Обзор СМИ от 9 ноября 2023 года

Обзор СМИ от 9 ноября 2023 года
09.11.2023

СУДЯ ПО ОБЛОЖКЕ

 

Пётр Долгов, «Канцелярское дело»

 

Евгений Дьяков, заместитель коммерческого директора ПЗБМ, рассказал «Канцелярскому делу» о многообразии технологий, применяемых при создании бумбела, а также о пути от идеи до производства, который проходит продукция компании.

 

– Евгений, сегодня ПЗБМ может похвастаться просто невероятным арсеналом полиграфических эффектов, применяемых в производстве тетрадей. А с чего вообще начинал отечественный бумбел в плане технологий? Какой путь он прошел?

– Развитие полиграфических технологий можно разделить на два этапа: 2000–2010 гг. и с 2010 г. по сегодняшний день.

Специалисты нашей отрасли прекрасно помнят, что единственной полиграфической технологией в начале нулевых было сплошное УФ-лакирование. В дальнейшем оно переросло в технологию выборочного УФ-лакирования, после чего появилось выборочное глиттерное УФ-лакирование. Затем стали применять всевозможные пленки для ламинации, в том числе глянцевые, матовые, металлизированные, были даже эксклюзивные пленки с голографическим эффектом. В те годы, например, появились первые металлизированные обложки. Печать по ним была достаточно сложной, потому что требовала либо праймирования, либо использования специальных красок, чтобы изображение держалось на пленке. Машин, печатающих УФ-красками, было мало, поэтому приходилось использовать обычные печатные машины с применением фолиевых красок (это краски, которые сохнут на воздухе). В то время даже зарождалось изображение стерео-варио – все пытались делать 3D-обложки на пластике с помощью линз: либо стереоизображение, либо вариоизображение. Это направление, правда, прожило недолго. Мы тоже тогда баловались подобным, но технология как-то не пошла, все-таки она была довольно дорогостоящей.

 

– Помните первую серию тетрадей, сделанную на производстве с применением этих новых технологий?

– Да, это серия тетрадей «Лиза Джейн». Думаю, многие опытные канцелярщики прекрасно ее помнят – это был хит в свое время. Она достаточно долго продавалась, пережила много итераций, обновлений дизайна. На ней применялось и сплошное УФ-лакирование, и выборочное УФ-лакирование, и глиттерное. Когда мы начали использовать матовую пленку для ламинации, то попробовали на этой серии даже матовое сплошное УФ-лакирование.

 

– Какие еще технологии пришли на первом этапе развития полиграфических возможностей?

– В 2004-2005 гг. появилось конгревное тиснение. Первая серия с конгревом – лицензионные собаки от известного художника-фотографа Кейт Кимберлин – получилась замечательной. Это была лицензия компании «Арт и Дизайн», и в оформлении обложки тетрадей этой серии мы применили выборочное УФ-лакирование и конгревное тиснение.

Мы были первыми, кто применил конгревное тиснение на обложках тетрадей, и до сих пор имеем в нашей коллекции большое количество серий с данной технологией, она позволяет придать изображению объем, так сказать, сделать его 3D. Со временем мы стали комбинировать эту технологию с другими видами отделки: TWIN УФ-лакированием, холодным тиснением фольгой и т. д.

 

– Чем характеризуется второй этап развития полиграфических технологий?

– Более интенсивным применением всевозможных пленок и красок – неоновых, пантонных. Приходилось экспериментировать для расширения цветового охвата изображения, потому что обычная триадная печать не позволяет передать все оттенки окружающего нас мира. К примеру, очень тяжело было передать кислотные цвета, поэтому мы внедряли в производство обложек HI-FI-печать, а точнее гексохром, где пробовали работать не четырьмя красками, а шестью. К счастью или к сожалению, данная технология не имела успеха, так как требовала достаточно больших затрат, а эффект получался незначительным и заметен был только профессионалам.

В это же время возникло очень много новых технологий, печатных машин, видов материалов. Это послужило толчком к появлению так называемого холодного тиснения фольгой, где, на самом деле, как такового процесса тиснения нет, а есть перенос клея и металлизированных частиц напыления с пленки на несущую поверхность. Он происходит одним прогоном в печатной машине с помощью пленки, на которой напылен тот или иной металлизированный оттенок (серебро либо золото).

 

– Есть ли у этой технологии преимущества перед металлизацией?

– С помощью этой технологии мы можем выборочно подсветить – причем подсветить с разной интенсивностью – конкретные отдельные элементы без применения белил. То есть мы подкладываем под изображение металлизированную поверхность и уже поверх наносим краску. Так мы можем получить любые оттенки, сделать металлизированным любой цвет, который нам необходим.

 

– Видов отделок много, а как они сочетаются между собой?

