесозаготовок составляет около 10%. По оценкам участников рынка, у средних заготовителей (с объемом в 30-50 тыс. м³ в год) арендные платежи составляют около 10 млн рублей в год, у крупных компаний с объемами заготовки в 300 тыс. м³ древесины в год — достигают 100-150 млн рублей.

 

САНКЦИОННЫЕ ДЕБРИ

Обзор СМИ от 6 декабря 2023 года-КоммерсантЪ Санкт-Петербург-Санкционные дебри.jpg 

Ольга Головина, «КоммерсантЪ Санкт-Петербург»

 

Лесопромышленники Северо-Запада, ранее зависимые от европейского экспорта, понемногу отходят от санкционного шока 2022 года. Если в прошлом году падение в лесозаготовке и производстве лесоматериалов у предприятий СЗФО оценивали в 15–17%, то с января по сентябрь 2023 года — только в 2–3%, что эксперты связали с медленным восстановлением отрасли. Для полного восстановления необходимы технологическое перевооружение и новые рынки сбыта, что могут себе позволить только крупные игроки.

 

Лесоперерабатывающий сектор Северо-Запада — один из лидирующих в стране. По данным Рослесинфорга, с января по сентябрь 2023 года на его долю в обороте пришлось около 30% от всей продукции российского леспрома — 708,3 млрд рублей (оборот всего ЛПК России — 2,5 трлн рублей), и этот показатель практически не менялся.

Тем не менее с 2022 года именно предприятия леспрома СЗФО оказались в более суровых экономических условиях, нежели комбинаты и лесосеки восточных регионов страны, а среди самых пострадавших собеседники издания называют предприятия Вологодской области. По словам президента национальной ассоциации лесопромышленников «Русский лес» Ольги Калюжной, Северо-Запад принял на себя самый ощутимый удар с начала введения санкций ЕС относительно российского ЛПК. «Это связано с географической и исторической близостью к рынкам европейских стран. Стали недоступны поставки морским транспортом через порты СЗФО, многие предприятия не могли быстро переориентировать свою продукцию на альтернативные рынки»,— комментирует ситуацию эксперт.

По сводным данным ассоциации и Росстата, в 2022 году у производителей Северо-Запада объемы лесозаготовки упали на 17% (до 51,5 млн куб. м), а производство пиломатериалов просело на 15% (относительно 2021 года). «Такие объемы были зафиксированы в 2013–2014 годах»,— вспоминает госпожа Калюжная.

 

Плавное падение

Эксперты констатируют, что после санкционного шока 2022 года уже в 2023-м предприятия ЛПК постепенно начали выходить из простоя. Собеседники издания с оптимизмом отмечают, что снижение, хотя и продолжилось, но гораздо медленнее, чем в прошлом году. Объемы лесозаготовки в СЗФО снизились на 3,4%, а производство пиломатериалов — только на 2,2%. «Мы видим улучшение ситуации, вызванное снижением затрат на транспортировку продукции на экспорт и развитием логистических маршрутов»,— говорят в «Русском лесе».

«Сами компании заинтересованы в том, чтобы у них была работа в дальнейшем и вряд ли станут заготавливать лес в чрезмерных объемах»,— объясняет скромные «лесные» показатели ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. По его словам, потребление лесоматериалов в стране сохраняется как на действующих заводах, так и на новых, включая предприятия иностранных компаний, ушедших из России, а многие виды оборудования и техники для лесного комплекса производят в России. «Это снижает риски для компаний. В случае необходимости оборудование можно закупить в дружественных странах»,— считает эксперт.

Впрочем, оптимизм разделяют не все. «До геополитических изменений весь лесопромышленный комплекс СЗФО был "заточен" на экспорт в западные страны благодаря обширной сети поставок. Единственным преимуществом отечественных предприятий в сравнении с основными конкурентами — Финляндией и Швецией — была дешевизна продукции. Стоимость входа в бизнес достаточно небольшая, уровень контроля со стороны компетентных органов — низкий,— комментирует член Экспертного совета по развитию конкуренции в сфере государственных и муниципальных закупок и закупок госкорпораций комитета по защите конкуренции Госдумы РФ Дмитрий Тортев. — Но в 2022 году вскрылась основная проблема отрасли в СЗФО: ее неповоротливость и неспособность к быстрому изменению экономической ситуации». Он обращает внимание, что многие малые предприятия (на которые приходится половина рынка) в основном работают на устаревшем оборудовании. Господин Тортев подчеркивает, что объемы выпуска продукции леспрома в СЗФО в 2023 году сильно отстают от прошлогодних показателей.

