Обзор СМИ от 7 апреля 2023 года

Обзор СМИ от 7 апреля 2023 года
07.04.2023

ВОПРОСЫ ЛЕСНОГО КОМПЛЕКСА

 

Юлия Долганова, «Леспроминформ»

 

Спустя год после начала специальной военной операции российская экономика так или иначе приспособилась к новым условиям. Зарубежные эксперты даже говорят, что выбранная стратегия воздействия на Россию скорее наносит ущерб инициаторам санкций, а не обеспечивает достижение желаемого результата.

 

Тем не менее положение лесопромышленной отрасли в силу ее зависимости и от экспорта, и от импорта остается сложным. О ближайших перспективах развития ЛПК и способах его поддержки мы поговорили с Владимиром Петровым, председателем НП Союза лесопромышленников Ленинградской области, доктором экономических наук, профессором, заведующим кафедрой лесной политики, экономики и управления Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета.

 

– Владимир Николаевич, спустя год после начала СВО можно подводить некие итоги. Как санкции сказались на лесном комплексе?

– Экономически каждая отрасль ощущает санкции по-разному, но эффект существенный. Наименьшие влияние они оказали на лесное хозяйство, представленное государственными органами управления лесами и лесничествами. В этой отрасли главным производственным фактором выступает природа, и никакие санкции росту и естественному, биологическому, развитию лесонасаждений не помешают.

Лесная промышленность, представленная лесозаготовительными, деревообрабатывающими, мебельными, ЦБП и прочими производствами, на которых большую роль играют такие производственные факторы, как труд и капитал, сильнее ощутила перемены. Основными ударами стали разрушение сформировавшихся зарубежных рынков лесных товаров и услуг, прекращение поставок оборудования, комплектующих, запасных частей. В результате первого пакета санкций отечественные производители товаров из древесины резко переориентировали поставки на внутренний рынок, который оказался не готов к потреблению больших объемов. Возникли психологические барьеры, препятствующие установлению справедливых цен смежными производителями, например лесозаготовителями и предприятиями ЦБК в отношении балансов. В целом по стране снизился спрос на древесину, соответственно, снижаются объемы лесозаготовок.

Вторая ударная волна привела к прекращению или резкому сокращению поставок импортного оборудования, комплектующих, запасных частей. Особенно сложная ситуация у предпринимателей, реализующих многомиллиардные приоритетные инвестиционные проекты. Финансовые средства, освоенные частично до введения санкций, в настоящее время оказались замороженными, так как большинство будущих производств были ориентированы на импортную технику и технологии. В этой ситуации роль Минпромторга РФ и других ведомств как федерального, так и регионального уровня должна стать определяющей в судьбе незавершенного строительства объектов лесной и лесоперерабатывающей инфраструктуры, предприятий лесного комплекса. Сейчас необходима быстрая, стратегически выверенная, адекватная реакция органов власти на внешние вызовы и экономическое положение всех предприятий. Промедление приведет к уходу с рынка многих лесозаготовителей, часть их мы уже потеряли. Пока такой реакции государства на происходящее в лесном комплексе я не наблюдаю. Решение о платежах только за фактически заготовленную древесину принимается уже не один месяц, в некоторых регионах введена отсрочка оплаты в региональные бюджеты, что в сложившихся экономических условиях приведет лишь к накоплению задолженности арендаторов лесных участков.

 

– Существенное сокращение экспорта древесины или импорта комплектующих, расходников и запчастей вызвало наиболее негативный эффект?

– Почти все предприятия зависят от импортного оборудования. Но на фоне общего падения производства в лесном комплексе негативные результаты пока не носят массовый характер, где-то начинает работать импортозамещение.

В новой экономической ситуации меньше всего пострадали средние и мелкие лесопильные производства, использующие отечественное оборудование и ориентированные на локальные внутренние рынки пиломатериалов.

Между молотом и наковальней оказались отечественные арендаторы лесных участков, которые из-за закрытия внешних рынков и значительного падения спроса на древесину на внутреннем рынке испытывают серьезные экономические трудности. Поэтому для лесного комплекса сильнее стал негативный эффект от существенного сокращения экспорта изделий из древесины, а не импорта комплектующих, расходных материалов, запчастей. Исключение, как я уже сказал, реализуемые инвестиционные проекты.

 

– Если из-за санкций спрос на древесину сегодня снизился, то чего ожидать в перспективе?

– У отечественного лесного комплекса только одна перспектива – выстраивать экономические отношения предприятий, ориентированных на внутренний рынок лесных товаров и услуг. При государственной собственности на леса нельзя всю ответственность перекладывать на лесной бизнес, необходимо строить новую модель экономических отношений государства и лесного бизнеса, с соблюдением баланса интересов обеих сторон. Создание новой модели в новой геополитической ситуации есть результат логически увязанных звеньев одной цепи: поиск новой идеи – идеология – лесная политика – стратегия развития лесного комплекса – лесное законодательство – государственное управление лесами. Самое сложное в этой цепочке – поиск национальной идеи.