– Любая технология требует детальной подготовки и может совмещаться с другими полиграфическими отделками: TWIN УФ-лакирование, холодное тиснение, конгревное тиснение, ламинирование всевозможными пленками, вдобавок ко всему еще и выборочное лакирование различными лаками, рельефными лаками и просто УФ-лаками, также с глиттерным тиснением и т. д.

 

– Расскажите о рекордсмене компании по количеству примененных технологий.

– На сегодняшний момент самый большой «слоеный пирог» полиграфической отделки у нас применяется в серии «Магия цвета». Он состоит из пяти слоев: холодное тиснение фольгой, основная печать, матовая пленка, поверх матовой пленки наносится выборочное глиттерное лакирование и конгревное тиснение в качестве финишной отделки.

 

– Кто стоит за дизайнами ПЗБМ? Кто является, так сказать, шеф-поваром?

– Любой продукт начинается с идеи: идеи дизайна, идеи картинки, идеи произведения. Здесь работает целая команда, которая состоит из менеджеров по продажам, отдела подготовки, дизайнеров, верстальщиков, художников. Идея может родиться у любого – от менеджера до коммерческого директора! Сырую идею мы обрабатываем. Часто бывает так, что кому-то с утра приходит мысль сделать определенный дизайн, создается какой-то текстовый или графический набросок, а дальше уже все принимают посильное участие в раскручивании этой идеи. Кто-то что-то добавляет, идет обсуждение, художники-дизайнеры готовят макеты, дорабатывают их с учетом замечаний. Потом мы смотрим на результат: либо эта идея проходит дальше, либо нет. Могу сказать одно: у нас всегда все дизайны выбираются путем голосования. В дальнейшую работу поступают только те макеты, которые получили поддержку более чем половины коллектива.

После макет попадает на проработку полиграфической отделки. То есть мы совместно с технологами выбираем ту или иную отделку, общаемся с менеджерами по продажам: нравится им идея или не нравится, описываем, как это примерно будет выглядеть. Тут большую роль играет наш опыт, потому что мы с технологиями работаем более 20 лет и проработали все, что можно. Это нам позволяет представить, как будет выглядеть конечный продукт с применением той или иной технологии или даже совокупности технологий. После этого дизайнеры, верстальщики приступают к подготовке файлов. Опять же, благодаря их опыту макеты оперативно подготавливаются, высылаются на одобрение технологам, технологи их просматривают и дают определенные советы. Параллельно мы показываем предварительный результат и менеджерам по продажам. Когда все свершилось, дизайны попадают в тираж, однако это не последняя стадия контроля. Очень часто бывает, что получается не совсем так, как мы представляли, поэтому на печати новинок у нас всегда присутствует представитель компании, который оценивает уже непосредственный результат. Если, по его мнению, идея воплощена полноценно, то тираж печатается дальше. Если что-то идет не так, то мы или оперативно что-то меняем, или снимаем тираж и дорабатываем его. Бывает, что к одному дизайну мы готовим параллельно несколько видов отделки, то есть пробуем, что будет лучше на печати, тестируем разные варианты. Таким образом мы стараемся минимизировать процент неудач в дизайнах и технологиях.

 

– Бывает ли так, что отделка портит внешний вид обложки?

– Да, несмотря на русскую поговорку «кашу маслом не испортишь», дизайн испортить технологией можно. Поэтому мы очень долго, очень скрупулезно подходим к выбору и проработке технологии к каждому конкретному дизайну. У нас не разрабатываются дизайны под технологии – как раз наоборот. У нас технология подбирается под тот или иной дизайн, и здесь, наверное, не существует единственно верного рецепта. Нельзя сказать, что важнее: дизайн или технология. Важен конечный результат. Правильное сочетание дизайна и технологии позволяет добиться того самого вау-эффекта, который необходим и потребителям, и продавцам. Потому что продукт, который поражает и восхищает, всегда будет лучше продаваться и оборачиваться.

 

– Изображения для обложек создаются дизайнерами компаний?

– Компания «ПЗБМ» работает с лицензионными дизайнами и непосредственно с разработчиками, то есть с художниками и дизайнерами, а также использует всевозможные фотобанки для собственной разработки. На один дизайн может приходиться от двух до пяти-шести покупок в фотобанке. Также художники придумывают и собственноручно рисуют своих персонажей – отнесем это к лицензионной продукции, потому что мы покупаем права на использование персонажа либо дизайна на определенный срок. Плюс мы работаем с компаниями, которые предоставляют нам лицензии международных авторов. В нашей коллекции достаточно много серий, созданных по лицензии.

 

– Сегодня интернет наводнен красочными и фантазийными изображениями, созданными с помощью нейросетей. Есть ли у вас планы на эту технологию?