 

Ленинградские реалии

Влияние санкций серьезно ощутили на себе лесопромышленники Ленинградской области. «Проблемой остаются закрытие Евросоюзом экспортного рынка пиломатериалов, трудности в заказе букингов, а также поиск новых покупателей. Все это нарушило логистику, в результате чего возросли транспортные расходы на поставку пиломатериалов»,— сообщил изданию заместитель председателя комитета по природным ресурсам Ленинградской области Олег Батищев. Как сказано в ответе, с закрытием европейского рынка в регионе снизилось производство топливных гранул, экспорт необработанной древесины из региона полностью прекращен.

По данным региональной статистики, в первом полугодии 2023 года наиболее значимое падение показали лесозаготовительная отрасль (объемы лесозаготовки упали на 32%, реализации — на 54%, совокупный убыток составил 20 млн рублей) и лесопереработка (падение объемов и реализации на 41 и 33% в денежном выражении, убыток отрасли — 194 млн). Впрочем, в совокупности все игроки ленинградского леспрома сократили объемы продаж на 7% (до 49 млрд рублей с января по июнь 2023 года). По информации комитета в 2022-м и в первом полугодии 2023-го более или менее устойчиво себя чувствовали предприятия целлюлозно-бумажной промышленности.

Что касается площадок, покинутых иностранными инвесторами, то, по информации комитета, лесопильное предприятие «Мется Свирь» (структура финского лесопильного концерна Metsa Group) находится в законсервированном состоянии. Зато предприятие «Лузалес Тихвин» (бывшее «ИКЕА Индастри Тихвин», ранее принадлежавшее шведскому холдингу IKEA) с июня возобновило работу мебельной фабрики. По-видимому, это связано с появлением у компании новых инвесторов: петербургское АО «Слотекс» и сыктывкарское ООО «Лузалес». Кроме тихвинской, инвесторы приобрели также площадки IKEA в Новгородской и Кировской областях, которые перезапустили этим летом.

 

Кто покупает «санкционный» лес

По словам Ольги Калюжной, крупнейшие игроки отрасли смогли сохранить производство, но работают на гораздо более низкой рентабельности, чем в пиковый 2021 год, а в 2023-м ослабленный рубль помогает экспортоориентированным компаниям. Госпожа Калюжная замечает, что мировые цены на продукцию ЛПК «сильно упали» с 2021 года.

В ассоциации «Русский лес» оценивают текущее распределение продукции на внутренние и внешние рынки в пропорции 50 на 50. «Российские пиломатериалы преимущественно реализуются в Китай, Египет и страны ближнего зарубежья (ЕАЭС+)»,— говорит госпожа Калюжная.

Как подтвердили в Рослесинфорге, в целом российские лесопромышленники действительно переориентировались на поставки новым партнерам в «дружественных» странах. «Больше всего увеличился экспорт пилопродукции в направлении Китая (на 231 тыс. куб. м) и ОАЭ (на 176 тыс. куб. м). Турция нарастила объемы закупок на 132 тыс. куб. м (в 2,8 раза) и поднялась с тридцатого на двенадцатое место в списке экспортных партнеров России с объемом 204,4 тыс. куб. м, ежемесячно увеличивая поставки»,— сообщили в организации. Растут экспортные поставки в Гонконг, Иран, Грузию и Южную Корею, Ливан, перспективным рынком называют Сирию.

Среди лидеров по отправке пилопродукции за рубеж, отмечают в Рослесинфорге, компании из СЗФО оказались в большинстве. Среди них ГК «Сегежа», ГК «УЛК», ГК «Титан», ГК «Лузалес», ГК «Вологодские лесопромышленники» и ЛХК «Череповецлес».

«Крупные игроки Северо-Запада с конца прошлого года пытаются нащупать новые рынки сбыта: в Турции, Иране, странах Африки. Везти продукцию на Восток из СЗФО для них нерентабельно, а если повышать цены, то продукция теряет свое главное (и единственное) конкурентное преимущество — дешевизну»,— комментирует Дмитрий Тортев. Пока что единственный круглогодичный маршрут для северо-западного леса — транспортный коридор Север — Юг, который пока не готов к масштабным перевозкам. «Не готовы терминалы Каспийского региона к приему большого объема грузов, нет необходимого количества флота. В Иране нет единой железнодорожной сети для того, чтобы безостановочно гнать продукцию дальше»,— поясняет господин Тортев.

Эксперт уверен, что для переориентации на отечественный рынок и выпуска рентабельной продукции для отдаленных стран предприятиям потребуется технологическое перевооружение и инвестиции, что, вероятнее всего, не смогут обеспечить мелкие и средние игроки. «Я не вижу предпосылок для скорого восстановления ЛПК СЗФО, как минимум — до конца 2024 года. Или, по крайней мере, пока не будут расширены возможности коридора Север — Юг»,— заключает господин Тортев.