 

– Что происходит со спросом на продукцию ЛПК на внутреннем рынке? Насколько действенными для стабилизации ситуации могут быть инициативы правительства, к примеру строительство соцобъектов и многоквартирных жилых домов из дерева?

– Спрос на продукцию ЛПК внутри страны значительно ниже предложения. Внутренний рынок не сможет потребить огромные объемы лесных ресурсов и продукцию лесной промышленности, весьма разнообразной, разной степени переработки, потребительской стоимости и для разных сфер применения. В условиях вынужденной перестройки экономической организации предприятий лесного комплекса на первый план будут выходить наиболее востребованные внутренним рынком производства и соответствующие виды продукции. Власть поддерживает инициативу предприятий деревянного домостроения, но главный субъект рыночных отношений и конечный потребитель продукции – население, его покупательская способность.

 

– Какая ситуация с кадрами в лесной отрасли? Может ли мобилизация серьезно повлиять на нее?

– Общая численность персонала, занятого в лесном комплексе, около 614 тыс. человек, это доли процента всего трудоспособного населения нашей страны. Но значительного притока специалистов в лесной комплекс не наблюдается.

Складывается парадоксальная ситуация: много лесных вузов и лесных колледжей, а молодых специалистов мало. В настоящее время из 219 вузов, подведомственных Минобрнауки России, 25 вузов (11,4%) осуществляют подготовку кадров (бакалавриат, магистратура) по направлению «Лесное дело». Из 57 вузов, подведомственных Минсельхозу России, – 28 вузов (49,1%).

Количество вузов обоих министерств, занимающихся подготовкой кадров для лесного хозяйства по этому направлению, за последние 20–25 лет значительно увеличилось. Если в конце 1990-х годов крупные образовательные и научные центры лесного хозяйства (лесные вузы) были сосредоточены в восьми городах – Архангельске, Брянске, Воронеже, Екатеринбурге, Красноярске, Москве, Санкт-Петербурге, Йошкар-Оле, то сейчас образовательное направление «Лесное дело» реализуют 53 государственных вуза, а также частные.

Немногочисленные специалисты, занятые в лесном комплексе, на вес золота, мобилизация кого-либо из них незамедлительно скажется на работе предприятий.

Нужно менять подходы в системе высшего образования, рассмотреть вопрос о распределении по предприятиям лесного комплекса выпускников, которые обучались за счет бюджетных средств. При несогласии выпускника работать по специальности согласно распределению он должен возвратить потраченные бюджетные средства за все время обучения.

 

БУМАЖНЫЙ БИЗНЕС: ПЕРСПЕКТИВЫ ОТРАСЛИ И ПОЛОЖЕНИЕ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Обзор СМИ от 7 апреля 2023 года-TagilCity-Бумажный бизнес_перспективы отрасли и положение в Свердловской области.jpg 

Юлия Степанова, сетевое издание «TagilCity»

 

Российские предприятия в год производят около 10 миллионов тонн бумаги и картона. В этой отрасли почти нет импортных товаров. Но люди стали все чаще обращаться к онлайн-версиям изданий. Что происходит с фабриками, производящими бумагу для газет и книг? Какая бумага будет востребована всегда?

 

Рынок бумаги в России и санкции

254 миллиарда рублей — именно в эту сумму оценивают рынок бумаги и картона в стране. Бумажным бизнесом в России заняты порядка 200 предприятий.

Значительная часть производства в стране приходится на газетную бумагу. Еще треть — гофрированная бумага и картон, используемые при производстве упаковки. Для этих же целей производят крафт-бумагу. Одинаково распределились доли по производству офисной и санитарно-гигиенической бумаги. Оставшуюся нишу занимает бумага «прочая» — типографская, мелованная для печати и та, на которой рисуют или пишут, к примеру, бумага для тетрадей.

Ввод санкций отразился и на бумажной промышленности. Ряд предприятий остановили свое производство, другие переформатировали оборудование и стали использовать иные технологии, адаптированные под отечественные возможности.

Нам перестали продавать технологическое оборудование, все химикаты для целлюлозно-бумажной промышленности, у нас запретили покупать древесную массу, — отметил президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин.

 

Свердловская область и бумага

В Свердловской области зарегистрированы более 100 предприятий, занимающихся изготовлением бумаги, однако не все можно назвать крупными.