– Нейросети – это будущее, которое уже здесь, практически в каждом доме. Пока мы анализируем это явление, наблюдаем, но я думаю, что в скором времени на обложках бумбела появятся изображения, разработанные с участием нейросетей. Осталось разобраться в нюансах, в правовых аспектах применения тех или иных дизайнов. Как только мы и наши коллеги во всем этом разберутся, появятся новые продукты.

 

– Не может ли получиться так, что нейросети в итоге заменят человека?

– Я не думаю, что это возможно, поскольку так или иначе дизайнеры вовлечены в процесс «общения» с нейросетями. У нас в компании сами художники, дизайнеры пробуют взаимодействовать с нейросетями. Важно понимать, что дизайнер многое видит иначе, чем обыватель, соответственно, и его запросы к нейросети будут совершенно другими. Самое главное здесь – правильно поставить задачу, точно сформулировать запрос. Естественно, работа дизайнера на этом не заканчивается: получив какое-то изображение от нейросети, он все равно будет его дорабатывать, исходя из своих идей, умений, представлений. Я полагаю, что люди просто научатся работать вместе с нейросетями, с их помощью – это эффективный тандем.

 

– Давайте попробуем составить топ технологий по мнению экспертов компании «ПЗБМ».

– Как я уже говорил, наш подход к дизайнам и технологиям таков: каждый дизайн требует своих технологий. Например, есть дизайны, которые будут замечательно выглядеть с применением простого TWIN УФ-лакирования, без всякой ламинации, конгревного тиснения, специальных лаков и пр., а есть дизайны, которые прямо просят применения пленок, лаков и других технологий. Поэтому не вполне корректно расставлять здесь места.

Если ориентироваться на продажи, то, наверное, большую часть заберет обычное TWIN УФ-лакирование, потому что оно чаще всего применяется в массовом продукте по средней цене. Применение сложных технологий и отделок, безусловно, ведет к удорожанию товара, так как все используемые там материалы импортные, а санкции пока действуют. Мы все равно их закупаем, поскольку хотим, чтобы наш продукт вызывал вау-эффект на полках, но стараемся сделать товары более-менее доступными, поэтому у нас достаточно большие тиражи. Мы постоянно экспериментируем, не боимся этого делать. Надо двигаться вперед, пробовать, пробовать и еще раз пробовать.

 

ЛЕСА ОСОБОЙ ПРОЗРАЧНОСТИ

 Обзор СМИ от 9 ноября 2023 года-КоммерсантЪ-Леса особой прозрачности.jpg

Ольга Матвеева, «КоммерсантЪ»

 

Российские лесопромышленные компании применяют инструменты устойчивого развития в цепочках поставок прежде всего для соответствия международным требованиям к индустрии. Делать это компаниям в России мешают высокие затраты и отсутствие четких критериев оценки результатов применения таких требований, считают аналитики Kept. Стимулом для участников рынка может стать появление отраслевых стандартов и требований к ответственным закупкам компаний.

 

Выдержать стандарт

В России, несмотря на внешние экономические санкции, зеленая повестка сохраняет свою актуальность для крупного бизнеса. Особенно это актуально для лесопромышленного комплекса (ЛПК), находящегося под пристальным вниманием заинтересованных сторон в части выполнения экологических требований. Самый распространенный инструмент устойчивого развития, который использует отрасль,— сертификация ответственного лесопользования. Ведущими международными организациями в этой сфере стали FSC и PEFC. Выданный ими сертификат подтверждает следование компании базовым требованиям устойчивого развития в сфере лесоуправления и цепочек поставок древесины и продукции. Такие сертификаты получили все крупнейшие игроки российского ЛПК, благодаря чему за последние десять лет Россия вышла на первое место по объему сертифицированных лесных массивов. Но в 2022 году FSC и PEFC приостановили свое сотрудничество с российским бизнесом, и сейчас в России действует только внутренняя система сертификации «Лесной эталон». Несмотря на это, российские лесопромышленные компании по-прежнему придерживаются международных стандартов.

 

Принципиальный подход

Растущие международные требования к устойчивым поставкам коснутся и российских компаний. России уже в ближайшей перспективе необходимо создать регуляторную базу и адаптировать соответствующие международные нормы под национальные реалии, считают эксперты Лаборатории устойчивых решений Kept. Они замечают, что отечественные игроки заметно отстают от западных конкурентов в использовании таких практик, хотя большинство российских крупных предприятий утвердили требования к поставщикам о соответствии ESG-стандартам, а также проводят их ESG-оценку.