Одним из весомых представителей отрасли в Свердловской области является Туринский целлюлозно-бумажный завод. Он работает с 1939 года, однако бумагу там стали делать только в 1967 году, до этого производили пороховую целлюлозу. В 2000 году завод пытался наладить выпуск дуплексных обоев, но он были сняты с производства. Также в течение 60 лет завод выпускал писчебумажные изделия, сейчас после небольшого ремонта выпуск возобновился. В течение четырех лет завод производил исключительно упаковочную бумагу, однако с введением санкций предприятию пришлось поменять вектор.

В 2022 году предприятие возобновило производство белой офисной бумаги, которую сейчас поставляют в свердловские школы. Запуск нового производства на Туринском целлюлозно-бумажном заводе потребовал около 15 миллионов рублей.

Сейчас предприятие может выпускать до миллиона пачек бумаги формата А4, что, по заверению руководства, закрывает потребность Свердловской области. Помимо этого, завод делает бумагу для гофрирования, бумагу-основу для производства, бумагу для упаковки и другие виды продукции.

Для отбеливания целлюлозы ТЦБК использует отечественный гипохлорид из Тамбова. Несмотря на то, что перекись водорода более безопасная, 34 российских предприятия остановили использование вещества из-за его невысоких промышленных объемов в нашей стране.

 

Экспорт в нынешних условиях организовать могут только крупные предприятия

Мощности малых предприятий отказались из-за экспорта по ряду причин. Так, за одни только сутки компания может потратить на отправку за рубеж около 400 тысяч долларов. К примеру, в республике Карелия исключительно на экспорт работает «Кондопожский ЦБК», поставляя бумагу в 50 стран мира. Решение логистических проблем вследствие санкций было проблемой выживания бизнеса.

Тонна бумаги на рынке стоит 600 долларов, в одном контейнере, отправляемом из Карелии — 26 тонн, в течение дня за рубеж отправляется порядка 50 контейнеров. Так, за сутки предприятие может затратить до 390 тысяч долларов только на логистику. Прибыль предприятия с тремя тысячами сотрудников в 2021 году составила 1,5 миллиарда рублей.

Переориентировать одномоментно на азиатско-тихоокеанский регион, на юг мировой экономики — это не такое простое дело, плюс к этому еще всевозможные санкции по ограничению контейнерных перевозок, по ограничению заходов судов. Стоимость контейнера подорожала, стоимость фрахта подорожала, — уверен Сергей Катырин.

 

Вечный бизнес — туалетная бумага

В 2022 году в России выпустили порядка 7 миллиардов рулонов туалетной бумаги, что признали историческим рекордом. Первый рулон санитарно-гигиенической бумаги был выпущен в 1969 году: тогда производитель не понимал, будет ли незнакомый товар пользоваться спросом среди советских граждан. Первые образцы туалетной бумаги были объемнее и весили в три раза тяжелее современных рулонов. Бумагу делали в один слой и производили исключительно из ели. Современные производители добавляют в состав лиственное волокно: чем его больше, тем изделие воздушнее и дороже.

Одним из старейших предприятий (ему 95 лет) является Сясьский целлюлозно-бумажный комбинат в Ленинградской области. Он производит более 50 тонн санитарно-гигиенических изделий в год, 70% из которых — туалетная бумага. В 2022 году прибыль предприятия составила 450 миллионов рублей.

В Свердловской области производством туалетной бумаги занимается бумажная фабрика в Краснотурьинске. Предприятие работает с 2001 года и, по заверению производителя, является одним из лидирующих предприятий по производству туалетной бумаги из макулатуры в Уральском Федеральном округе. Кроме того, фабрика выпускает салфетки и бумажные полотенца. Реализация продукции производится традиционными способами, а также через маркет-плейсы.

В настоящее время главные трудности бумажных комбинатов — поставка химикатов, комплектующих и логистика. В Торгово-промышленной палате видят несколько путей решения этих проблем.

Первое — это наш внутренний рынок, российские предприятия и компании, которые способны производить комплектующие и изделия. Второе — это, конечно, ориентация на азиатско-тихоокеанский регион, прежде всего, на машиностроителей Китая. Мы стараемся помогать коллегам через нашу внешнюю сеть в поиске партнеров, — отметил Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России.

Бумажное производство — крупнейшая отрасль России. Внешние проблемы привели к изменению ее внутренней структуры. С развитием технологий спрос на газетную и полиграфическую бумагу снижается. В быту люди вместо тканевых салфеток активно переходят к бумажным одноразовым полотенцам. Вместо полиэтиленовых пакетов теперь все чаще выбирают крафтовые. Ведущими и, вероятно, вечными игроками бумажного рынка являются производители упаковки и санитарно-гигиенических принадлежностей. Отказ от целлофана — это экологичный бизнес-вектор.