Принципы устойчивого развития в цепочках поставок в лесной сфере сегодня, по результатам ESG-рэнкинга агентства RAEX, наиболее глубоко применяет производитель фанеры «Свеза». Компания использует все четыре этапа управления цепочками поставок в рамках международных ESG-принципов: партнерство, корректировка и улучшение, мониторинг и оценка, а также коммуникация.

Марина Корельская, менеджер по сертификации цепочек поставок направления «Лесообеспечение» ООО «Свеза-Лес», рассказывает, что семь комбинатов группы получают сырье — фанерный кряж — из 23 регионов России, используя древесину лишь из проверенных источников. Неприемлемыми вариантами для использования являются: незаконно заготовленная древесина без ЛесЕГАИС, древесина, заготовленная с нарушением прав человека, полученная из лесов высокой природоохранной ценности, лесов, переводимых в плантации, а также генетически модифицированных насаждений. «В цепочках поставок группы "Свеза" именно поставки древесного сырья связаны с высокими экологическими и социальными рисками. Снижение рисков возможно лишь при прозрачности и прослеживаемости поставок за счет выстраивания партнерских отношений с поставщиками»,— отмечают в компании.

Для проверки поставщика компания проводит комплекс мероприятий: от камеральной проверки до заключения договора, от полевой проверки до начала поставок, заканчивая интервью с работниками контрагента и другими заинтересованными сторонами. Это могут быть, например, представители лесничеств или коренных народов. Более 60% партнеров компании базируются в регионах присутствия соответствующих фанерных комбинатов. «Благодаря постоянному мониторингу и контролю компании удается отследить не только легальность происхождения сырья до уровня "Лес", но и исключить риски смешивания в цепочках поставок, а также управлять рисками в части нарушения социальных и экологических требований лесопользования»,— отмечает госпожа Корельская. Также, по ее словам, сохранять прозрачность взаимодействия с партнерами помогает ужесточение требований российского лесного законодательства и использование системы ЛесЕГАИС. Менеджер подчеркивает, что наивысшим уровнем развития ответственной цепочки поставок для «Свезы» является достижение с поставщиками партнерских отношений. «Благодаря такому подходу мы совместно ищем пути решения для улучшения процесса, в том числе через постоянный мониторинг, выявление рисков и управление ими»,— говорит она. В компании замечают, что внедрение ESG-принципов требует значительных ресурсов.

В Segezha Group отмечают, что инклюзивность и устойчивость цепочки поставок также являются одним из целевых ориентиров утвержденной в 2021-м стратегии в области ESG до 2025 года. Документ предусматривает: разработку и принятие Кодекса поведения поставщиков, вхождение в рейтинги ESG на уровне не ниже международных конкурентов, запуск автоматической системы диспетчеризации лесозаготовки АСД «СегежаЛес» в 100% арендных участков и системы ЛесЕГАИС, проведение лесоустроительных работ в соответствии с федеральным десятилетним планом. Основное внимание компании направлено на ответственность и прозрачность закупок, нетерпимость к неэтичному поведению поставщиков.

Аналогичной позиции придерживаются в «Илиме». «Мы гарантируем, что используемая древесина не является незаконно заготовленной, при заготовке древесины не нарушаются традиционные (обычные) и гражданские права, лесозаготовки не ведутся на лесных участках, где высокие природоохранные ценности подвергаются угрозе в процессе использования»,— говорят там. Также компания следит, чтобы сырье не происходило из особо охраняемых лесов и не включало виды, находящиеся под угрозой исчезновения и защитой СИТЕС, при заготовке, хранении и транспортировке древесины не нарушались трудовые права и был обеспечен низкий риск смешивания с материалами другого происхождения.

На Архангельском ЦБК также отмечают, что, несмотря на уход из РФ международных сертифицирующих организаций, компания в полном объеме выполняет обязательства ответственного лесопользования на арендованных участках и контроля за легальностью происхождения древесного сырья для производства. Эти параметры включены в политику предприятия в области устойчивого развития, отмечают там.

 

На фоне деклараций

Впрочем, как указывают в Kept, распространение практик ответственных закупок в российской промышленности в целом замедлилось и часто используется формально. «Проверка поставщиков в большинстве случаев проводится лишь в тестовом режиме и охватывает малую часть контрагентов. Большинство поставщиков не видят целесообразности в прохождении ESG-оценки: они не понимают важности устойчивого развития и не имеют внешних стимулов для внедрения ответственных практик в свою деятельность»,— указывают эксперты. Существующим же вариантам ESG-оценки цепочек поставок не хватает прозрачности и четких критериев, которые бы признавались всеми участниками рынка. По мнению аналитиков Kept, основным стимулом для развития устойчивых поставок должна стать интеграция ESG-оценок в закупочные процедуры, что окажет непосредственное влияние на принятие решения о закупке у конкретного поставщика, а также развитие общеотраслевых стандартов.